Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации




Скачать 147.12 Kb.
НазваниеСталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации
Дата конвертации08.02.2013
Размер147.12 Kb.
ТипДокументы

- СТАЛИНСКО-БЕРИЕВСКАЯ ДЕПОРТАЦИЯ ЧЕЧЕНЦЕВ: ФАКТЫ, ИДЕОЛОГЕМЫ, ИНТЕРПРЕТАЦИИ.


Вахид Акаев
Доктор философский наук


     Тема    сталинско-бериевской    депортации    чеченского    народа    почти    60    лет    не    сходит    со    страниц    научных    издании    и    публицистики.    В    переломные    и    трагические    повороты    для    чеченского    народа,    происходит    периодическая    реанимация    мифов    об    измене    родине,    сотрудничестве    с    фашистами,    массовом    дезертирстве,    восстании    в    тылу    Советской    Армии    и    белом    коне,    якобы    подаренном    чеченцами    Гитлеру.    Эти    идеологемы,    сочиненные    пропагандисткой    машиной    Сталина,    в    условиях    постсоветского    периода    активно    представлены    в    публикациях    писателей    В.    Логинова    и    И.    Пыхалов.
     Опираясь    на    архивные    документы    НКВД    СССР,    выявленные    московским    историком    Н.    Бугаем,    В.    Логинов    в    журнале    "Шпион"    отмечает,    что    в    горах    Чечни    в    40-41    годах    XX    столетия    происходило    массовое    восстание    против    советской    власти.    Эти    документы    используются    без    всякого    критического    осмысления,    хотя    их    достоверность    у    многих    исследователей    вызывает    большое    сомнение.    Они    также    легли    в    основу    публикации    "Кавказские    орлы"    третьего    рейха",    принадлежащей    И.    Пыхало,    опубликованной    в    журнале    "Отечество".
      В    ней    отмечается,    что    "в    годы    войны    чеченцы    и    ингуши    совершили    преступления,    причем    гораздо    более    серьезные,    чем    история    с    пресловутым    белым    конем,    якобы    подаренным    чеченскими    старейшинами    Гитлеру".    Чеченцы    никогда    не    дарили    Гитлеру    белого    коня,    тем    не    менее,    этот    идеологический    миф,    сочиненный    НКВД,    систематически    реанимируется    наследниками    этого    кровавого    ведомства.    Что    касается    белого    коня,    якобы    подаренного    Гитлеру,    то    конкретную    "информацию"    об    этом    можно    почерпнуть    в    книге    Александра    Верта,    посвя¬щенная    войне    СССР    с    фашисткой    Германией.    И    этот    "подарок"    не    был    сделан    чеченцами,    но    устойчивое    суще¬ствование    этой    античеченской    идеологемы    кому-то    очень    выгодно.
     Какие    же    серьезные    преступления    совершили    чеченцы,    повлекшие    за    собой    их    депортацию?    С    точки    зрения    И.    Пыхалова, это -    массовое    дезертирство    чеченцев    в    годы    войны,    бандитизм,    восстания    в    1941-42    годах,    укрывательство    диверсантов,    прекращение    работы    2/3    райкомов    партии и 24    районных    партийных    организаций    ЧИАССР.
     Исходя    из    сведений,    извлеченных из докладной    записки    «O положении    в    районах    Чечено-Ингушской    АССР»    Б.    Кобулова    на    имя    Л.    Берия.    И.    Пыхалов    сообщает,    что    только    менее    1/8    части    призывного    контингента    чеченцев    служило    в    рядах    советской    армии,    а    7/8    от    мобилизации    уклонилось    или    же    дезертировало.    В    исследованиях    В.    Филькина,    X.    Ошаева,    X.    Гакаева,    М.Музаева, в    многочисленных    свидетельствах    очевидцев    предвоенных    и    военных    событий    в    ЧИАССР    отмечается,    что    масштабы    бандитизма,    предательства,    дезертирства    среди    чеченского    народа    были    значительно    преувеличены,    сфальсифицированы.    Непосредственное    участие    в    этой    фальсификация    принимал    Ю.    Албогачиев,    нарком    внутренних    дел ЧИАССР,    назначенный    на    эту    должность    самим    Л.    Берией.    Личная    неприязнь    Л.    Берия    и    руководства    Грузинской    ССР    к    чеченским    руководителям    ЧИАССР,    которая    сложилась    в    ходе    многочисленных    территориальных    конфликтов    и    взаимной    кражи    скота,    имевших    место    между    гру¬зинскими    и    чеченскими    горцами,    явилась    важнейшим    фактором,    повлиявшим    на    депортацию    чеченского    народа.
     Реализуя    свой    коварный    план    депортации    чеченцев,    Л. Берия    использует    бывших    партийно-советских    ра¬ботников,    подвергшихся    репрессиям    со    стороны    энкэвэдэшников. Это - X. Исраилов, М.  Шерипов. То, что X. Исраилов    находился    под    контролем    НКВД    и    выполнял    их    волю,    говорит    факт    проведения    28    января    1942    года    учредительного    съезда    "Объединенной    партии    кавказских    братьев"    в    г.    Орджоникидзе. Руководителем этой антисоветской  организации,    судя    по    данным    НКВД,    становится    X.    Исраилов.
    В. В. Марущенко заявляет, что «в Чечне была образована подпольная    партия    кавказских    братьев (ОКПБ), установившая связь с германским командованием (ОПКБ), была    образована    не в Чечне, а в Северной Осетии. Неясно, с каким германским командованием ОПКБ    установила связь? Кроме того, хотелось бы отметить, что тайна    проведения    профашистского    съезда в столице Северной Осетин, наполненной    спецслужбами    и    военны¬ми,    до    сих    пор    остается    не    раскрытой.
     После    депортации    чеченцев,    X.    Исраилов    изъявляет    желание    сдаться    НКВД    и    представить    документы,    изоб¬личающие    бывшее    чеченское    руководство    а    создании    повстанческих    банд.    Но    заместитель    наркома    госбезопасности    СССР    Б.    Кабулов    дает    указание    своим    подчиненным    захватить    его    живым    или    ликвидировать.    В    конце    ноября    1944    года    X.    Исраилов    направляет    личное    письмо    В.    Дроздову,    начальнику    отдела    по    борьбе    с    бандитизмом    НКВД    СССР,    в    котором    пишет:    "Дорогой    Дроздов,    я    прошу    Вас    сделать    все    возможное    для    того,    чтобы    добиться    из    Москвы    прошения    за    мои    грехи,    ибо    они    не    так    велики,    как    рисуются". Далее    он    просит, чтобы ему через Яндарова прислали «копировальную бумагу 10-20 штук и писчую бумагу 100-200 листов, тетрадей 10-20 штук,    доклад    Сталина    от    7    ноября    1944    года,    военно-политические    журналы    и    брошюры    не    менее    10    штук,    химических    карандашей   10    штук".    В    заключении    выражает    просьбу:    «Дорогой    Дроздов,    я    нуждаюсь    в    лекарстве    против    туберкулезной    бациллы,    пришли    наилучшее    лекарство».    Из    этого    достаточно    откровенного    письма    никак    не    следует,    что    Исраилов    и    НКВД    были    врагами.
     X. Исраилов    после    провокационной    роли,    которую    он    выполнил    по    заданию    всесильного    НКВД,    должен    был    быть    уничтожен.    Дроздов,    завербовав    двух    бандитов – Завгаева Зому и Юсупова Юпу из окружения    X. Исраилова,    направляет    их    на    его    ликвидацию.    В    конце    декабря    1944    года    Берии    и    Сталину    было    сообщено    о ликвидации    X.    Исраилова.
     Документы    НКВД также позволяют придти к выводу, что в ЧИАССР искусственно    создавались    повстанчес¬кие    банды.    К    числу    таких    банд    относилась    и    банда    Хучбарова.    На    это    указывает    следующие    положения    из    архивного    документа: «...через    пять    суток    после    ранения    Исраилова    забрала    группа    Хучбарова,    находившаяся    по    заданию    НКВД    в    этом    районе",    для    связи    с    Хучбаровым    направлен    агент    Асламбек    с    задачей    установления    местонахождения    Исраилова    и    ускорения    выполнения    задания». Изучение этого вопроса, его объективная интерпретация,    полагаю,    является    для    ученых    актуальной    исследовательской    задачей.
     Чеченский    историк М. Музаев, ныне возглавляющий Национальный    архив    Чеченской    Республики, а точнее то, что от него осталось после двух войн в Чечне, аргументировано    выявляет не только лживость высказываний И. Пыхало, но и их клеветнический и    злопыхательский    характер. М. Музаев на основе скрупулезного изучения    источников,    свидетельских показаний, приходит к выводу, что из 32000-40000 фронтовиков    чеченской    и    ингушской    национальности    дезертирами    можно    считать    всего    лишь    150-200    человек.    По    его    мнению,    потери    среди    фронтовиков    чеченской    и    ингушской    национальности    были    огромными – половина    из    них    "сложили    свои    головы    на    фронтах    Великой    Отечественной    войны».
     Действительно    чеченцы    и    ингуши    приняли    самое    активное    участие    в    борьбе    против    фашистских    оккупантов,    они    храбро    воевали    не    только    на    фронтах,    но    и    в    тылу, благодаря    чему    удалось    быстро    изолировать    диверсантов,    предателей    родины,    немецких    разведчиков,    проникших    в    Чечню.    Выполняя    и    перевыполняя    народно-хозяйственные    планы,    чеченцы    все    делали,    чтобы    приблизить    победу    страны    над    вероломным    врагом.    В    годы    военного    лихоле¬тья    сообщалось,    что    "колхозники    Чечено-Ингушетии    18    октября    1943    года    выполнили    годовой    план    государствен¬ных    поставок    продуктов    животноводства,    31    октября    1943    года    на    111   %    выполнил    годовой    план    хлебопоставок..."
     Почему-то    у    логиновых,    пыхаловых    и    других    последователей    слепой    веры    в    статистику НКВД число предате¬лей и дезертиров, противников советской власти среди    чеченцев    значительно    больше,    чем    у    тех    народов,    которые    находились    под    фашисткой оккупацией. Как известно, немецкой оккупации не избежала Ростовская    область,    Краснодарский    край, Ставропольский край, Кабардино-Балкарская АССР, Северо-Осетинская    АССР, но ЧИАССР не была оккупирована. Также известно и то, что после поражения    немцев    на    Кавказе лица, сотрудничавшие с ними, ушли вместе с ними на запад, а среди них    находились и сотни женщин. Однако эти вопросы не находят отражение в публикациях    исследователей, которые специально занимаются изучением проблем депортации    народов.
     Депортация народов – следствие репрессивной природы сталинской тоталитарной    системы;    десятки мил¬лионов людей подвергались    частичным    или    полным    формам    депортации.    Мотивы    этих    депортаций    разнооб¬разны:    принадлежность    к    классовым    врагам, кулачеству, сотрудничество с    фашистами и пр.
     Каток сталинских репрессий в Чечне был приведен в движение еще в 1924-25 годах. В    этом    большая заслуга грозненских чекистов, которые видели в традиционном    чеченском    обществе    серьезное    препятствие    на    пути    движения    в    светлое    коммунистическое    будущее.    С утверждением советской власти в Чечне многие бывшие красные партизаны,    представители духовенства, политические деятели, начиная с 1925    года,    подвергаются    репрессиям, массовому физическому уничтожению. В 20-30-х годах в Чечне произведены    расстрелы самых авторитетных представителей духовенства,    национальной    интеллигенции,    политических    деятелей,    выросших    в    годы    советской    власти.    В    1937    году    из    Чечни    выселяются    в    Среднюю Азию свыше 1 тыс. так называемых кулацких хозяйств.    В том же году было арестовано в пределах14 тысяч человек, большинство из них    расстреляны    в    чекистских    подвалах, а другие – надолго    сосланы    в    Сибирь.
     По    сводкам    НКВД,    к    ноябрю    1938    года    Чечено-Ингушетия    была    окончательно    зачищена от "врагов народа" – националистов,    кулацко-мульских    элементов,    в число которых попало много совершенно безвинных людей. Это видно из того, что в    последующем    значительное    большинство    репрессированных    советской    властью    чеченцев    было    реабилитировано.    Что    следует    из    архивных    карточек,    заведенных    на    лиц,    осужденных    в    1937    году тройкой при    НКВД    ЧИАССР    к    различным    мерам наказания, в том числе и к высшей мере. В числе осужденных имелись    многочисленные последователи "секты Кунта-Хаджи", якобы    проводившие    "антисоветскую    агита¬цию, маскируя религиозной догматикой". Почти все ''сектанты", якобы проводившие    "антисоветскую агита¬цию", в конце 80-х годов в Чечено-Ингушетии соответствующей    государственной комиссией, в составе кото¬рой находились представителипартийных,    правоохранительных органов и    органов    госбезопасности,    реабили¬тируются.    Многие    из    них получили посмертную реабилитацию. Но из списков НКВД, где    они    квалифицируют¬ся    в качестве бандитов и врагов советской власти, реабилитированные не исключены.          
     Малочисленные антисоветски настроенные группы    людей    некоторые    исследователи    ошибочно относят к "партизанскому    движению". В частности Л. Авторханов считает, что    оно продолжалось два десятка лет в горах Чечено-Ингушетии,    хотя    на    самом    деле    такового партизанского движения в горах Чечено-Ингушетии не су¬ществовало. Он также    утверждает, что "чечено-ингушским партизанским движением" руководили немцы".    Последние никак не могли руководить этим "восстанием", ибо оно началось в 1940 году, а в    1943 году чекисты вместе с партийно-советскими активистами окончательно замирили это    возмущение. 
     Много неизвестного и противоречивого в так называемом повстанческом движении    чеченцев. В.И. Филькин, работавший секретарем Чечено-Ингушского обкома КПСС,    принимавший    непосредственное    участие    в    ликвидации    бандгруппировок,    писал,    что    "усилиями    партийной    организации,    коренного    населения,    органов    НКВД    в    1941-1942 г. бандитским группам на территории вышеуказанных районов был нанесен    сокрушительный    удар". Как    видно,    деятельность повстанцев во главе с X. Исраиловым    еще до начала войны была сведена к минимуму.
     На    основе детального анализа архивных документов, связанных с "восстанием"    Хасана Исраилова, Х. А. Гакаев пишет, что "под давлением сложившихся обстоятельств и, не    видя    путей выхода из них". X. Исраилов и М. Шерипов пытаются объединить разрозненно    действовавшие повстанческие группы, "не имевшие четко определенных политических    программ, и направить их действия в определенное военное русло". Замысел объединения    мелких    "повстанческих    групп",    скрывавшихся    в    горах    Чечено-Ингушетии,    не    реализовался, ибо для этого не было "ни политической, ни военной базы". Им удалось 28    октября 1941 года поднять вооружен¬ный мятеж в Галанчожском, Итум-Калинском,    Шароевском И Шатоевском    районах. "Восставшие разогнали органы Советской власти и    ликвидировали колхозы в ряде населенных пунктов. Однако вовлечь 8 восстание население    этих районов и обострить политическую обстановку в республике, как этого хотелось    руководству НКВД, Исраилову и Шерипову не удалось".    Значительная    часть    населения    горных районов Чечено-Ингуше¬тии, мятежников не поддержало: когда мятежники и их руководители, обращались за помощью, то не находили у населения поддержки и они     выдворялись из селений.
     Вопреки утверждению Д. Авторханова никакой массовой поддержки в горах Чечни и    Ингушетии "восста¬ние Исраилова" не имело. Оно было подавлено 3-6 ноября 194) года, а    Хасан    Исраилов убит в 1943 году    на    территории Шатойского района.
     "Интеграция    чеченцев в социализм закончилась выступлением обиженной по разным    причинам части народа, разного рода деклассированных    элементов    против    Центра,    против преобразований, проводимых в то время в СССР под руководством Сталина" – считает    Н. Бугай.  С нашей точки зрения, данное высказывание не является корректным, ибо    непонятно о какой части чеченцев (большой    или    малой?) идет речь. Кроме того,    чеченский этнос так же, как и все северокавказские    народы,    постепенно    втягивался    в    социалистические    преоб¬разования,    а    что    касается    деклассированных    элементов,    выступавших    против    политики    власти,    то    их    среди    чеченцев    было    не    больше,    чем    среди    других    советских    народов.
      Обращаясь к методике работы И. Бугая над архивными документами, можно обнаружить    одну характерную деталь – некритическое их восприятие, что порождает серьезные вопроси    к    анализу и выводам исследователя. Кроме того, подборку документов из "Особой папки    Сталина", которую дал Н. Бугай в приложении популярной "НГ'    является    односторонней,    если не сказать тенденциозной. Почему-то очень важный с точки зрения уста¬новления    истины выдержки из доклада Руденко, зам. начальника Отдела по борьбе с бандитизмом    НКВД СССР, Н. Бугай в подборку не включил. А между тем в докладе Руденко отмечается,    что рост бандитизма в Чечено-Ингушетии "надо отнести за счет таких причин как    недостаточное проведение партийно-массовой и разъясни¬тельной работы среди населения,    особенно в высокогорных районах, где много аулов и селений расположены далеко от    райцентров, отсутствие агентуры, отсутствие работы с легализованными бангдруппами...,    допускаемые    перегибы    в    проведении    чекистко-войсковых    операций,    выражающиеся    в    массовых    арестах    и    убийcтвах    лиц,    ранее    не    состоявших    на    оперативном    учете    и    не    имеющих    компрометирующего    материала.    Так,    с    января    по    июнь    1943 года было убито 213    чел, из них    на    оперативном    учете    состояли    только    22   человека…". Изложен¬ные Руденко факты все-таки проливает какой-то свет на то, почему    в    горах Чечни появлялись небольшие группы людей, недовольных советской властью. В    этом непосредственная вина лежит здесь на самих чекистах.    совершавших    массовые    аресты    и    убийства    безвинных    людей    в    ходе    войсковых    операций.    Умалчивание    преступлений против мирных, законопослушных граждан – характерная черта многих    публикаций Н. Бугая.
     Х. А. Гакаев, утверждает, что восстание Исраилова умышленно организовано НКВД ЧИАССР по заданию Берия с использованием агентуры. Это ведомство в сводках,    отсылаемых в Москву, значительно преувеличивало число бандитов, дезертиров и религиозных    сектантов, якобы готовивших восстание в тылу советских войск.
     В своих многочисленных публикациях, основанных на некритически воспринятых документах, Н.Ф.Бу-гай, подводит к выводу, что депортация чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, калмыков и других репрессированных народов, была вынужденной мерой. И    значительная часть вины в этом лежит на самих этих народах и их "лидерах". Аналогичную    позицию высказывает и В. А. Тишков, утверждая: Местное население
оказывало    разные    формы    сопротивления    режиму    {советской    власти    -    В.А.),    в    том числе, открытые выступления и дезертирство т Красной Армии, в которой многие    чеченцы не хотели служить, особенно когда началась война с Германией в I941 году". Эта –   явно претенциозная опенка ,приуменьшающая значение участия чечен¬цев в войне с фашистской    Германией.
     Также,    как    и    у    Н.    Бугая,    В.    Логинова,    И.    Пыхало,    у    В.    Тишкова    отсутствует    правовая    оценка    насилия    совер¬шенного    сталинским    режимом    над    целыми    народами.    А    между    тем    это    насилие    следует    квалифицировать    как    государственный терроризм, который должен быть осужден   международным сообществом.
     Бездарное    руководство    ЧИАССР,    возглавляемое    в    то    время    Ивановым    и    Молаевым,    проявило    бессилие    в    борьбе    против    незначительной    части    бандитов    и    дезертиров,    орудовавших    в    горах,    как,    например,    в    отличие    от    руководства    Дагестанской    АССР,    успешно    справившегося    с    этой    проблемой    у    себя    в    республике.    Коснувшись    ситуации    на    Северном    Кавказе,    сложившейся    в    1942    году.    Абдурахман    Даниялов,    бывший    секретарь    Дагестан¬ского    обкома    КПСС,    утверждает: "..я с полным основанием пишу – все    было    бы    в    Чечне    нормально,    если    бы    партийное    руководство    республики    относилось    к    своим    народам    с    полным    доверием    и    ответственностью".    И    далее:    "Вместо    этого,    с    приближением    фронта, те, кому было доверено воспитание населения и борьба с анти¬общественными    явлениями и их носителями, стали    панически преувеличивать отрицательные факты,    которые имели место среди местного населения". "Разговоры    о    том,    что    чеченцы-бандиты    готовили    встречу    Гитлера    и    предательство    Советской    власти,    являются    следствием    многократного    преувеличения    отдельных    фактов, утверждает А.    Даниялов. Именно как бездеятельность и сдачу позиций антисоветским    элементам    рассматрива¬ет    политическую    деятельность    руководства    ЧИАССР А. Даниялов.    По    его    мнению,    высылка    чеченцев    и    ингу¬шей    могла    не    состояться,    если    бы    партийное    и    советское    руководство    ЧИАССР смогло бы провести в населен¬ных    пунктах соответствующую патриотическую и воспитательную работу.
     Перегибы,    о    которых    говорил    Руденко    в    1943    году,    в    иных    формах    повторились    и    повторяются    в    нынешней    Чечне    в    ходе   так    называемых    зачисток,    бессудных    расстрелов,    похищений    людей    и    прочих    форм    насилия,    часто    совершаемых    по    отношению    к    мирным    гражданам.
Н.    Бугай    пишет:    "Сравнивая    события    в    Чечено-Ингушетии    кануна    Великой    Отечественной    войны    1941-1945    гг.    и    непосредственного    хода    войны    с    процессами    в    Чеченской    Республике    90-х    годов,    замечаешь,    что    изменилось    в    этих    "грязных    делах",    стали    другими    имена    исполнителей,    а    сама    суть    происходящего одна и та же".    Действительно    депортации    народов    в    ходе    ВОВ    и    события    90-х    годов – "грязные    дела".    Но    нельзя    согласиться    с   тезисом,    что    суть    этих    событий    одна    и    та    же.    В    первом    случаи    великая    страна    защищала    свои    ценности    от    внешнего    агрессора,    а    во втором    случае    Россия,    как    часть    великой    страны,    предав    прежние    идеалы,    строит    капитализм    в    его    самом    диком    виде.    В    этих    условиях    жизнь    людей,    а    тем    более    судьба    многих    представителей    чеченского    этноса,    в    прошлом    обвиняемых   в    предательстве    родины,    а    сегодня – в    терроризме,    в    сравнении    с    масштабом    ограбления    страны,    затеянного    "закулисными    игроками"    -    ничего    не    представляют.
     То,    что    произошло    в    Чечне    в    1991    году    и    сегодня    продолжает    иметь    место    -    следствие    развала    СССР,    расхи¬щения    общенародного    богатства,    передела    собственности,    совершенного    государственного    переворота    в    ЧИАССР    при    поддержке    некоторых    высокопоставленных    государственных    и    политических    деятелей    России,    провозглашения    независимой    Ичкерии,    а    на    самом    деле    создания    в    Чечне    преступно-криминальной    зоны.    Здесь    важно    учитывать    и    неблагоприятную    для    России    геополитическую    ситуацию,    сложившуюся    на    Кавказе    после    развала    СССР.
     Принципиально    важно    учитывать    этот    контекст    при    научном    анализе    и    интерпретации    современных    событий    в    Чечне,    а    тем    более    при    сопоставлении    их    с    событиями    60-летней    давности.    Также    важно    учесть    главные    и    второстепенные    причины,    приведшие    чеченцев    к    сталинско-бериевской    депортации    и    современным    войнам    в    Чечне.    В    этом    случае    можно    освободиться    от    мифов,    сомнительных    идеологем,    поверхностных    интерпретаций    и    установить    подлинный    смысл    трагических    событий,    в    которые    периодически    ввергается    чеченский    этнос.
 

Похожие:

Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconГанс моргентау политические отношения между нациями
Соответствуют ли реальные факты их теоретической интерпретации и вытекают ли те заключения, к которым приходит теория, из ее первоначальных...
Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconПарапсихология и интегративное знание: смысл главных проблем
В книге говорится, что "какими бы ни казались необычными факты, относимые к области парапсихологии, факты должны быть предметом научного...
Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconЧиасср в период выселения чеченцев 1944-1956 гг. Справка о территории быв. Чиасср по состоянию на 01. 12. 43 года

Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconДепортация немецкого населения из европейской части СССР в Западную Сибирь (1941-1945 гг.) Т. Чебыкина
Депортация немецкого населения из европейской части СССР в Западную Сибирь (1941-1945 гг.)
Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconЗадержание и депортация
Европейская Конвенция по защите прав человека и фундаментальных свобод – Прецедентное право 8
Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconПланируемые результаты освоения обучающимися программы внеурочной деятельности Класс Тема года
Интернете, находить факты, относящиеся к образу жизни, обычаям и верованиям своих предков; на основе имеющихся знаний отличать реальные...
Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconПсихология влияния через мотивы
Несомненно, это явилось одной из причин появления идеологемы о социальной норме как единственном регуляторе поведения. Именно на...
Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconО некоторых идеологемах в сми
«коренные – некоренные народы», «традиционные – нетрадиционные религии», «враг внешний и враг внутренний»… Все эти расхожие идеологемы...
Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconУдк 94(470. 66) Ббк 63. 3(2Рос. Инг.) Х18 Выражаю сердечную благодарность директору пту №4 Мархиеву Мусе Мухарбековичу
В брошюре на документальных материалах разоблачается ложь сталинско-бериевской пропаганды о причинах депортации ингушского народа...
Сталинско-бериевская депортация чеченцев: факты, идеологемы, интерпретации iconЮрист представляет факты в пользу жизни после смерти Translation by Artem Miheev
Юрист Виктор Заммит рассказывает о двадцати трех различных областях исследований, из которых наличие посмертной жизни может быть...
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2017
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница