Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды




Скачать 475.7 Kb.
НазваниеМаги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды
страница2/5
Дата конвертации15.02.2013
Размер475.7 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5

Маги и Посланники


Данное замечание касается сравнительного анализа двух очень интересных систем, ведущих к высочайшим вершинам духовного развития: это магия, описанная Карлосом Кастанедой в его захватывающих произведениях, получивших недавно столь широкую известность, и Вера Бахаи — последняя по времени из мировых религий, возникшая в 1844 году в Персии (ныне Иран). Автор ни в коей мере не претендует на всеобъемлющий обзор даже основных положений этих систем, поскольку это вряд ли возможно в рамках работы подобного уровня. Это — лишь попытка указать на наиболее ясные и лежащие на поверхности вопросы духовного развития, которым так или иначе уделяют внимание обе эти системы познания мира.

Причины притягательности религии и магии


И та, и другая системы совершенно заслуженно очаровывают сердца многих и многих искренних людей на белом свете. Насчёт религий этот вопрос — чем же они это заслуживают — всегда был достаточно ясен, в том числе и в отношении Веры Бахаи, которая, как известно, “суть неизменная вера в Бога, вечная в прошлом, вечная в будущем”. Если человечество собирается существовать и далее в этой Вселенной, ему не найти для этого лучшего способа, чем Вера Бахаи. Она буквально содержит в своих Священных Писаниях все ответы на все вопросы (по крайней мере, на ближайшую тысячу лет). Все религии в конце концов всегда занимали своё законное положение — фундамента для обновлённого здания цивилизации, и Вера Бахаи также вполне удовлетворяет поставленной перед ней задаче.

Однако возникает вопрос — как быть с неисчислимым количеством других дорог, в начале каждой из которых стоят указатели “К Богу”, либо “К Духовному Совершенству”? Кастанеда — пример одной из самых весомых систем такого рода. Действительно, стоит раскрыть какую-нибудь из книг Кастанеды и углубиться в чтение, как потом уже невозможно остаться равнодушным к тем великолепным мирам, что раскрывает он перед нашим взором. Потрясает величие достижений, которые доступны человеку — прежде всего, это возможность разглядеть за нашим миром бесчисленное множество миров иных, и причем даже путешествовать по ним, с замиранием сердца рассматривая невиданных существ и ландшафты нашей бесконечной Вселенной. Впрочем, сами по себе такие достижения, может быть, и недостойны того, чтобы придать данному учению такое очарование. Безусловно, такие достижения отнюдь не представляют собой качественного изменения нашего жизненного наполнения — но всего лишь количественное. Обычно под магией люди это и понимают: научиться добывать материальное — будь то вещи, острые ощущения либо власть над этим миром. Однако хорошо известно, что сколько люди это ни практиковали, доводя сию систему до её логического завершения, они всегда кончали вещами достаточно мрачными. Ни к чему эта власть над миром материальным не ведёт, потому что ответ на самый главный вопрос — о смысле всего этого — остаётся опять же вне внимания магов. По этой причине дон Хуан1, наверное, и согласился употреблять термин “магия” по отношению к своим занятиям лишь с серьёзными оговорками.2

Ценность магии дона Хуана состоит, конечно же, в ином. У них есть ответ на вопрос о смысле жизни. Здесь-то и возникает почва для сравнения магии с религией.

Фундаментальный принцип познания мира: Единство Бога


Основой существования магии (далее под термином этим мы будем подразумевать именно знание нагвалей3) является концепция Орла. Если задаться вопросом, что же Это такое, то, несмотря на протесты дона Хуана, мы вынуждены будем признать, что Орёл всё-таки тождественен Богу. Другое дело, что люди обычно понимают под Богом... Однако даже само рассуждение об этом неизбежно приводит к ПРЕДСТАВЛЕНИЯМ, в то время как Бахаулла4 чуть ли не на каждой строчке Своих Писаний повторяет, снова и снова, утверждение о непознаваемости Его — “Бог, непознаваемая Сущность, Божественное существо, безмерно выше любого из свойств человеческих, будь то телесное существование, восхождение и нисхождение, уход и возврат...”5 И возражения дона Хуана касались именно этого: Орёл — непознаваемое, следовательно, не может быть описан словами, то есть не принадлежит тоналю — этому маленькому островку, затерянному в безбрежных волнах океана непознаваемого. Насколько я понял, всё-таки (в пределах моего разумения) когда он говорил о нагвале, Орле и духе, то имел в виду одно и то же. Может быть, конечно, употребление этих слов в том или ином конкретном контексте было связано со специфическими различиями в характере проявления данной Божественной сущности в нашем человеческом мире. Но всё равно, это очень сильно напоминает тот самый мир Хахут, мир Сущности Бога, что описан Бахауллой в Лёх-и-Кулл-ут-Таам, “Скрижали о Всякой Пище”. Когда одному из магов был задан вопрос “Зачем вы надо мной издеваетесь?” (учеником, естественно, находившимся в самом начале пути), ответ был незамедлительным: “Так велел Орёл” (хотя ученику это было в тот момент всё равно, что китайская грамота). Вот эта-то схожесть концепции Источника всего и Повелителя Вселенной и придаёт такую весомость учению магов-нагвалей и для бахаи, знакомых с книгами Кастанеды, ставит множество весьма интересных вопросов. Например:

  1. Может ли всё-таки человек достичь познания Бога без помощи Явителя?

  2. Если оказывается, что некоторые запрещённые Бахауллой методы применялись доном Хуаном для духовного развития тупых учеников (а кто из нас в этом деле может с уверенностью сказать, что он не туп?), то нельзя ли эти методы всё же принять на вооружение (хотя бы в исключительных случаях, когда личная тупость кажется уже непереносимой)? У подавляющего числа людей первый принцип Бахаи “самостоятельный поиск истины” ассоциируется зачастую с существованием некоего “личного пути к Богу для каждого”, когда указаниям Явителя не придаётся статуса обязательных для каждого законов.

  3. Каков смысл существования под Божиим руководством двух столь различных систем?

  4. и т.д.

Специфика магии и религии


Мне думается, что успеха в разрешении этих вопросов можно достичь, вдумываясь в конкретные обстоятельства существования и развития этих учений. Всё-таки нагвали поддерживают тщательную сокрытость своей системы от досужего интереса случайных прохожих, в то время как религия ставит себе очень смелую цель — помочь всем, без исключения, людям, в том числе и случайным прохожим, и самодовольным тупицам (пусть и в различной степени, пусть даже если эта помощь проявится через столетия после прихода и ухода Посланника путем встраивания принесённых Им принципов и ценностей в систему мировоззрения даже тех членов социума, которых, строго говоря, нельзя назвать Его последователями).

Интересно сделать краткое замечание насчет различия Учителей. Учитель-нагваль тоже когда-то был простым идиотом, и лишь после жертвенных многолетних усилий предыдущего нагваля он становится совершенным зеркалом, отражающим атрибуты Бога (т.е. Орла). Его так и называют — нагваль, т.е. бог (пусть и с маленькой буквы; уважение учеников и благодарность их ему такова же по силе, как и у верующих к Явителю, в этом нет никаких сомнений). Развитие учеников без нагваля невозможно, и любые их достижения являются результатом его непреклонного намерения1. Таким образом, оказывается, что нагваль выполняет функции Явителя для своей группы, разница проявляется лишь в конкретных условиях их деятельности: в то время, как Явитель появляется только тогда, когда люди готовы выслушать Его божественное Слово, нагваль втаскивает человека (хоть и избранного для этого духом) в это состояние готовности силой, обманом и уловками (потому что “никто в здравом уме на такое противоестественное дело, как борьба за абсолютную свободу, не пойдет”2). С другой стороны, Явитель учит открыто и всех, как уже было отмечено выше — не боясь оппозиции, преследований и смерти. Нагваль, при всей своей безупречности, всего лишь сохраняет неизменный уровень — он воспитывает следующую группу (партию) и уводит к абсолютной свободе свою, после чего цикл повторяется. При этом четко заявляется, что маги не должны следовать за подъёмами и спадами в развитии человеческого общества, потому что мост от магов к обычным людям построить нельзя, мост этот должен строиться в обратную сторону — от обычных людей к магам. Религия же по сути своей несёт прогресс, являясь следующей ступенькой развития, осваиваемой человечеством.

Есть такое ощущение, что это развитие по сравнению с достижениями магов — просто унылая серость и чистейшей воды религиозный фанатизм. Ни один, даже самый выдающийся, Апостол Бахауллы, не достиг таких высот знания, каких достигли маги. Впрочем, следует решить здесь, что принимается за критерий. Ведь Апостолы Бахауллы отнюдь не были поставлены Им перед задачей путешествовать в иные миры и нести людям оттуда какие-нибудь сведения. Поскольку цель Явителя — дать импульс развитию цивилизации, при этом уча людей отрешению (что одинаково признается наиважнейшей целью как магами, так и верующими), то критерием следует выбрать не материальные навыки, а, скорее, степень этого самого отрешения. Здесь же, справедливости ради, надо признать, что как истинные верующие, так и маги достигают, похоже, почти предела человеческих возможностей. И те, и другие на определённом этапе своего развития осваивают способность получать знания прямо от духа, не замутняя это знание своими эмоциями и предрассудками. Вопрос, следовательно, переходит в плоскость чисто утилитарную:
Какая система позволит достичь этого предела в духовном развитии скорее и с наибольшей гарантией, принимая во внимание опасность возможного поражения в борьбе с собственной глупостью?”

Отдельные аспекты практической деятельности



Следует сразу заметить, что система магии имеет основанием своим присутствие учителя — безупречного нагваля. Религия же, предоставляя подобную возможность в момент своего рождения (т.е. когда Явитель еще находится среди людей), обещает, помимо этого, что и после ухода Его из мира сего совокупность оставленных Им методик и указаний обеспечивает старательным и проницательным развитие ничуть не меньшее. Среди этих методик можно отметить и оба основных метода магии — сновидение1 и сталкинг2.

Сталкинг


Поскольку на первое место выходит овладение путём воина, предписывается прежде всего заняться сталкингом — обучением3 Вере. При этом очень интересно наблюдать то, как данное занятие позволяет найти уникальную гармонию достижения целей, на первый взгляд между собой совершенно не связанных — развитие личное и развитие социума. Это — одна из самых примечательных характеристик любого способа действий, указанного непосредственно Богом: предлагаемые Явителем занятия, на первый взгляд иногда даже бессмысленные, при внедрении их в практику вызывают множество тесно взаимосвязанных друг с другом эффектов, обнаруживающих истинно восхитительную картину совершенно неожиданных результатов. Любой бахаи, искренне пытающийся распространять Веру, где только предоставляется такая возможность, засвидетельствует, что в данном действии присутствуют исчерпывающие методы личного совершенствования: во-первых, это ведёт к отрешению, поскольку учитель учит ради человечества, а не ради себя самого (ну не наплевать ли ему, в самом-то деле — будут люди об этом знать или нет; он-то ведь лично ничего с этого не имеет) — это позволяет забыть о чувстве собственной важности, что является основной целью всей битвы воина; во-вторых, для того, чтобы обучение стало эффективным, неминуемо приходится развивать внимание — как первое, так и второе4. Поначалу, когда человек стал бахаи недавно, развиваться начинает, конечно же, первое внимание. До второго добраться достаточно сложно — это требует долгих упражнений и даётся человеку лишь тогда, когда он накопит достаточно самоконтроля и дисциплины. Однако при искреннем выполнении всех указаний Бахауллы человек прикасается и ко второму вниманию. Например, такая вещь, как молитва (присутствующая во всех религиях, и Вера Бахаи здесь — не исключение) имеет своей главной целью, конечно же, именно это; повторение неких текстов, требующих от человека активного сосредоточения (в общем-то, можно назвать их даже заклинаниями, вовлекающими ); идея о получении руководства при обучении от божественного источника; мистические рассуждения о Сонмах в Вышних, что постоянно помогают нам, если мы поднимаемся учить Делу Бахауллы — всё это однозначно направлено на развитие второго внимания, поскольку, в силу своей необъяснимости, выходит за пределы юрисдикции разума — т.е. тоналя. Если бахаи действительно следует всему, что указано Бахауллой, пусть даже он на данный момент не понимает досконально смысла совершаемых им действий — можно считать, что проблема решена. Зёрнышко второго внимания, до того дремавшее в холодной почве под звёздным небом беспечной души, идёт в рост, поскольку начинают иметь место генерирующие тепло события. Можно даже тогда привести человеку разъяснение Бахауллы о том, что Солнце — это как раз Он и есть; хотя обычно на раннем этапе проникновения в Дело Бога этот факт не является непререкаемо очевидным.

Вопрос об использовании наркотиков для духовного совершенствования


Для сравнения попытаемся обратиться к попыткам последователей магии (ставшим таковыми по прочтении, допустим, книг Кастанеды), достичь её сияющих вершин своими собственными ногами (руками и пусть даже зубами), без поддержки, без подтягивания сверху сильными руками учителя, ведущего его по заранее проложенной трассе. Отрицать возможность этого не стоило бы — хотя сложность этого (и опасность!) очевидна. Почти всякий метод, используемый в магии с целью пробудить второе внимание, связан с исключительно опасными мероприятиями, зачастую даже весьма вредными для здоровья мероприятиями! В отчаянии от медленного продвижения по пути знания подавляющее большинство кастанедовцев склоняются к использованию наркотиков — очевидно, к каким опасным последствиям это может привести в отсутствие учителя, вовремя окунающего ученика в канаву с ледяной водой в случае, когда события принимают нежелательный оборот. Наркотики подобны этакой здоровенной дубине — ты её берёшь, пусть даже очень тщательно прицеливаешься и — “БАММ!” — по затылку себе. Силой отдачи тебя бросает вперёд — ты попадаешь в неизведанное! Правда , твоей заслуги здесь нет, поэтому данное достижение отнюдь не является стойким, к тому же если это проделывать часто, можно вообще начисто лишиться последних остатков мозгов. Как и объяснял дон Хуан — есть надежда, что ты достигнешь понимания раньше, чем непоправимо подорвёшь своё здоровье. Смертельный яд, применяемый для исцеления неизлечимой болезни... Позвольте мне сделать здесь небольшое отступление.

Когда мне было немножко поменьше лет, чем сейчас, и я задавался вопросом о смысле жизни, смутно казалось тогда, что ответ на него — где-то не в этом мире, что надо “прорваться на другую сторону”, и там-то как раз что-то откроется. Эта идея — что смысл жизни скрывается в иных мирах — оказывается, коренится очень глубоко в сознании, причем, я бы даже сказал, сознании целого человечества. Но стоит только немного поразмыслить над тем, чего люди достигают (или, вероятнее всего, просто пытаются достичь), присоединяя к области своих блуждающих исследований еще и иные миры — и становится ясно, что такое расширение области наших знаний — лишь количественное, но почему-то совсем не качественное. Необходимо что-то совсем иное… Мне кажется, что единственным результатом всего этого, имеющим хоть какую-то реальную ценность, результатом, который мог бы послужить ступенькой на пути к отысканию смысла жизни, может стать здесь только РАЗОЧАРОВАНИЕ, иными словами, осознание ПРЕХОДЯЩЕСТИ мира сего… и мира иного, в который ты так или иначе вылез, тоже! Просто из сравнения их. Где смысл жизни среди материальности этого мира? И где этот смысл среди не меньшей преходящести какого-то ИНОГО мира? “Если бы даже поспешил ты через необъятность космоса и пересек ширь небес, то и тогда не нашел бы ты успокоения нигде, кроме как в подчинении Нашей заповеди и в смирении пред Нашим Ликом.”1 “Обрати лицо свое ко Мне и отрекись ото всего, кроме Меня; ибо правление Мое нерушимо и владение Мое нетленно. Если ищешь ты иного, помимо Меня, — да! — если будешь обыскивать вселенную во веки веков — искания твои тщетны будут.”2 Почти каждый человек опасается поверить в то, что единственный выход из этого замкнутого проклятого круга поисков в материальном — в прыжке в абстрактное, в том, чтобы не побояться оторвать ноги свои от земли и ВОСПАРИТЬ — так трудно поверить в Бога, в того Бога, который истинно нематериален, т. е. необъясним, абстрактен и не скрывается просто где-то в еще неоткрытом мире, которого можно достичь, сдвигая свою несчастную крышу (т. е. точку сборки) тем или иным насильственным способом. Ей-Богу, единственное, чего можно так достичь — это истинно потерять опору под ногами, так и не обретя себе опорой воздух, потому что не смог поверить в существование и власть крыльев! Дебри второго внимания способны заблудить в своих глубинах кого угодно — на том поймались люди гораздо более крутые, чем нынешние наркоманы или искатели острых ощущений! Это все — печальное сумасшествие, творящее хаос из хаоса… Где же Бог? Где этот истинный смысл жизни? Куда ни взгляни — весь мир погряз в страстном стремлении обрести смысл своего бытия в съехавшей крыше…

Ну ладно, давайте оставим эту столь задевающую за живое тему. Вероятно, уже всем стало очевидно, что кушать наркотики — значит играть с огнем. Основной метод нагвалей поэтому — отнюдь не растения силы. Сталкинг мы уже упоминали — теперь давайте рассмотрим сновидение.

Сновидение


Одним из величайших и радостнейших моментов в понимании смысла и доказательстве достоверности предлагаемого Верой Бахаи пути было обнаружение ссылки Бахауллы на сновидение, как на путешествие в иной мир (фактически, было упомянуто даже о множественности достигаемых там миров). Это, конечно, самое главное — ведь люди никогда не рассматривают сон как пребывание в реальном мире. Причем заканчивается этот отрывок очень примечательной фразой:1 “Мы воздержимся от дальнейших речей по сему поводу, ибо Мы охвачены скорбью из-за деяний тех, кто был сотворен через Наше слово, да будете вы среди тех, кто внимает Нашему Гласу.” Очевидно, что в эту категорию как нельзя лучше попадают те самые маги древности, что изобрели сновидение и использовали его совсем не для духовного развития и приближения к Богу — а даже наоборот. И если бы Бахаулла объяснил всем людям, как заниматься сновидением, то многие бы запросто сошли с ума, а нашлись бы и такие энергичные, но не слишком мудрые люди, которые смогли бы обрести власть над вторым вниманием, но не смогли бы устоять перед искушением “темной стороны силы”.

Для тех, кто проницателен и уже приобрел навыки экономии энергии в ходе служения Делу Бога,2 достаточно этого упоминания — возросшая энергия сама выведет человека к использованию сновидений, если в этом будет смысл. Потому что каков вообще смысл путешествия по иным мирам в сновидении? Прежде всего, это способ развития второго внимания. Если человек этого не понимает со всей отчетливостью (т.е. не идет по пути воина), то он, наверное, и становится подобен магам древности, которые не могли четко различить между реализацией смысла жизни и простым потаканием своему чувству собственной важности (между “имеющим отношение к духу” и “индульгированием”, по терминологии дона Хуана). Дон Хуан замечал, что если бы была возможность избежать использования сновидений, новые маги3 непременно бы это сделали. Но одним сталкингом они ограничиться не могли, а использовать для этого такой сложный комплекс мер, которым пользуются бахаи, было явно и очевидно несвоевременно для того уровня развития общества.

Различия в отношении к развитию общества


Здесь следует подробнее остановиться на этом главном и, видимо, определяющем аспекте различия между магией и религией. Магия существует в изоляции от общества и ставит себе целью “не быть связанной подъемами и спадами в развитии человечества”. Древние маги использовали свое могущество для того, чтобы издеваться над простым народом — при этом их понимание духа было достаточно смутным и они никогда не задавались вопросом о роли своей в развитии цивилизации. Можно рассматривать крах магических цивилизаций как результат неуклонного развития человечества, сметающего на своем пути всё, что не укладывается в Божественный план. Поэтому пришли, как говорит дон Хуан, некие варвары и положили своими дубинками конец изощрениям древних магов. Те из этих магов, кто был искреннее и обладал большей трезвостью, помогали. видимо, и народу в этом нашествии — можно вспомнить замечание о том, что они уводили за собой целые города в иное измерение. Кто-то нашел свое убежище среди неорганических существ1 и до сих пор пугает до смерти случайных путников, идущих мимо их гробниц. Те же маги, что остались в этом мире, полностью пересмотрели свой подход к тому знанию, коим они обладали, и стали всеми силами помогать простым людям. Но поскольку в свете учений Бахаи мы теперь понимаем, что всё должно приходить в свое время, то для нас не будет удивительным тот факт, что все усилия этих ранних новых видящих2 помочь обществу были абсолютно напрасны — не пришло еще тогда время для восприятия человечеством их неимоверно сложного и возвышенного знания. Тогда они и решили, что после целой жизни, полной неисчислимых жертв и отчаянных усилий, закончить у разбитого корыта — тоже не самое лучшее, поэтому ушли в изоляцию — в полном соответствии с планами духа. Это дало им возможность сохранить и накопить за многие поколения очень глубокое знание, хотя передавалось оно лишь весьма узкому кругу людей.

Их путь крайне увлекателен и восхищает своей красотой. Но давайте взглянем трезво: вот человек научился летать или путешествовать в теле сновидения на тысячи верст в мгновение ока. Что это дает само по себе, кроме возможности развлечься? Несложно предвидеть, что после немыслимых битв с самим собой за овладение такими способностями обнаружить, что за красивым фасадом тебя поджидает всё тот же вопрос о смысле жизни и незаметно подкрадывающаяся скука — что может быть ужаснее? Внутри самого себя человеку не найти большего смысла, чем просто развлечение. Приходится обращаться к поискам чего-то большего. И нет другого ответа на этот вопрос всех вопросов, как только через апелляцию к Создателю и Властелину всего сущего. Всё иное замыкает наши пути в извечные кольца и циклы материального мира, таща нас вслед за его подъемами и спадами, и единственным нашим стремлением становится рассеять скуку, скрывающуюся в каждом столь заманчивом сундуке с предполагаемыми сокровищами, что открывается нам при наших раскопках.

Бахаулла говорит, что целью Бога в отношении человечества является “продвижение вперед вечноразвивающейся цивилизации”. Дон Хуан замечает на этот счет, что когда человечество достигнет некоего уровня понимания, то сможет сломать ту светящуюся скорлупу3, которая замыкает его на самоё себя, и тогда появится надежда отыскать в человечестве слабое отражение Орла. Именно в этом, в сущности, и заключается миссия Веры Бахаи — “ознаменовать наступление эпохи единства человечества”, когда каждый будет осведомлен, что он — лишь слуга Бога, созданный Им для весьма благородной цели, и поэтому “Если бы даже поспешил ты сквозь необъятность космоса и пересек ширь небес, то и тогда не нашел бы ты успокоения, кроме как в подчинении Нашей заповеди и смирении перед Нашим Лицом.”4

Индивидуальный поиск истины — первый принцип Веры Бахаи в свете учения магии


Интересно было бы взглянуть на методику духовного развития, предлагаемую религией, в свете учений дона Хуана. Заметьте очень странную и даже в чём-то весьма удручающую ситуацию: чтобы привести человека на путь знания, дух вынужден его обмануть, заманить в ловушку и уже только там обрушиться на него со всей неотвратимостью, потому что человек — существо пугливое, и стоит только ему приоткрыть малейший проблеск ослепительного Божественного великолепия, как он в ужасе пытается унести ноги прочь и больше никогда в подобные ситуации не попадать. Нагваль имеет эту возможность — долго и тщательно подготавливая человека, постепенно отрезать ему все пути к бегству. Явитель Бога также вынужден быть исключительно осторожным и щадить хлипкую человеческую природу, скрывая Свое сияние за “мириадами завес”1. Только тем, кто уже готов принять на себя весь груз связанной с этим ответственности, Он открывает Свое величие — и то в строго определенной мере. Например, Баб2 утверждал, что Мулла Хусейн — первый, кто поверил в Него, тот, кто искал Баба “по запаху” — по исходящим от Явителя “благоуханиям святости” — и то был отнюдь не сразу готов услышать от Него провозглашение Его миссии. Так, Баб заявляет, что если бы Мулла Хусейн был готов воспринять это провозглашение на мгновение раньше — Он его на мгновение раньше и сделал бы. И вот оказалось, что именно через 2 часа 11 минут после захода солнца 22 мая 1844 года3 Мулла Хусейн достиг этой готовности — ни минутой раньше, ни минутой позже.

Конечно, Богом в данном случае были обеспечены все средства к тому, чтобы Мулле Хусейну некуда было бежать. Это Провозглашение было сделано отнюдь не первому встречному — но человеку, который несколько лет единственной своей целью почитал отыскание Обещанного и приготовление Ему путей прихода. У Муллы Хусейна был заготовлен список вопросов, которые, как обещал ему его учитель, позволят различить в притязающем на божественное Откровение настоящего Посланника; еще было у него одно заветное желание — опять же его учитель предсказал ему, что Обещанный истолкует ему суру “Иосиф”, причем без его просьбы. Конечно, когда Баб являл Свое знание Мулле Хусейну, все это сыграло очень важную роль в качестве несомненных доказательств.

Но у нас, к сожалению, ситуация несколько иная — у нас нет возможности встретиться с Явителем лицом к лицу и задать Ему свои сокровенные вопросы. Точно так же нет у нас и возможности найти безупречного нагваля, который бы нас не мытьем, так катаньем избавил от нашего глубоко укоренившегося идиотизма. Что делать? Остаются их Слова — то самое Слово, что “вначале было у Бога, и Слово было Бог.”

Единственно верная из всех религий — фанатизм или реальность?


Учение нагвалей, как отмечал дон Хуан, передается только при личном наблюдении учителя. Он говорил: “Если кто-то попытается идти по этому пути самостоятельно, то он подобен треснувшему горшку.” Впрочем, есть замечания и противоположного свойства, вселяющие некую надежду в последователей Кастанеды: сновидение, представляя собой совершенно естественный процесс, не требует, вообще говоря, учительских указаний. Сновидение же почитается за самый главный метод пути знания, за “если не дверь, то калитку в другие миры”. Стоит ли тому, кто страстно желает обрести в жизни нечто большее, чем просто рутину вечноповторяющейся неконтролируемой глупости, ступать на путь знания, описанный у Карлоса Кастанеды — причем, следует заметить, описанный действительно почти исчерпывающе? Или все-таки верно утверждение Бахауллы, что никто не приходит к Богу помимо Него (т.е. только с помощью Явителя Бога для нынешней эпохи)?

Рассмотрим, опять же, исторические обстоятельства существования такого явления, как “линия нагвалей”. Судя по всему, в седой древности, у истоков этого знания стоял некий Посланник — осмелюсь предположить, на основе крайне скудных данных по этому поводу, что это был тот самый Кетцалькоатль, “пернатый змей”, символ, олицетворяющий собой переход к абсолютной свободе. совершаемый партией нагваля в конце их земного пути. Конечно, это просто спекуляция, и большей информации по этому поводу нам не наскрести, наверное, уже никогда.

Впоследствии, как и в случае каждой из созданных Посланниками прошлых эпох систем, данный путь знания прошел через последовательный периоды уклонения в сторону крайней эгоистичности и самого настоящего сатанизма — а также и некоторые попытки возрождения и нового обращения к духу. Благодаря крайне жестким условиям, связанным с тоталитарным геноцидом конкистадоров, христиан-испанцев, путь знания нагвалей приобрел идеальную чистоту — но и оказался в достаточно тупиковой ситуации. Единственное, что могли делать нагвали все это время — просто сохранять статус-кво, без какой-либо надежды вырваться из этого замкнутого круга смены партий нагвалей — уход предыдущей после появления последующей. Основной закон духа все же выполнялся — данное дерево приносило свои плоды, хотя и весьма скудные, поэтому не было срублено и брошено в огонь.

Но такое положение не могло продолжаться долго — ведь налицо была полнейшая безнадежность в смысле развития данной системы, пусть даже она и давала возможность “прорваться на другую сторону”1 тем, кого избирал дух. Как известно, когда в мире наступает эта неизбежная ситуация исчерпания всех старых источников и приходит мрак полной безнадежности — тогда-то Бог, сжалившись, посылает нам следующего Явителя, приводя Своей всемогущей Десницей к Нему тех, кто искренен и кто подобен той самой “крупинке самоцвета, потерянной и похороненной под горой камней, спрятанной за семью морями”, которую “Десница Всемощности обязательно явит в тот День, чистую и омытую от грязи”.2 Так что единственным условием достижения духа в последние 150 лет является просто искренность — или, по терминологии магов, “личная сила”. “Сначала ты собираешь личную силу, затем личная сила приводит к тебе учителя”.

Какую же функцию выполняет этот учитель? Он наделяет “непреклонным намерением”, т.е. позволяет человеку обрести фундаментальную мотивацию всех своих действий в качестве воина на пути знания. Видимо, это самое сложное — обрести непреклонное намерение — ведь естественно, что у начинающего ученика ему просто неоткуда взяться. В этом вопросе подход Бахаи и нагвалей потрясающе совпадает — чтобы обрести непреклонное намерение, ученику необходимо полностью отказаться от собственной воли и позволить Явителю Бога (либо нагвалю) вложить в него Свою волю. Бахаулла описывал это как “вступление в Долину Любви”, когда у человека остается только одно желание — служить Возлюбленному всеми силами своего существа. Видимо, в этом и заключается смысл столь безапелляционных утверждений как Бахауллы, так и дона Хуана о необходимости полного подчинения указаниям учителя и забвения всего иного. Следует, однако, заметить одну очень важную вещь — если кто-то ищет личного непогрешимого учителя, то хорошо бы обратить внимание на следующее. Во-первых, найти его сейчас нельзя — эпоха поменялась и Бахаулла ввел принцип самостоятельного поиска истины. Теперь учителя (в вышеупомянутом качестве тех, кто требует полного себе подчинения) уже просто не нужны. Во-вторых, не нужно принимать за учителя всякого, на это притязающего — хорошо бы сначала изучить его мотивы, достаточно ли они чисты. Естественно, есть много людей, у которых каждому из нас есть чему поучиться — но это не должно превращаться в слепое сумасшествие. Не нужно никого неоправданно идеализировать, чтобы потом не пришлось разочаровываться.

По этой причине дон Хуан и говорил, что в мир магов добровольцы не нужны, потому что доброволец приходит, уже наполненный какими-то своими представлениями о том, чем является путь знания — хотя представления эти — теоретические и основаны зачастую на чисто умозрительных концепциях. Поэтому, когда приходит время реально измениться, он просто отказывается это делать, потому что реальность почти никогда не оказывается в точности такой, как мы ее себе перед тем воображаем. Поэтому на практике утверждение Бахауллы “Будь же уверен в себе самом, что, воистину, во веки веков, тот, кто отворачивается от сей Красоты, отворачивается и от Посланников прошлого, выказывает Богу гордыню свою” абсолютно верно — ведь путь нагвалей для нас — всего лишь теория, почти что красивые сказки. Только при личной заботе об ученике нагваль может создать то бесчисленное множество обучающих ситуаций, которые и приводят впоследствии к реальным изменениям в личности. Бахаулла же. действуя в контексте “продвижения вперед вечноразвивающейся цивилизации”, создал целую систему, которая подкидывает искреннему Его последователю огромное количество возможностей познать самого себя и тем познать Бога.

Неделание магов в Вере Бахаи — конкретные примеры


Аспекты этой системы крайне разнообразны и практически всеобъемлющи. Интересно отметить еще один перекликающийся момент Веры Бахаи и магии — “неделание” воинов знания3. При воплощении указаний Бахауллы в практику становится ясно, что все они — ни что иное, как именно неделание. Вот лишь несколько примеров.
1   2   3   4   5

Похожие:

Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconПересекая границу. Психологическое изображение пути знания Карлоса Кастанеды
Дональд Ли Уильямс "Пересекая границу Психологическое изображение пути знания Карлоса Кастанеды"
Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconМеждународное сообщество бахаи
В 1945 году представители Веры Бахаи присутствовали на исторической конференции в Сан-Франциско, которая положила начало Организации...
Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconАвторский текст старой версии 1998-1999 года
Карлоса Кастанеды под углом концепций Освобождения. Тем самым прослеживается четкая связь древних китайских даосов, которые могли...
Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconСравнительный анализ систем здравоохранения в разных странах
Сша, сейчас базирующегося на системе частных медицинских страховых фондов. Эффективность этих предложений помогает оценить сравнительный...
Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconРекомендации для архивов бахаи
Составлено Национальным архивом бахаи Национального Духовного Собрания бахаи Соединенных Штатов
Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconЖорина Эвелина 8б класс 2011 Литературный проект Сравнительный анализ стихотворений Галины Лавровой
В проекте представлен сравнительный анализ стихотворений современной поэтессы Галины Лавровой. Автор проекта рассуждает о таких философских...
Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconИспользованы материалы официального интернет-сайта общины последователей Веры Бахаи в Азербайджане

Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconИспользованы материалы официального интернет-сайта общины последователей Веры Бахаи в Азербайджане

Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconИспользованы материалы официального интернет-сайта общины последователей Веры Бахаи в Азербайджане

Маги и Посланники: сравнительный анализ Веры Бахаи и трудов Карлоса Кастанеды iconБиография Кастанеды! Брак Карлоса с Маргарет официально длился 13 лет
Она больше, чем кто бы то ни было, знает о его молодых годах в Перу и сша, о его работе над первыми книгами и щедро делится воспоминаниями,...
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2019
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница