Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан




Скачать 248.52 Kb.
НазваниеНормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан
страница1/2
Дата конвертации26.03.2013
Размер248.52 Kb.
ТипДокументы
  1   2


С. ДЖУРАЕВ,

соискатель

НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

СУДОУСТРОЙСТВА И СУДОПРОИЗВОДСТВА

РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Законодательство о судоустройстве содержит задачи, принципы организации и деятельности, структуру и компетенцию судов. Нормы о судопроизводстве регламентируют основные принципы рассмотрения дел органами суда, следствия и дознания, права и обязанности участников судебного процесса на различных его стадиях, порядок оценки доказательств, применения мер пресечения, порядок вынесения приговора, определения или решения суда, обжалования их и пересмотра, а также порядок их исполнения1.

Данное определение, приведенное в Большой советской энциклопедии универсально для всех стран — участниц СНГ. Как бывшим союзным республикам, им досталось наследие нормативно-правовых актов СССР. В то же время последующие годы развития существенным образом повлияли на формирование судебной системы различных государств. События, происходившие в Республике Таджикистан (далее — РТ), оказали серьезное воздействие на процесс принятия нормативно-правовых актов, регулирующих судоустройство и судопроизводство. Это следует учитывать при изучении судебной системы Таджикистана и ее нормативной регуляции.

Становление правового государства и формирование гражданского общества сопровождаются преобразованием всей правовой системы страны. Переоценка приоритетов, признание прав и свобод человека и гражданина высшей ценностью не могли не отразиться на судебной системе. В силу смены идеологии, изменились и представления о принципиальной роли судебных органов. Судебно-правовая реформа является неотъемлемой составной частью общих реформ органов государственной власти и управления. Объявление Таджикистаном суверенитета и независимости потребовало изменения целей и задач судебной системы. Однако события, проходившие в начале 90-х годов прошлого века в Республике Таджикистан, препятствовали нормальному функционированию государственных органов, таким образом, отсутствовала реальная возможность разработки и принятия нормативно-правовых актов, посвященных судебной системе. В это время в области судоустройства и судопроизводства было принято лишь два закона, определившие организацию, порядок деятельности и компетенцию органов, разрешающих хозяйственные споры, — арбитражных судов1. Только сформированные судебные органы не обладали широкими полномочиями. Например, законодательством РТ было предусмотрено, что арбитражным судам Таджикистана подведомственны споры, возникающие при заключении договоров, если имеется соглашение сторон или передача спора установлена законодательным актом. Кроме того, из ведения арбитражных судов были изъяты споры, возникавшие при согласовании стандартов и технических условий, об установлении цен на продукцию и тарифов на услуги. Арбитражным судам не были подведомственны споры, возникавшие в связи с осуществлением банками финансового контроля над расходованием средств на капитальные вложения. Коллегиальное рассмотрение дел было предусмотрено лишь в качестве потенциальной возможности, отсутствовала кассационная инстанция, вместо нее существовали две надзорных — коллегия по надзору за законностью решений и Пленум. Нельзя не отметить, что арбитражное процессуальное законодательство содержало ряд прогрессивных норм, например, был установлен порядок досудебного урегулирования для всех категорий споров, в то время как нормативно-правовые акты некоторых стран СНГ (арбитражное процессуальное законодательство Российской Федерации, Украины, Республики Азербайджан1) предусматривали исключения в распространении данного порядка.

Комплексные изменения, определяющие новый статус судебной системы, связаны с принятием Конституции Республики Таджикистан2 (далее — Конституция РТ) принятой 6 ноября 1994 г. Подход, согласно которому деятельность суда заключалась в воспитании советских граждан в духе преданности Родине и делу коммунизма, в духе точного и неуклонного исполнения Конституции СССР, бережного отношения к социалистической собственности, соблюдения дисциплины труда, честного отношения к государственному и общественному долгу, уважения к правам, чести и достоинству граждан, к правилам социалистического общежития3, больше не мог применяться, поскольку не соответствовал заявленной в Конституции РТ задаче судов — защите прав и свобод человека и гражданина. Реформирование судебной системы в соответствие с Конституцией РТ потребовало одновременного изменения качественного содержания всего законодательного массива. Поставленная задача не могла быть решена путем приведения в соответствие с Конституцией РТ существовавшего законодательства, требовалось принятие новых нормативно-правовых актов. В результате после формирования Маджлиси Оли, парламента Республики Таджикистан, в 1995 г. был принят целый ряд конституционных законов, касавшихся судов4. В соответствии с Конституцией РТ и конституционными законами судебная система Республики Таджикистан включала в себя Конституционный Суд, Верховный Суд, Высший Экономический Суд, военный суд, суд Горно-Бадахшанской автономной области, областные суды, суд города Душанбе, городские и районные суды, экономический суд Горно-Бадахшанской автономной области, областные суды, экономический суд города Душанбе. Почти все суды были сформированы и приступили к работе в течение 1996 г.

Что касается вопросов судопроизводства, то в тот момент действовало в основном советское процессуальное законодательство. Так, в уголовном процессе судьи руководствовались Уголовно-процессуальным кодексом Таджикской ССР, принятым в 1961 г. (далее — ГПК ТССР)1. Гражданско-процессуальный кодекс Таджикской ССР (далее — ГПК ТССР) был также принят в советский период, в 1963 г. Процессуальные аспекты административной юстиции регулировались Кодексом об административных правонарушениях Таджикской ССР от 5 декабря 1985 г.2 (далее — АПК ТССР). Единственными судами, которые выносили решения в соответствии с законодательством, принятым уже Республикой Таджикистан как суверенным государством, были экономические суды и Конституционный Суд Таджикистана. Судьи экономических судов руководствовались в своей деятельности Хозяйственным Процессуальным Кодексом Республики Таджикистан от 4 ноября 1995 г.3 (далее — ХПК РТ), Конституционный Суд осуществлял свою деятельность согласно Конституционному закону Республики Таджикистан от 3 ноября 1995 г. № 84 «О Конституционном Суде Республики Таджикистан»1 (далее — КЗ РТ «О Конституционном Суде РТ»).

Судебная система не простой набор судебных органов, существующие между ее элементами связи предполагают согласованность в целях, задачах, принципах и действиях судов. В ряде стран целостность правовой базы организации и деятельности судебной системы указывается в качестве одного из основных элементов концепций правовых и судебно-правовых реформ. В зависимость от должного правового обеспечения организации и деятельности судебной системы ставится успешное формирование и функционирование государства и развитие полноценного гражданского общества2. Правовая база, определяющая судоустройство и судопроизводство, должна не только соотноситься с системой законодательства, но и регулировать порядок организации и деятельности судебных органов как системы. Перед каждой подсистемой судов ставились свои цели и задачи, соотношение которых друг с другом, с задачами и целями, сформулированными в Законе РТ «О судоустройстве», вызывало массу вопросов о несогласованности положений нормативных актов. Для разрешения проблемы необходимо было систематизировать законодательство о судоустройстве и судопроизводстве Таджикистана.

Несмотря на то что принятие нормативно-правового акта — это итог правотворчества, некоторые ученые склонны полагать, что последней стадией правотворчества является включение вновь принятого акта в систему законодательства3. Следует согласиться с данным утверждением: в условиях коллизий, между новым и старыми нормативно-правовыми актами для полноценного действия закона необходимо согласование всей правовой базы с положениями вновь принятых законов. В противном случае в системе законодательства будет нарушена взаимосвязанность, возникнет конкуренция норм, потребуется устранение пробелов. Как правило, при совершенствовании законодательства возникает множество частично действующих нормативно-правовых актов, лишенных логической упорядоченности. Одни и те же правоотношения могут быть урегулированы различными правовыми актами, конкурирующими по правовой силе, и наоборот, появляются пробелы.

Таким образом, после завершения этапа внесения изменений в законодательство требуется систематизировать законодательство. Согласно статье 2 Закона Республики Таджикистан от 8 декабря 2003 г. № 54 «О нормативных правовых актах»1, под систематизацией понимается деятельность по упорядочению нормативных правовых актов и приведению их в единую, внутренне согласованную систему.

Систематизация законодательства способствует его развитию с помощью взаимного согласования, определения иерархии нормативных правовых актов, подготовки издания сводов законов и законодательства. Кроме того, обеспечивается единство судебной системы РТ путем устранения противоречий и разночтений в нормативных актах о судоустройстве и судопроизводстве. Отдельными видами систематизации являются ревизия, инкорпорация, консолидация, кодификация.

В 2001 году была проведена консолидация, то есть объединение большого количества нормативных правовых актов, сопровождавшаяся переработкой установленного ими содержания правового регулирования путем объединения нормативных правовых актов в единый нормативный правовой акт, содержащий систематизированное изложение правовых предписаний, направленных на регулирование определенной области общественных отношений2. Вместо названных законов, регулирующих полномочия, деятельность, порядок образования судов, входящих в судебную систему Республики Таджикистан, был принят Конституционный закон РТ от 6 августа 2001 г. № 30 «О Судах Республики Таджикистан»3. Конституционный закон РТ «О Конституционном Суде РТ» не был отменен, и Суд продолжил деятельность на его основании, а также руководствуясь вновь принятым законом (статья 21 закона РТ «О судах Республики Таджикистан»). Таким образом, нормативно-правовая база судоустройства в Республике Таджикистан была систематизирована. Состав судов, входящих в судебную систему РТ, не изменился.

В Таджикистане, согласно статье 2 Конституционного закона от 6 августа 2001 г. № 30 «О судах Республики Таджикистан»1 (далее — КЗ РТ «О судах Республики Таджикистан»), судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, хозяйственного, административного и уголовного судопроизводства. Интересно представлено это же положение в пункте 75 Первоначального доклада Республики Таджикистан об осуществлении Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, охватывающий период 2000—2004 годов: «Судебная власть осуществляется посредством конституционно санкционированного гражданского, хозяйственного, административного и уголовного судопроизводства»2. Данное утверждение можно расценивать двояко. Во-первых, как указание на обязательное отправление судопроизводства в рамках Конституции РТ и принятых в соответствии с ней законов, но тогда конституционное судопроизводство «выпадает» из доклада. Во-вторых, это можно считать указанием о контроле Конституционного Суда РТ над деятельностью судов иных подсистем, однако подсистемы независимы друг от друга. Это также может свидетельствовать о смутном представлении, сложившемся в обществе, о роли и месте Конституционного Суда РТ в судебной системе, на что обращают внимание сами судьи3. Повышению значимости Конституционного Суда Республики Таджикистан в глазах общественности может способствовать принятая наряду с Программой судебно-правовой реформы Концепция развития конституционного судопроизводства. Указание на цели и задачи, направления развития в этом документе не только поможет разъяснить обществу природу и предназначение Конституционного Суда РТ, но и позволит определить направления развития самого судопроизводства. Сказанное справедливо и по отношению к остальным видам судопроизводства.

Процессуальное законодательство менялось в ходе судебно-правовой реформы, в кодексы вносились изменения, однако внесение поправок в нормативный правовой акт всегда связано с трудностями. Поскольку судопроизводство должно соответствовать его принципам, целям и задачам, то измененная статья должна отвечать данным основам. Если задачи, цели, принципы не соответствуют современной правовой ситуации, то изменениям должны подвергнуться сами основы, иначе внесенные поправки будут им противоречить. В любом случае, изменение ранее принятого кодекса нарушает его внутреннюю упорядоченность. Любой нормативный правовой акт имеет внутреннюю структуру, его положения упорядочены согласно изначально заданной системе. Дополняя акт, меняя его положения, орган государственной власти, наделенный таким правом, разрушает его целостную структуру, вмешивается в его внутреннюю логику. Более того, наличие отсылочных норм предопределяет необходимость изменения целого ряда нормативных правовых актов, регулирующих сходные правоотношения, в случае внесения поправок в один из них.

Нарушение системы нормативного акта затрудняет его применение, искажает внутренние связи, а связи с иными актами зачастую прерываются. Ярким примером может служить ГПК РТ. Несмотря на многочисленные поправки (последние изменения были внесены в 2006 г.), Кодекс содержит множество норм, не отвечающих предназначению гражданско-процессуального законодательства и просто противоречащих действующему законодательству. Например, согласно статье 456 ГПК РТ, суды не должны исполнять переданные им в установленном порядке поручения иностранных судов о производстве отдельных процессуальных действий, если исполнение поручения противоречило бы суверенитету или угрожало бы безопасности СССР. Ряд его положений регулируют правоотношения с несуществующими субъектами; например, на протяжении всего текста кодекса в качестве субъектов гражданского судопроизводства наряду с гражданами и государственными органами указываются колхозы. Последние, как и совхозы Таджикистана, с 1996 по 2004 гг. были преобразованы в фермерские хозяйства1. Согласно статье 13 ГПК РТ, надзор за точным и единообразным исполнением законов Союза ССР и Таджикской ССР в гражданском судопроизводстве осуществляет Генеральный прокурор СССР, подчиненные ему Прокурор Таджикской ССР и нижестоящие прокуроры. К третейским судам отнесена Торгово-промышленная палата СССР (статья 18 ГПК РТ). В международных взаимоотношениях согласно Кодексу значительные полномочия отведены Совету Министров СССР (раздел 7 ГПК РТ). Имеются отсылки к утратившим силу нормативным актам: при установлении полномочий органов, осуществляющих правосудие в порядке надзора, статья 12 ГПК РТ ссылается на утратившие силу конституционные законы Республики Таджикистан «О Верховном суде Республики Таджикистан» и «Об экономических судах Республики Таджикистан».

В ряде случаев названные противоречия на практике могут быть урегулированы путем применения положений иных нормативно-правовых актов, имеющих большую силу или равных по силе ГПК РТ (например, КЗ РТ «О судах Республики Таджикистан»). Действует общее правило: документ применяется в части, не противоречащей законодательству. Однако некоторые статьи Кодекса оперируют устаревшими понятиями, которые не могут быть заменены вышеуказанным способом. Например, суммы всех пошлин, штрафов, иных платежей установлены в рублях, несмотря на то, что национальной валютой является сомони. В ряде случаев (как, например, с государственной пошлиной) правоотношения урегулированы в законодательстве2, но нормативно-правовых актов, предусматривающих расчет штрафов исходя из действующей национальной валюты или из минимального размера оплаты труда, как это установлено для уплаты государственной пошлины, не существует. Штрафы, установленные в ГПК РТ, привязаны к рублям, хотя законное средство платежа в Таджикистане менялось несколько раз3. Как видно, несмотря на множество внесенных изменений, ГПК РТ не отвечает ни реалиям современного Таджикистана, ни целям и задачам судебной системы РТ.

Необходимость детальной регламентации деятельности судебной системы процессуальным законодательством также обусловлена следующим. Как было сказано ранее, цель судебной системы, ее предназначение — разрешение юридических конфликтов. При достижении указанной цели затрагиваются права и свободы человека и гражданина, которые, согласно статье 5 Конституции Республики Таджикистан от 6 ноября 1994 г.1, являются высшей ценностью. Правила судебно-процессуальной формы должны гарантировать, что при осуществлении правосудия права и свободы человека и гражданина не будут нарушены. Они различаются в отдельных видах судопроизводства, однако во всех этих видах такие правила должны быть установлены, чтобы подробно регламентировать деятельность суда. Некоторые авторы указывают, что подробное закрепление судебной процессуальной формы судебной деятельности — наиболее яркая черта, отличающая судебную власть от иных форм деятельности государства2. Если законодательство, призванное урегулировать порядок защиты прав и свобод человека и гражданина, допускает их нарушение, то это незамедлительно сказывается на доверии к суду, который применяет такой нормативно-правовой акт.

Существует и проблема соответствия норм уголовно-процессуального законодательства РТ нормам международного права. Республика Таджикистан, которая, приняв Декларацию о государственном суверенитете и новую Конституцию, стала полноправным субъектом международного сообщества, а, следовательно, взяла на себя обязательство соблюдать все демократические институты, являющиеся первоосновой в деле не только признания, но и гарантии защиты прав и свобод человека и гражданина. Однако, по мнению многих экспертов, выполнение Таджикистаном обязательств соблюдать ратифицированные им международные документы (в частности, Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания) затруднено не только ненадлежащей деятельностью правоохранительных органов. Свою роль играет и уголовно-процессуальное законодательство. Например, в законодательстве Таджикистана нет понятия недопустимости доказательств, как и случаев, когда доказательство может быть признано недопустимым или ничтожным. Это позволяет предоставлять в качестве доказательств документы, в частности заключения по результатам экспертиз, назначение и проведение которых было осуществлено с нарушением закона. Судьи не исключают на этом основании также показания обвиняемых, которые, по утверждениям последних, были получены от них в результате психического и физического давления. В то же время нормы Уголовно-процессуального кодекса РТ во многом сохранили неравенство сторон в пользу государства в уголовном процессе. Поэтому любые правовые лакуны способствуют деятельности стороны обвинения, а не защиты. Формулировка многих норм дает определенного рода послабления для прокурора, хотя государство и так представляет собой сильную сторону судебного процесса. Например, статья 284 УПК устанавливает следующее правило: «Оглашение на суде показаний подсудимого, данных при производстве дознания или предварительного следствия, а также воспроизведение приложенной к протоколу допроса звукозаписи и его показаний могут иметь место в следующих случаях:

1) при наличии существенных противоречий между этими показаниями и показаниями, данными подсудимым на суде;

2) при отказе подсудимого от дачи показаний на суде;

3) в случае рассмотрения дела в отсутствие подсудимого».

В Таджикистане сложилась практика воспрепятствования правоохранительными органами осуществлению гражданином, в отношении которого ведется следствие, права на получение квалифицированной юридической помощи. В связи с этим зачастую только на процессе подсудимый может заявить о применении к нему пыток и отказаться от своих показаний, данных на предварительном следствии. Если подсудимый заявил об отказе от показаний, полученных в результате применения пыток, данных на предварительном следствии, должны применяться требования Постановления Пленума Верховного Суда от 4 июня 1992 г. № 1 «О судебных приговорах», в соответствии с которым судьи обязаны установить причины отказа от показаний, данных на предварительном следствии, и проверить, применялись ли пытки. Фактически же судьи перекладывают бремя доказывания применения пыток на самих подсудимых и их защитников, обосновывая это тем, что подсудимые не смогли доказать факт применения в отношении них пыток.

Статья 15 УПК РТ запрещает домогаться показаний обвиняемого и других лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер. Однако в уголовно-процессуальном законодательстве не установлено правило, в соответствии с которым показания, полученные путем применения насилия и угроз, признавались бы ничтожными и не учитывались в ходе судебного разбирательства и при вынесении приговора. Поэтому такие показания принимаются судом в качестве доказательств. Исследователи отмечают, что судебная практика отошла от правила о непосредственном исследовании доказательств судом, опираясь главным образом на полученные в ходе предварительного расследования признательные показания и оглашаемые в ходе судебного заседания материалы предварительного следствия (протоколы, свидетельские показания). Таким образом, суды просто подтверждают позицию органов следствия1. Такой дисбаланс в нормах законодательства влияет на деятельность судей, суд становится не независимым арбитром, а придерживается обвинительного уклона и поддерживает прокуратуру. Зачастую нормы УПК РТ содержат пробелы, неясности, которые негативно влияют на положение граждан. Статьей 221.2 УПК РТ предусмотрено, что судебная проверка законности и обоснованности ареста проводится судьей по месту содержания лица под стражей и то, что в судебной проверке арестованное лицо по своему желанию может не присутствовать, но присутствует его законный представитель.

Судья проверяет законность и обоснованность ареста не позднее трех суток с момента получения материалов, подтверждающих законность ареста. Длительность судебной проверки, как и сроки вынесения судьей постановления об отмене или изменении меры пресечения, в УПК не установлена. В результате время, проведенное арестованным под стражей, зависит от добросовестности судьи. Постановлением № 7 Пленума Верховного суда РТ от 13 ноября 1996 г. «О практике обжалования и судебной проверке законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей» судьям было разъяснено, что в соответствии со статьями 221.1 и 221.2 Уголовно-процессуального кодекса РТ при рассмотрении жалобы на применение органом дознания, следователем или прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а также жалобы на продление срока содержания под стражей судья исследует материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения данной меры пресечения. В действительности судья, рассматривая вопрос о законности и обоснованности содержания под стражей, проводит формальное рассмотрение дела и оставляет решение прокурора в силе, основываясь на одной лишь «тяжести совершенного преступления», не рассматривая нарушения милиции при задержании и отсутствие оснований для применения такой меры пресечения, как содержание под стражей.

С учетом изложенного можно прийти к заключению, что деятельность судей по осуществлению правосудия в рамках уголовного процесса осложнена уголовно-процессуальным законодательством, подобная ситуация порождена множеством факторов, в том числе и правовым статусом судей. Законодательство, регулирующее правовой статус судей, не относится ни к судоустройству, ни к судопроизводству. Не случайно до кодификации 2001 г. правовое положение судей регулировалось отдельным законом1. Однако не затронуть данный вопрос в рамках рассмотрения судоустройства и судопроизводства нельзя. Судьи являются важными элементами судебной системы, именно они выполняют задачи, поставленные перед судебной системой, являются носителями судебной власти. Допущение порока в законодательстве, касающегося статуса судей, ставит под угрозу соблюдение принципов судоустройства и судопроизводства, и наоборот.

В настоящее время судьи находятся в прямой зависимости от Президента РТ. К ведению главы государства относится назначение на должность и освобождение от должности по представлению Совета юстиции Республики Таджикистан судей военного суда, судов Горно-Бадахшанской автономной области, других областей, города Душанбе, городов и районов, экономических судов. Относительной независимостью от Президента обладают Председатель, заместители председателя и судей Конституционного Суда, Верховного суда и Высшего экономического суда. Они избираются Маджлиси милли Маджлиси Оли Республики Таджикистан, однако кандидатуры представляются Президентом Республики Таджикистан (статья 69 Конституции РТ). Аналогичный порядок действует и при освобождении судей от должности. Президент обладает полномочиями определять число судей, переводить судью в другой суд, определять уровень заработной платы. Помимо Президента, государственную политику в сфере судебной власти обеспечивает Совет Юстиции — орган исполнительной власти, состоящий из семи человек. Один из членов Совета Юстиции — представитель Верховного суда, один — парламента, остальные назначаются Президентом. Совет Юстиции обладает широким кругом полномочий в отношении судебной системы. Исследователи отмечают, что Совет Юстиции полностью контролирует деятельность судей. Для того чтобы пригласить судью хотя бы на семинар, нужно просить разрешение в Совете Юстиции. Например, во время проведения Республиканском Бюро по правам человека мониторинга по гласности судопроизводства судьи просили Бюро получить предварительное разрешение в Совете Юстиции, чтобы дать интервью2.

Немаловажно для соблюдения принципа независимости судей их финансирование. У судебной власти крайне ограничены возможности влиять на объем получаемых судами средств. За исключением Верховного суда и Высшего Экономического суда, председатели которых сами направляют запросы в Правительство Республики Таджикистан, Совет Юстиции РТ подготавливает запросы для всех остальных судов. Оклад судьи областного суда составляет 30 сомони — сумма, которой явно недостаточно для обеспечения достойного уровня жизни судей и их семей. При этом, по оценкам международных организаций, судебная система Таджикистана является одной из самых коррумпированных мире1. Беззащитны судьи и в случае выдвижения против них обвинений2. Профессиональное сообщество судей, Ассоциация судей Таджикистана, пассивно и не отстаивает права своих участников.

Вызывает вопрос и соотношение принципа независимости судей и некоторых норм КЗ «О судах Республики Таджикистан». Согласно утверждению Х.М. Гафурова, в узкой трактовке принцип независимости судей означает независимость судьи внутри самой судебной системы. Следует согласиться с исследователем: действительно, в соответствии со статьей 87 Конституции РТ судьи в своей деятельности независимы, подчиняются только Конституции Республики Таджикистан и закону. В то же время руководящие разъяснения Пленума Верховного суда РТ по вопросам применения законодательства, возникающим при рассмотрении судебных дел, обязательны для судов, других органов, должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение (ст. 26 Конституционного закона «О судах Республики Таджикистан»). Представляется, что данные положения противоречат принципу независимости судей и затрудняют претворение в жизнь судебно-правовой реформы. Более того, сосредоточение таких полномочий в руках одного судебного органа (Пленум Высшего экономического суда РТ таким правом не обладает) может привести к авторитаризму и узурпации судебной власти со стороны такого органа.

Как отмечалось выше, Программа судебной реформы Таджикистана находится в стадии разработки. Реформирование должно учитывать и мнение профессионального сообщества юристов, судей, адвокатов, рекомендации международного организаций. Представляется, что авторы ориентируются на проекты новых ГПК и УПК Республики Таджикистан. Принятие новых процессуальных кодексов должно стать очередным этапом в систематизации законодательства, посвященного судоустройству и судопроизводству РТ. В рамках разрабатываемой программы следует создать концепцию развития судопроизводства в Таджикистане. При отсутствии единого, согласованного подхода к осуществлению правосудия невозможно развивать судебную систему и выполнять поставленные перед ней задачи. Кроме того, такая концепция позволит выделить особенности каждого вида судопроизводства и определить приоритеты его развития. До принятия нового процессуального законодательства, согласно статье 7 закона РТ «О нормативных правовых актах», кодексы, принятые в советский период, действуют в части, не противоречащей Конституции и законам Республики Таджикистан и международным правовым актам, признанным Республикой Таджикистан. Опыт зарубежных стран позволяет сказать, что такое состояние способствует накоплению проблем в законодательстве, увеличению его объема, нарушению системности актов, поскольку зачастую согласования текстов нормативных актов не происходит1. Однако только принятие новых процессуальных кодексов не разрешит существующих проблем.

Так, В.И. Никитинский указывает, что «после введения в действие новых крупных законодательных актов наступает обычно период, в течение которого иерархические противоречия в законодательстве неизбежны»2. Авторы концепции должны учитывать, что теоретические положения реформы не могут быть претворены в жизнь, пока существуют факторы, влияющие на выполнение задач, поставленных перед судебной системой Таджикистана, в том числе и на отправление правосудия. Следует обратить внимание на то, что в качестве оценки успешности деятельности судей в настоящее время используются ведомственные показатели, не предусматривающие соблюдение прав человека1. До тех пор пока качество правосудия, осуществляемого в рамках уголовного судопроизводства, будет оцениваться по количеству вынесенных обвинительных приговоров, любые положения реформы, предусматривающие социальное предназначение уголовного процесса, не будут реализованы. Данная проблема во многом связана с нарушением принципа независимости судей.

Национальные исследователи отмечают, что судьи опасаются отмены вынесенного оправдательного приговора со стороны вышестоящей инстанции, в результате количество выносимых обвинительных приговоров существенно превалирует над оправдательными2. Это объясняется и тем, что судья, у которого есть несколько отмененных решений, в том числе и приговоров, может быть не переизбран на новый срок или просто отозван. Поэтому судьи «перестраховываются» и выносят обвинительный приговор, назначая максимальный размер санкций.

Таким образом, для успешного внедрения новых процессуальных норм в законодательство Таджикистана необходимо не только принять законы о введении в действие кодексов, которые обеспечат нормативное регулирование в переходный период, но и преодолевать проблемы, например, при помощи таких юридических средств, как толкование и судебное разъяснение законов, опротестование незаконных актов, экспертные оценки возникающих коллизий, повышение уровня квалификации практических работников. Необходимо привести в соответствие с создаваемой концепцией судебно-правовой реформы нормативные правовые акты, так или иначе затрагивающие судоустройство, судопроизводство и статус судей в РТ, систематизировать их. Кроме того, следует провести разъяснительную работу по применению положений новых кодексов, в противном случае судьи окажутся неготовыми к работе с вновь принятыми правилами1.

Итак, в заключение сделаем следующие выводы. Во-первых, необходимо принятие нового процессуального законодательства, соответствующее целям и задачам современной судебной власти. Внесение изменений в существующее законодательство советского периода не оправдало себя. Советские процессуальные нормативно-правовые акты были ориентированы на существовавшие в то время правоотношения. Внесение поправок нарушает положения акта, которые упорядочены согласно изначально заданной системе. Дополняя акт, меняя его отдельные положения, законодатель разрушает его целостную структуру, вмешивается в его внутреннюю логику. Соответственно судебная система РТ не может функционировать должным образом, осуществляя свою деятельность по нормативно-правовому акту, предназначенному для судебной системы Таджикской ССР.

Во-вторых, для эффективного введения в действие и использования в работе нового процессуального законодательства следует провести подготовительные работы, в том числе разъяснительную работу среди судей по применению нового законодательства, систематизации и приведении в соответствие с разрабатываемой программой судебно-правовой реформы нормативно-правовых актов, затрагивающих судоустройство, судопроизводство и статус судей в РТ.

В-третьих, в рамках разрабатываемой программы судебно-правовой реформы следует разработать концепцию для различных видов судопроизводства. Это будет способствовать четкому осознанию судьями своих задач и направления развития судебной системы в рамках того или иного вида судопроизводства.

1 См.: Большая советская энциклопедия. В 30 тт. // Портал (http://www.cult info.ru/).

1 См.: Закон Республики Таджикистан от 10 марта 1992 г. «Об арбитражных судах Республики Таджикистан», Закон Республики Таджикистан от 10 марта 1992 г. «О порядке разрешения хозяйственных споров арбитражными судами Республики Таджикистан» // Законодательный банк данных
  1   2

Похожие:

Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconЗакон республики таджикистан о внешнеэкономической деятельности республики таджикистан (в редакции Закона рт от 28. 02. 2004г. N3, от 30. 07. 2007г.№315)
Закон устанавливает общие положения такой деятельности в Республике, определяет порядок осуществления и государственное регулирование...
Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconВопросы теории и практики преподавания предметов на профильном уровне освещено в следующих материалах
Абдуллаев Э. Н. Элективные курсы: нормативно-правовое регулирование и литература // Преподавание истории в школе, 2009, №2
Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconЗакон республики таджикистан о статусе столицы Республики Таджикистан (Ахбори Маджлиси Оли рт 1996год, №23, ст. 335; 2009 год, №5, ст. 325)
Настоящий Закон устанавливает статус столицы Республики Таджикистан и определяет организационные, правовые, экономические и социальные...
Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconРектор учреждения образования Федерации профсоюзов Беларуси
Учебная программа «Правовое регулирование рынка ценных бумаг» составлена на основе учебной программы «Правовое регулирование рынка...
Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconЗакон республики таджикистан "об иностранных инвестициях в республике таджикистан"
Республики Таджикистан. Он направлен на обеспечение равной защиты прав и интересов и имущества субъектов инвестиционной деятельности...
Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconПо курсу Международно-правовое регулирование интеллектуальной собственности
Сборник методических материалов по курсу «Международно-правовое регулирование интеллектуальной собственности». – М.: Импэ им. А....
Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconВ публикуемый текст Земельного кодекса Республики Таджикистан от 13 декабря 1996 года (Ведомости Маджлиси Оли Республики Таджикистан, 1996 г., №23, ст. 351)
Оли Республики Таджикистан, 1996 г., №23, ст. 351 внесены принятые изменения и дополнения
Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconДоклад об экологической ситуации на территории республики башкортостан в 2011 году уфа 2012
Законодательное и нормативно-правовое обеспечение природопользования и охраны окружающей среды 4
Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconКодекс республики таджикистан в редакции Закона рт от 6 августа 2001 г. N 41, от 3 мая 2002 г
Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок
Нормативно-правовое регулирование судоустройства и судопроизводства республики таджикистан iconОсновы бухгалтерского учёта для предпринимателя, практика использования программы 1С-бухгалтерия для начинающего
Нормативно-правовое регулирование бухгалтерского учета в РФ на предприятиях малого и среднего бизнеса. Основные принципы организации...
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2017
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница