Виталий Пшеничников записки полярного летчика




НазваниеВиталий Пшеничников записки полярного летчика
страница2/26
Дата конвертации08.04.2013
Размер4.85 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

– Десятому заход на посадку разрешаю, – услышал в наушниках голос диспетчера.

Плавно вытягивая на себя сектор газа, убавил обороты мотора, закончив разворот, увидел на земле тонкую и короткую посадочную полосу, до нее было не менее километра. Теперь возникла еще одна сложная задача – закончить снижение и перевести машину в горизонтальный полет не более чем за сто-двести метров от края посадочной полосы. Тронув штурвал от себя, увидел, что самолет «клюнул носом», то есть перешел в режим снижения. Несмотря на то, что он тянул на себя сектор газа, убавляя обороты мотора, машина полетела к земле, набирая скорость. «Такое падение может привести к тому, что для вывода самолета из пикирования не хватит высоты! А это неминуемая катастрофа!» – подумал он. Страх черной холодной змеей заполз в душу. – «Что делать? Что делать?» – пульсировал в мозгу один вопрос. Самолет как санки, летящие с крутой горки, катился вниз, к земле, набирая скорость с каждой секундой. Взгляд Валерия остановился на приборе скорости, он обомлел она в полтора раза превышала максимальную.

«Разобьемся!» – с тоской подумал он и что было силы потянул штурвал на себя. Но штурвал стоял как вкопанный, он с ужасом понял, что не может один вывести самолет из пикирования, это означало только одно – неминуемую катастрофу.

«Господи, спаси и сохрани!» – мысленно взмолился Валера и почувствовал, что какая-то неведомая сила помогает ему, штурвал нехотя поддается его усилиям. Самолет, выходя из пикирования, просел, не долетев до земли, перешел в горизонтальный полет. «Говорят, чудес не бывает, только о Боге вспомнил, помощи попросил, самолет сам перешел в горизонтальный полет!» – подумал он.

Его рассуждения прервал голос инструктора в наушниках шлемофона:

– Курсант, доложите, какую ошибку вы совершили при переходе к снижению?

Только теперь Валерий посмотрел на кресло командира, с удивлением увидел инструктора, глаза его округлились от неожиданного открытия. В горячке полета забыл, что рядом сидит Пенкин, иллюзия самостоятельного полета пропала.

– Ты чему так удивился, курсант, отвечай на поставленный вопрос! – услышал в наушниках требовательный голос.

– Извините, Борис Павлович! Совсем растерялся. Причина быстрого сваливания самолета в пикирование большой угол снижения, а также несвоевременный перевод машины в горизонтальный полет для гашения скорости.

– Молодец, если знаешь свою ошибку, второй раз не допустишь. Теперь вновь бери управление на себя и садись, – приказал инструктор.

– Но мы уже перелетели начало посадочной полосы! – возразил курсант.

– Что должен делать летчик, если заход не удался?

– Запросить у диспетчера разрешение на второй заход! – не задумываясь, ответил Валерий и посмотрел на инструктора. Тот с безразличным видом смотрел в окно пилотской кабины. «Это я должен делать, раз взял управление самолетом на себя!» – раздосадованно подумал курсант, запоздало, переключив тумблером связь на вызов диспетчера.

– Вышка на связи! – услышал он ответ.

– Десятый просит повторный заход на посадку. Прием!

– Заход разрешаю, высота сто, – разрешил диспетчер.

– Вас понял, ухожу на разворот.

Пролетая над полосой, курсант набрал сто метров высоты, выполнил разворот и вновь прицелился на конец узкой и короткой ленточки посадочной полосы. Теперь он не сваливал машину в пикирование, убавив обороты мотора, перевел в режим планирования со снижением. Неожиданно сердце его подскочило в груди, готовое вылететь, самолет провалился в воздушную яму. Справившись с мгновенной растерянностью, добавил оборотов мотору, увеличив скорость. Подъемная сила крыльев удержала самолет от дальнейшего падения к земле. «Метров пятьдесят провалились вниз!» – с запоздалым ужасом подумал курсант. Пот катился градом из-под шлемофона, он не замечал этого. Конец посадочной полосы приближался с катастрофической быстротой, когда ее край промелькнул за стеклами кабины, Валерий, глядя на высотомер, который показывал нулевую высоту, отдал штурвал от себя. Машина среагировала через мгновение и, опустив нос, понеслась к бетону, мелькавшему под крыльями. Растерявшись потянул штурвал на себя, но почувствовал сопротивление и приложил всю силу, которая у него была, штурвал не двигался с места. Самолет перестал падать на полосу, выровнялся.

– Совершай посадку, курсант! – услышал он в наушниках приказ инструктора.

Самолет на высоте одного метра летел над полосой. «Боже мой! Два раза мог разбиться, у меня ничего не получается! – промелькнуло в сознании. – Врешь, я посажу самолет, как надо!» – собрал волю в кулак, убрав обороты мотора, начал плавно снижаться, но мягкой посадки не получилось. Заднее колесо шасси, дутик, как его называют в малой авиации, ударилось о бетон, потом о его поверхность ударились колеса шасси. Самолет подпрыгнул, задрав хвост, но курсант теперь уже плавно опустил машину на шасси, только потом опустил хвост. Когда самолет бежал по земле, он увидел, что конец посадочной полосы уже близко, преодолев секундное замешательство, сбросил обороты мотора и нажал на гашетку тормоза. Курсант и инструктор повисли на привязных ремнях, самолет быстро гасил скорость, вскоре остановился в десяти метрах от края полосы. Когда Валерий увидел это, у него потемнело в глазах. Но команды передать управление не последовало и он, развернув машину на одном месте, подрулил на стоянку, где притихшей стайкой стояли курсанты, наблюдавшие полет с земли и переживавшие за своего друга.

– Полет окончен, разрешите выключать мотор! – запросил он вышку.

– Выключайте! – последовал ответ. Двигатель, чихнув серым облачком выхлопного газа, замолчал, винт остановился, но Валерий по-прежнему сидел в кресле, переживая полет.

«Из этого курсанта выйдет толк, для первого полета вел себя хорошо!» – подумал инструктор. – Почему сидим? – спросил он притихшего юношу.

– Первым самолет покидает старший по званию! – ответил тот заученной фразой.

– Управление у тебя никто не забирал, так что ты здесь старший по приказу. Могу сказать, что для первого полета вел себя довольно прилично. Над ошибками подумай, все отлетают, проведем разбор полетов, – сказал инструктор.

Сердце от оценки его действий радостно забилось в груди:

– Спасибо, Борис Павлович! Я научусь летать!

– Только на это я и надеюсь, – засмеялся инструктор, – а теперь марш на аэродром, пусть Петров полетает.

Не прошло и секунды, как Валерий исчез из пилотской кабины. Улыбающийся инструктор слышал лязг открываемой двери, стук стремянки и громкий крик:

– Парни я сам летал!

В ответ раздался одобрительный гомон, Дикунов забыл о Петрове, радуясь совершенному им самостоятельному полету.

Пенкин, открыв форточку, высунулся из кабины.

– Курсант Петров, в самолет! – властно крикнул он. Через секунду в кабину заглянул Петров. – Что, мы так и полетим с открытой дверью и неубранной стремянкой?! – с напускной суровостью спросил его инструктор. Петров исчез, послышался лязг брошенной на пол салона стремянки, стук двери. Опять в проеме двери пилотской кабины появилась физиономия курсанта:

– Курсант Петров…, – дальше его доклад оборвался: стараясь принять стойку «смирно», он ударился головой о верхнюю часть дверного проема и смотрел на инструктора шальными глазами.

– Садись в кресло, а то самолет сломаешь, летать не на чем будет! – смеясь сказал тот сконфуженному курсанту.

– Валера, расскажи, как прошел полет, где ты прокололся? – обступили Дикунова товарищи. Он долго молчал, приходя в себя, мысленно анализируя полет от взлета до посадки. Наконец до его сознания стали доходить вопросы друзей, их интересовало, сколько было замечаний инструктора.

– Всего два или три, – отходя в сторону и наблюдая взлет Петрова, ответил он.

Когда полеты подошли к концу и самолет зарулил на стоянку, курсанты гурьбой, весело обмениваясь впечатлениями, прошли в аудиторию. Вошел инструктор, все замолкли, встали.

– Прошу садиться, приступим к разбору полетов, – сказал Пенкин, опускаясь на стул за столом преподавателя. – Ребята, сегодня вы начали летать, я поздравляю вас с этим знаменательным событием! – сказал инструктор.

– Спасибо, товарищ инструктор! – громко и слаженно ответили курсанты.

– Летали вы, надо сказать, не плохо. Я сегодня расскажу только об общих ошибках пилотирования, чтобы не портить вам праздничное настроение. Первая грубая ошибка, которая неминуемо приведет к катастрофе, это сваливание машины в пикирование при начале снижения. Если самолет разовьет при пикировании две-три полетных скорости, вы никакими силами его уже не уведете от удара о землю. На АН-2 отсутствует гидравлика, которая помогает в полете пилотам большой авиации. Там штурвал связан с рулями через систему гидравлики, которая удесятеряет усилие пилота. У нас одна надежда на собственные силы. Вторая грубая ошибка при посадке – это «козел». Каждый из вас знает, что это удар дутиком о полосу, с последующим жестким приземлением на шасси. Каждый из вас не избежал этой ошибки. Вы можете сломать стойки шасси, что приведет к неизбежной катастрофе. Более того, хвост, после удара задним колесом шасси становится практически неуправляемым, подскакивает в воздух, и в это время порыв ветра может изменить направление движения самолета. К чему это ведет? Машина выкатывается за посадочную полосу, одно или оба колеса попадают в мягкий грунт. Самолет, обладая громадной поступательной энергией, переворачивается через капот, и в лучшем случае становится на киль, перо руля высоты. В каждом втором случае это приводит к пожару. Малейшей искры о камень, бетон хватит, чтобы фюзеляж воспламенился. Я не пытаюсь никого запугать, это печальная статистика летных происшествий.

Курсанты сидели не шелохнувшись, слушая старого пилота, который очень многое повидал на своем жизненном пути… за годы, проведенные в воздухе.

«Ну и заливает инструктор о капотировании во время «козла». Зачем ему это надо?» – думал курсант Василий Петров.

– Если все поняли, разбор полетов окончен, до свидания. Завтра полеты с девяти часов, прошу без опозданий.

Сидя в столовой, курсанты обсуждали оценку их полетов инструктором.

– Все это лабуда, что при «козле» самолет может выкатиться за полосу и скапотировать. А для чего тогда в кабине сидят два пилота? Я никогда в это не поверю, – рассуждал Петров. Кто-то соглашался с ним, кто-то – нет. Дикунов подумал: «Зачем инструктору нагонять на нас страху? Его слова нельзя подвергать сомнению, надо принимать за аксиому!».

Быстро пролетели четыре месяца практических полетов, теперь каждый курсант мог обходиться без инструктора от взлета до посадки. В курсантской среде начали циркулировать слухи о скором направлении на летную практику, все гадали, куда пошлет начальство. Наконец этот день наступил, их построили, начальник училища Петр Мурысин поздравил всех с завершением курса практических полетов.

– Сейчас мой заместитель по летной практике огласит списки курсантов, направленных в авиационные отряды для прохождения полетной практики. Слушать внимательно! – Строй застыл, можно было слышать полет мухи. – Вам слово, товарищ Огнев!

– Товарищи курсанты! Командование решило направить вас по регионам в зависимости от успеваемости. Самые подготовленные направляются в Сибирь, в Красноярский край, это курсанты Дикунов… Что дальше говорил Огнев, Валера уже не слышал. Его назвали первым среди самых успевающих, и это было большой победой. «Я сдержал слово, данное родителям, учился только отлично!» – удовлетворенно подумал он.

В Красноярском управлении ГВФ курсантов Петрова, Дикунова, Гаврилова, Золотухина Владимира направили в Ачинский авиаотряд. Там новичков приветливо встретили, Дикунова и Петрова закрепили за шеф-пилотом Аксютенко. Оба курсанта летали в его экипаже стажерами, подменяя второго пилота. Через месяц Геннадий Степанович подал рапорт, из которого следовало, что его подопечные освоили пилотирование самолета и достойны перевода на должность второго пилота. Это был замечательный день, после приказа к курсантской стипендии начислялась половина ставки второго пилота. Оба ликовали, теперь они были полноправными летчикам экипажа Аксютенко.

Валерий сообщил об этом родителям, с первой скромной получки направил небольшую сумму денег. Мать с отцом были удивлены переводом от сына и безмерно гордились, вскоре все родственники знали, что их сын уже летает, зарабатывает деньги и не забывает своих родителей. Валера окреп и возмужал, теперь это был не желторотый юнец, это был мужчина, молодой летчик, выполнявший задания по перевозке грузов в народном хозяйстве. Через два месяца полетов с грузами их аттестовали на грузопассажирские перевозки.

Жаркое весеннее солнце ослепительным диском висело в приветливом голубом небе, сгоняя снег с полей и лесов. Уже отгремели ручьи в окрестностях Красноярска, проклюнулась нежная зелень травы на солнцепеках, радуя жителей, которые всю зиму видели надоевшие им белые и серые краски. Этот нежный зеленый цвет является предвестником тепла, по которому так скучают сибиряки во время длинной, холодной зимы. На кустах черемухи набухли и кое-где лопнули почки, природа просыпалась от зимней спячки и готовилась надеть на себя весенний зеленый наряд.

По дороге на аэродром курсанты с наслаждением вдыхали запахи весны.

– Василий! Ты посмотри вокруг, сегодня или завтра лопнут почки на черемухах и они покроются зеленью и забушуют белой кипенью цветов. В эти дни прихода весны так хочется жить! – сказал Валера, полной грудью вдыхая весенний воздух.

– Да ты еще и романтик! – удивленно сказал Аксютенко, с изумлением глядя на второго пилота. Вернувшись из диспетчерской, командир сказал: – Романтики, сегодня будем выполнять пассажирский рейс Ачинск – Новоселово – Балахта – Красноярск. Вы уже летали этим маршрутом вторыми пилотами, сегодня проведете полет самостоятельно, я буду сидеть на откидном кресле. В Красноярск командиром летит Дикунов, обратно он садится на место второго пилота, а место командира занимает Петров. Задача ясна?

– Так точно, товарищ инструктор! – отрапортовали курсанты, – разрешите принимать самолет?

– Разрешаю, – сказал шеф-пилот и пошел за курсантами, которые у бортмеханика принимали самолет. Не найдя неисправностей, доложили, что машина к полетам готова. «Молодцы, действуют как заправские пилоты. Толковые ребята попались!» – глядя на них, думал Аксютенко, расписываясь в журнале приемки.

Приняв на борт пассажиров, благополучно взлетели, попутный весенний ветер, подгоняя самолет, легко покачивал его в воздухе. Валера, сидя на месте командира, глянул в окно кабины. Самолет подлетал к районному центру Новоселово, который стоит на берегу Красноярского водохранилища, рядом с границей солнечной Хакасии.

Неожиданно для себя в логу, на краю поля, он увидел окаймлявшую склон сахарно-белую широкую полосу снега. «Не может быть таким белым прошлогодний снег рядом с полем», – подумал летчик, глядя вниз. Тронув рукой Петрова, он показал пальцем на землю, тот посмотрел в окно кабины и прилип к нему. Теперь и Дикунов рассмотрел, что под крылом проплывают заросли черемухи на южном склоне лога. Ветки кустов кипели белым цветом, с нежным, едва заметным розовым оттенком. Оторвав взгляд, Василий восхищенно посмотрел на Аксютенко и громко сказал: « Красота!»

– Что вас так удивило? – привстав с сиденья и глянув за борт, спросил тот по самолетному переговорному устройству. Больше он ничего не спрашивал, только неотрывно смотрел на уходящие под крыло заросли черемухи в бело-розовом свадебном наряде.

– Весна ребята! Красота неземная! – показывая большой палец правой руки, сказал он. Валера запросил метеоусловия аэропорта Новоселово, ответ был малоутешительный: – дул южный боковой ветер: скоростью десять метров в секунду. Это допустимые условия для посадки, в салоне самолета находились пассажиры, летевшие до этого порта. Наконец пилоты увидели водную гладь Красноярского водохранилища, которое в районе поселка разливалось более чем на шесть километров. На берегу стояли дома районного центра, облепив пологий склон холма. Игрушечные сверху, двухэтажные дома главной улицы были окружены домами частного сектора.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconСоколов Виталий Иванович Выпускник 1942 года
Виталий Иванович родился в д. Иванковице Островского района в 1924 году 12 декабря
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconВиталий Борисович Бакалдин
Виталий Бакалдин человек удивительно яркой судьбы. И, наверное, не может быть иначе, коль отпустили ему небеса большой поэтический...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconВиталий Иванович Стеканов
Виталий Иванович Стеканов известный человек в творческой среде Нижнего Тагила. Скульптор, мастер декоративно-прикладного искусства,...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconБианки виталий валентинович
Виталий Бианки родился в Петербурге. Певучая фамилия досталась ему от предков-итальянцев. Возможно, от них же и увлекающаяся, артистическая...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconПрограмма игрового фильма белый тигр
В ролях: Алексей Вертков, Виталий Кищенко, Валерий Гришко, Александр Вахов, Дмитрий Быковский – Ромашов, Герасим Архипов, Виталий...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconТ. Н. Данилевич записки спутницы
Отмечая двадцатипятилетие страшных дней на берегу реки Дравы, я решила распространить мои записки самиздатом. Это всё, что можно...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconНу, кажется, дождались. Наконец-то перед публикой появится «неуловимый» Виталий Кличко — обладатель почетного чемпионского титула по версии wbc в супертяжелой весовой категории
...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconРади своего народа виталий кличко был готов отменить важнейший бой
Виталий. Как известно, братья Кличко на выборах президента Украины поддержали Виктора Ющенко. Младший брат Виталия – Владимир – лишь...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconXiv гляциологический симпозиум первый циркуляр c 3 по 11 сентября 2008 г в г. Иркутске состоится XIV гляциологический симпозиум под девизом «Гляциология от Международного геофизического года до Международного полярного года»
«Гляциология от Международного геофизического года до Международного полярного года». Он проводится Гляциологической ассоциацией...
Виталий Пшеничников записки полярного летчика iconЛидия Богданович Записки психиатра
«Записки психиатра» Лидии Богданович – это попытка молодого советского врача дать критическую оценку первых и самых трудных лет своей...
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница