Республики башкортостан




НазваниеРеспублики башкортостан
страница10/20
Дата конвертации12.04.2013
Размер2.28 Mb.
ТипСборник
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20

Литература

1. A.Z. Niewola u Szamila, “Athenaeum” t. VI, 1850, s. 121-163.

2. Gralewski M., Kaukaz. Wspomnienie z dwunastoletniej niewoli. Opisanie kraju – Ludność – Zwyczaje i Obyczaje, - Lwów, 1877.

3. Jałowicki A. Moje wspomnienia. – Warszawa, 1970.

4. Potocki J. Podróże. oprac. L. Kukulski. – Warszawa, 1959.

5. Rejchman J. Podróżnicy polscy na Bliskim Wschodzie w XIX w. - Warszawa, 1972.
© Боголюбов А.А., 2007


«Он был настоящим украшением кружка изгнанников»

(о польском поэте Эдварде-Витольде Желиговском)
И.М. Гвоздикова

(к.и.н., г. Уфа,

Республика Башкортостан, Россия)
С нашим краем связаны судьбы репрессированных царизмом деятелей культуры – выдающегося украинского поэта Тараса Шевченко, замечательного русского поэта Алексея Плещеева, известного польского поэта Эдварда Желиговского.

Шевченко служил солдатом с 1847 по 1857 год, Плещеев - с 1850 по 1856 год. Желиговский в 1853-1857 годах находился под надзором властей с запрещением отлучек из губернии. Годы, проведенные в Оренбургской ссылке, способствовали установлению дружеских отношений и творческих взаимосвязей этих поэтов.

Э. Желиговский отбывал ссылку в Уфе в течение трех лет. Эдвард-Витольд, а по уфимским документам - Эдвард Юлианович, родился в 1816 г. в Виленской губернии (в формулярном списке о службе Желиговского в Уфе на январь 1857 г. указано, что ему 36 лет). Он был выходцем из семьи мелкопоместного дворянина (как он сам писал: с матерью и братьями владел 60 десятинами земли).

Эдвард получил хорошее образование, окончив дипломатическое отделение Дерптского университета. Затем он служил в канцелярии виленского генерал-губернатора. В 1846 г. в Вильно вышло первое крупное произведение Желиговского (под литературным псевдонимом Антоний Сова) – драматическая фантазия «Иордан». На следующий год он подготовил к изданию вторую часть «Иордана» под названием «Зорский», но власти задержали ее выход в свет. Обе работы стали широко известны. Вот две оценки этого произведения. Из донесения виленского генерал-губернатора в Петербург в декабре 1850 г.: «Сочинение это, написанное звучными и хорошими стихами, исполнено разных темных намеков и рассуждений, доказывающих неблагонадежный образ мыслей автора, давно уже возбудившего на себя подозрение и состоявшего под надзором полиции.

По дошедшим до меня сведениям, означенное сочинение произвело сильное впечатление на молодежь и выражения его часто приводятся в других сочинениях, коим «Йордан» служит, по-видимому, образцом». Это резюме начальника губернии удачно дополняет восторженный отклик патриотически настроенной интеллигенции: «Со времени появления последних сочинений Мицкевича вплоть до 1847 г. ни один из поэтов не потряс так сильно умы современников».

Косвенные данные говорят о том, что Желиговский участвовал в работе польских конспиративных кружков, в том числе Союза литовской молодежи, ставящих целью национальную независимость и буржуазные демократические преобразования. В произведениях Эдварда и близких ему по духу виленских литераторов, по доносам цензоров, «в духе религиозной таинственности проявляются намеки на возрождение Польши... и во многих местах излагаются мысли и понятия настоящего коммунизма).

Хотя следствию не удалось доказать связь Желиговского с Союзом литовской молодежи, губернатор и III отделение и 1851 г. приняли решение об изоляции его как врага самодержавия и крепостничества. Два года пробыл Желиговский под надзором полиции в Петрозаводске. Ссылаясь на плохое здоровье, он несколько раз просил о переводе в Оренбург. Эдвард знал, что в Оренбурге было много ссыльных поляков и среди них его друг по Дерптскому университету Бронислав Залесский, известный польский общественный деятель. С 1843 г. Залесский нес солдатскую службу в Оренбургском корпусе и через пять лет за отличие в военных действиях в Бухаре был произведен в прапорщики.

В Оренбурге Бронислав сблизился с В.Е. Григорьевым, чиновником по особым поручениям при генерал-губернаторе В. Л. Перовском, известным ориенталистом из Петербургского университета. По просьбе Григорьева генерал-губернатор согласился на переезд Желиговского в губернию, но местом ссылки определил не Оренбург, а Уфу.

До отъезда в Уфу из-за тяжелой болезни осень и часть зимы 1853 г., по разрешению Перовского, Эдвард оставался в Оренбурге. Он познакомился и подружился со многими ссыльными поляками, с которыми его сближали общность взглядов на будущее Польши и социальное переустройство общества в стране. Здесь Желиговский был представлен поэту и переводчику А.Н. Плещееву, определенному в солдаты за участие в кружке Петрашевского. Плещеев перевел стихотворение Эдварда «Два слова» и подарил автограф автору. О прибытии Желиговского в губернию стало известно и Т.Г. Шевченко. В январе 1854 г. он писал Б. Залесскому из Новопетровского укрепления: «Йордана» и Сову я знаю как твое сердце...».

24 января 1854 г. Желиговского выслали в Уфу под надзор полиции «без сроку». Небольшой губернский город с населением около 15 тысяч человек был переполнен различными учреждениями губернского, уездного и городского уровня. Чиновничество насчитывало 1195 человек. Город остро нуждался в образованных людях. Поэтому, поколебавшись некоторое время, гражданский губернатор С.В. Ханыков отдал распоряжение принять Желиговского с 22 марта в губернскую канцелярию канцелярским чиновником с чином коллежского секретаря (по X классу). Высочайшим приказом от 6 мая решение было подтверждено. Позволение работать было значительным послаблением в режиме ссылки: в Петрозаводске Желиговского не принимали на службу, и он вынужден был существовать на небольшие деньги, высылаемые матерью.

Несмотря на постоянную слежку, мелочную опеку полиции ,Желиговский воспрял духом. Этому во многом способствовала поддержка и дружеское общение с вице-губернатором Егором Ивановичем Барановским. Выпускник Петербургского училища правоведения, Барановский до назначения в Уфу летом 1853 г. служил в 3-м департаменте Сената. По оценке современников, он принадлежал к кругу либеральной молодежи, в руки которой постепенно переходило управление в столицах и губернских городах. По рекомендации Барановского новый гражданский губернатор И.М. Потулов перевел Эдварда на должность младшего чиновника особых поручений при губернаторе. Министр внутренних дел согласился с этим повышением.

Для Желиговского новая должность означала возможность выезда из Уфы, приличное жалованье в 215 рублей (такая же сумма на наем жилья). Желиговский становится помощником вице-губернатора, развернувшего борьбу с чиновниками, уличенными во взяточничестве и т.п. Только «за лихоимства» Барановский снял 55 чиновников. Следует отметить, что Барановский поддерживал и других политических ссыльных. Т. Шевченко передал ему в подарок автопортрет. А. Плещеев в признательность за поддержку подарил по возвращении в Петербург из ссылки двухтомник своих произведений. (Их переписка длилась с 1859 по 1872 г.) Судя по документам, в одной из своих служебных поездок Желиговский был вместе с крупнейшим в стране переводчиком и постом, уроженцем Уфы М.Л. Михайловым, впоследствии активным деятелем освободительного движения в стране.

Желиговский был очень рад появлению в Уфе Михайлова. В юности Михайлов перевел стихотворение Адама Мицкевича «Сон» (опубликовано в «Литературной газете» в 1848 году), он и позднее возвращался к творчеству выдающегося польского поэта. Сохранился перевод стихотворения Мицкевича «К польке-матери».

В Уфе Желиговский пользовался библиотекой, привезенной Михайловым, а также читал книги, которые тот получал от своих уфимских знакомых (и даже от самой губернаторши). Они проводили вместе свободные вечера. Записка Михаилу Ларионовичу на французском языке тому подтверждение: «Г-н Барановский и я намереваемся провести этот вечер у Вас. Будьте любезны известить нас, не противится ли этому Ваша муза и Ваши занятия. «Гость не вовремя хуже татарина». Весь Ваш Э.В. Желиговский».

Оплачиваемая служба давала поэту возможность заниматься литературным творчеством. В Уфе Желиговский пишет новые стихи, готовит сборник «Стихотворения Антония Совы», работает над романом «Сегодня и вчера». Много времени он уделяет переводам. Он перевел на польский язык стихи И.А. Некрасова, поэму «Катерина» и ряд стихотворений из «Кобзаря» Т.Г. Шевченко. Творчество Эдварда Желиговского было не только потребнос­тью души, но и протестом против ссыльного режима и репрессий над деятелями освободительного движения.

Определенная часть либерального чиновничества и оппозиционно настроенных офицеров проявляла сочувствие к ссыльным, помогала им переписываться с родственниками и друзьями, отвозя корреспонденцию и позволяя присылать письма и книги на свои адреса. Известно, что Желиговский посылал Шевченко переводы его произведений. А от Тараса Григорьевича получил два «незаконно» написанных экземпляра «Варнака»: один из них с дарственной надписью Желиговскому, второй - для вручения Михайлову, с на­деждой на издание в Петербурге. Т. Шевченко, по словам Б. Залесского, высоко ценил Желиговского, «переводил некоторые его песни и воспылал к нему искренней дружбой, которую сохранил до конца жизни». Получив от Залесского портрет Желиговского, Шевченко горячо поблагодарил его и заметил: «Что-то близкое, родное я вижу в этом добром, задумчивом лице; мне так любо, так отрадно смотреть на это изображение, что я нахожу в нем самого искреннего, самого задушевного собеседника». По возвращении из ссылки Желиговский вписал в дневник Тараса Шевченко посвященные ему стихи.

В Уфе Желиговский тайно общался с другими ссыльными поляками. Под надзором полиции здесь жил волынский дворянин В. Махчинский, осужденный в 1849 г. военным судом «за хранение оружия, стихов и разных бумаг возмутительного содержания». В губернской строительной и дорожной комиссии служил В. Кубацкий, сосланный «за прикосновенность к злоумышленному обществу, открытому в Вильно» в 1849 г., - Союзу литовской молодежи. В 1853 г. по состоянию здоровья он был уволен с военной службы и из Орска переведен в Уфу под полицейский надзор.

В 10-м линейном батальоне Оренбургского корпуса, дислоцировавшемся в Уфе, в 40-50-х гг. служило 34 ссыльных поляка. Среди них «за прикосновенность» к Союзу литовской молодежи - А.Дашкевич, Г. Конец, Л. Тарновский, В. и М. Эйсымонты. Солдатами в Уфе служили также К. Хращевский, конфирмованный «за прикосновенность к открытому в 1848 г. в Царстве Польском тайному обществу, имевшему целью восстановить независимость Польши», И. Плащевский - за то, что «хранил стихи, написанные в духе неприязненном правительству... и питал неблагонамеренный образ мыслей», И. Сокольский, Я. Струмевский, А. Шафранский и другие, основной «виной» которых была «неблагонадежность в политическом отношении».

Полицейские документы не сообщают об уфимском конспиративном кружке ссыльных поляков, сплотившихся вокруг Желиговского. Но позднее, уже в эмиграции, бывшие ссыльные смогли сказать правду о Желиговском: «Во время своего пребывания в приуральском крае он был настоящим украшением кружка изгнанников и не один почерпнул от негоо моральную силу и существенную поддержку».

Высокая культура Желиговского, его литературные интересы, общительный характер притягивали передовую интеллигенцию города. Среди них, несомненно, были люди, сочувствующие освободительной борьбе поляков, верившие в независимость Польши и дружественные отношения между Россией и Польшей. Желиговский вел пропаганду польской литературы. Интерес к ней у уфимцев выразился, в частности, в создании кружка по изучению польского языка. «В обществе русских он тоже умел снискать к себе общее уважение», - писал о Желиговском Б. Залесский. Много стихов Желиговский посвятил уфимским друзьям: жене вице-губернатора Екатерине и ее сестре Ольге, Софье Буткевич, Петру Самарину и другим.

Дружба и творческие контакты, которые установились у Желиговского во время ссылки с русскими, украинскими и, конечно же, польскими деятелями освободительною движении, а также представителями либерально настроенной местной интеллигенции, сказались на его взглядах.

Но еще раз вернемся в Уфу. Именно здесь Эдвард Желиговский встретил свою любимую. Это была Софья Буткевич из старинного уфимского дворянского рода Аничковых. Их сблизило литературное творчество и общность политических взглядов. Софья мечтала стать писательницей и посылала свои публицистические статьи в герценовский «Колокол». В Петербург они уехали вместе, но за границу Эдвард отправился один.

В Париже польская эмиграция, видимо, больше с политическими целями, решила устроить брак видного представителя польской литературы и общественного движения с дочерью великого Адама Мицкевича Еленой. Но венчание, назначенное на 21 марта 1861 г., не состоялось. А вскоре в Париж приехала из Петербурга Софья Буткевич, и они уже не расставались до самой смерти Эдварда в декабре 1864 г.
© Гвоздикова И.М., 2007

Шопен в творческой деятельности Балакирева
Е.К.Карпова,

(к. искусств., доц. УГАИ

им. З. Исмагилова, г. Уфа, РБ, Россия)
Е.С.Климова

(студентка УГАИ им. З. Исмагилова, г. Уфа,

Республика Башкортостан, Россия)
Отношение русских музыкантов к Шопену «есть история глубокой и с ходом десятилетий крепнущей идейно-творческой солидарности», – писал в своей книге о Шопене Ю. А. Кремлев [3, с. 652]. Этот процесс был многосторонним, и его итогом явилась прочная, нерушимая привязанность русских музыкантов к Шопену как гениальному композитору, отразившему национальные традиции польского народа, патриоту, брату-славянину. Впервые в России музыка Шопена прозвучала в концертах (1828-1831) известной польской пианистки и композитора М. Шимановской, именно она открыла Шопена русской публике. К 1836 году относятся первые сведения об издании сочинений польского музыканта. Распространению их способствовали русские ученицы самого Шопена – М. Калергис-Муханова, Э. Греч, В. Кологривова, Е. Чернышева, Е. Шереметева, Е. Обрескова.

Шопен занимает особое место во взаимосвязях двух культур – русской и польской. Композиторы нескольких поколений стремились познать его. Высочайшую оценку музыке Шопена дали выдающийся музыкальный критик и композитор А. Серов, идейный вождь кучкизма В. Стасов. «…Со времени смерти Бетховена и до Шопена никто не находил, как он, дорогу к самым таинственным сторонам нашей души и никто не умел столько же, как он, уловлять и выражать те тайные движения нашего духа, которые, по-видимому, суть исключительное достояние сынов нашего века», – писал Стасов [7, с. 658]. Любовь к творчеству Шопена отличает и крупнейшего музыкального критика, выдвинутого Могучей кучкой, Ц. Кюи, и композитора, посвятившего Шопену свою оперу («Пан воевода») – Н. Римского-Корсакова.

Особый вопрос – Шопен в творческой деятельности главы Новой русской школы Милия Алексеевича Балакирева (1936-1910). С именем польского мастера связаны различные ее сферы. К сожалению, рассредоточены во многих публикациях факты, – а их немало, – показывающие Балакирева как исполнителя Шопена, композитора, на чье творчество оказал немалое влияние «польский Моцарт», а также общественного деятеля, стремящегося увековечить имя своего кумира.

Балакирев стал одним из лучших исполнителей сочинений польского гения фортепиано, играя их на протяжении всей своей жизни. Сам Балакирев говорил так: «Не знаю, почему я отдаю предпочтение творчеству Шопена, но он меня всегда глубоко трогает. Его музыка родственна моей душе» [4, с. 4]. Уникальным материалом остается статья Б. В. Асафьева «Шопен в воспроизведении русских композиторов», где автор немало внимания уделяет Балакиреву, игру которого ему довелось услышать.

Балакирев, как считает Асафьев, по-своему понимал Шопена: «В пианизме Балакирева слышалось что-то старомодное <...> но, конечно, насыщенное властной мыслью. Нервности – ни-ни! <...> Педали мало – и шопеновский бисер мелькал как рассыпавшаяся по поверхности ртуть. <...> Перед игрой он ”швырнул” хозяйке дома, по-видимому, бывшей его ученице: ”Шопен вам не дамский угодник”, а спорившему с ним о классической русской поэзии студенту (Балакирев восхищался поэзией Хомякова, философической содержательностью его стихов и даже их чеканностью за счет нещадно унижаемого им Лермонтова): ”музыка не офицерская прихоть – вот в Шопене еще дышит настоящий Байрон ”Манфреда” и ”Каина”»! [1, с. 2].

По словам Асафьева, Балакирев «снимает» с Шопена все, что содержало хотя бы намек на любовную романтику: «Балакирев владел своей продуманной философией музыки Шопена, и в строгости и суровости, в аскетичности фразировки чуялось стремление услышать в этой музыке мир величавых идей и дум, и образы тех людей, что умели отстаивать свою правду».

Влияние Шопена отразилось и на творчестве русского композитора. В 1856 году Балакирев успешно дебютирует как композитор в Петербурге с первой частью Концерта для фортепиано фа-диез минор. Балакирев выступил высокоталантливым продолжателем Шопена, причем его замечательная способность усваивать и претворять проявилась блистательно. Пользуясь творческим опытом Шопена, Балакирев с его помощью обобщал средствами концертного жанра те интонации русской мечтательно-романтической музыки и, прежде всего, русского романса, которые, вместе с интонациями раннего Шопена, находились в общем русле славянских романтических течений.

В творчестве Балакирева видно явное намерение продолжить культуру жанров, установленных Шопеном, – фортепианных скерцо, мазурок. Как и Шопен, он пишет также ноктюрны, вальсы, сонаты. Сам он, к примеру, свои мазурки называет «мастерские стилизации впечатлений» от музыки Шопена, а также «свободно–самостоятельные фантазии по поводу этих впечатлений» [5, с. 241].

Глубокая любовь Балакирева к Шопену нашла свое выражение в ряде сделанных им переложений произведений великого композитора. Оригинально переложение знаменитого Этюда до-диез минор для струнного квартета. Мазурку ор.7 №7 он инструментовал уже для струнного оркестра. Балакирев делает попытку создать новое произведение на основе двух шопеновских контрастирующих Прелюдий (№ 14 и № 11), переработав и объединив их в одну пьесу под названием «Экспромт на темы двух прелюдий Ф. Шопена». Работая в Певческой капелле, он сделал переложение музыки Шопена для хора, объединив две мазурки из разных опусов со словами А. Хомякова «Бывало, в поздний…».

К 100-летию со дня рождения Шопена Балакирев стал готовиться задолго и решил отметить его концертом в созданной им Бесплатной музыкальной школе. Он составил оркестровую сюиту из инструментовок некоторых фортепианных сочинений Шопена, а своему любимому ученику С. Ляпунову предложил написать симфоническую поэму «Желязова Воля». Для нее он представил свои материалы (речь шла об осуществлении в чужом творчестве замысла, выполнение которого было уже не под силу композитору, которому перевалило за семьдесят). Чтобы воспроизвести народный элемент, Балакирев воспользовался двумя польскими народными песнями, заимствованными из сборника Оскара Кольберга, а также некоторыми способами гармонизации самого Шопена. Как эпизод в композицию включался основной мотив «Колыбельной» Шопена.

С именем Шопена связаны и некоторые стороны общественной деятельности Балакирева. Ныне почти забыт тот факт, что инициатором первого памятника на его родине, в Желязовой Воле, стал именно русский композитор. В течение многих лет Балакирев мечтал совершить поездку в Польшу и, конечно, посетить место рождения Шопена. Это произошло только 28 сентября 1891 года. После приезда в Варшаву он сразу же посетил костел Св. Креста, где покоится сердце Шопена. В прессе высказывал мысль о том, что полуразрушенную усадьбу на родине Шопена давно пора превратить в мемориальный музей. Позже варшавские музыканты, уже приглашая Балакирева на открытие памятника, писали: «Поездка (пилигримство) ясновельможного пана в 1891 году в Желязову Волю, колыбель великого нашего maestro Фридерика Шопена, вызвавшая в свое время обширные комментарии в печати, напомнила комитету варшавского Музыкального общества давно лежащую на нем обязанность заняться вопросом о памятнике Шопену в его родном гнезде» [5, с. 429].

Большое недоумение вызвало у Балакирева положение варшавского Музыкального института (консерватории), во главе которого стоял Наблюдательный совет, состоявший из чиновников и возглавляемый мало смыслящим в музыке родственником одного министра. Прибыв в Петербург, Балакирев начал хлопотать в официальных кругах при посредстве Т.Филиппова и С.Танеева о предоставлении места директора Варшавской консерватории специалисту-музыканту. Одновременно он ходатайствовал о правительственном разрешении организовать сбор средств в фонд сооружения памятника Шопену, необходимые деньги, предполагая собрать при помощи открытых концертов и сбора пожертвований в Варшаве, Петербурге, Москве и некоторых городах Западной Европы.

Открытие памятника состоялось 2/14 октября, концерт в пользу стипендии им. Ф. Шопена, утверждаемой Варшавской консерваторией, – 5/17 октября 1894 года. Сольный концерт Балакирева, исполнившего 5 октября произведения Шопена, потряс всех. Ряд блестящих отзывов появился и в русских, и в польских газетах. Балакиреву был подарен великолепный серебряный венок в пышной лавровой лире с надписью на польском языке: « М. А. Балакиреву в память открытия памятника Шопену в Желязовой Воле. От Варшавского музыкального общества». Это оказался последний в жизни Балакирева публичный концерт, и он полностью состоял из произведений польского композитора.

История показывает, что сила воздействия творческой фигуры польского мастера на русскую культуру была исключительной. Многие эстетические принципы, свойственные Шопену, были близки и русским композиторам. В первую очередь их сближало обращение к народным истокам, русские музыканты особенно высоко ценили эту сторону шопеновской музыки и, конечно, многому учились у него. Они посвящали Шопену свои произведения, развивали жанры, в которых он работал, впитывали стилистические черты. Заслуга Балакирева состоит в том, что он в какой-то степени заново открывал Шопена слушателям, показывая мощь композитора-новатора. И в своей исполнительской, и в общественной деятельности Балакирев стремился увековечить память о выдающемся сыне польского народа.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   20

Похожие:

Республики башкортостан iconЗакон республики Башкортостан Об изменениях в административно-территориальном устройстве Республики Башкортостан, изменениях границ и преобразованиях муниципальных образований в Республике Башкортостан
Принят Государственным Собранием Курултаем Республики Башкортостан 16 декабря 2004 года
Республики башкортостан iconЗакон республики Башкортостан Об образовании Акбердинского сельсовета Иглинского района Республики Башкортостан (в ред. Закона рб от 29. 12. 2006 №404-з)
Принят Законодательной Палатой Государственного Собрания Республики Башкортостан 31 октября 2000 года
Республики башкортостан iconПлан мероприятий по реализации Послания Президента Республики Башкортостан Государственному Собранию-Курултаю Республики Башкортостан «Работать для людей»
Совет сельского поселения Озеркинский сельсовет муниципального района Караидельский район Республики Башкортостан
Республики башкортостан iconСписок членов коллегии Министерства культуры Республики Башкортостан
Председатель комитета Государственного собрания-Курултая Республики Башкортостан, председатель правления Союза писателей Республики...
Республики башкортостан iconМинистерство культуры Республики Башкортостан Республиканский учебно-методический центр по образованию
Тулебаева Венера Авхадеевна – заслуженный работник культуры Республики Башкортостан, главный специалист отдела культурно-просветительской...
Республики башкортостан iconОхрана культурного наследия Республики Башкортостан
Республики Башкортостан от 13 октября 2010 г. № Уп-611, Министерство культуры Республики Башкортостан осуществляет государственное...
Республики башкортостан iconРеспублика башкортостан совет сельского поселения тошкуровский сельсовет муниципального района балтачевский район
«О ветеринарии», Законом Республики Башкортостан от 30. 05. 20011г. №404-з «Об упорядочении выпаса и прогона сельскохозяйственных...
Республики башкортостан iconЗакон республики Башкортостан Об изменении границ и объединении отдельных сельских поселений в Республике Башкортостан Принят Государственным Собранием Курултаем Республики Башкортостан 18 ноября 2008 года. Статья 1
Охватывают по площади территории преобразовавшихся в соответствии с настоящим Законом поселений
Республики башкортостан iconРешение Об утверждении схемы (границы) одномандатных избирательных округов по выборам депутатов Совета муниципального района Бакалинский район Республики Башкортостан третьего созыва
Руководствуясь статьей 15 Кодекса Республики Башкортостан о выборах и ч. 1 п. 7 статьи 6 Устава муниципального района Бакалинский...
Республики башкортостан iconРешение Об утверждении прогнозного плана (программы) приватизации муниципального имущества муниципального района Миякинский район Республики Башкортостан на 2011 год
В целях реализации Закона Республики Башкортостан «О приватизации государственного и муниципального имущества в Республике Башкортостан»...
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2017
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница