Поэма риммы ханиновой «солнечный лев»




Скачать 81.22 Kb.
НазваниеПоэма риммы ханиновой «солнечный лев»
Дата конвертации27.11.2012
Размер81.22 Kb.
ТипПоэма
Э.М. Ханинова

ПОЭМА РИММЫ ХАНИНОВОЙ «СОЛНЕЧНЫЙ ЛЕВ»


В АСПЕКТЕ БУДДИЙСКИХ ТРАДИЦИЙ ВОСПИТАНИЯ


На первый взгляд, дихотомия Запад – Восток проявляется в том, что «в контексте буддийской культуры личность никогда не воспринимается, как на Западе, – чистая доска. То, что присутствует в личности изначально, неизмеримо больше, чем то, что эмпирически проявляет себя в жизни. Поэтому развивать личность, по буддийским представлениям, не значит «записывать на ней», а наоборот, значит – «стирать написанное», очищать сознание от «загрязнения» (1, с. 98).

На самом деле, этот универсальный принцип находил подтверждение и в древнегреческой философии. «Платон полагал, что наше познание есть в сущности ПРИПОМИНАНИЕ того, что душа врожденно знала, но забыла среди забот и впечатлений повседневной жизни, а вот в сосредоточении умозрения может восстанавливать это знание» (2, с. 12).

По Г.Д. Гачеву, индивидуум, выросший в атмосфере определенной национальной культуры, одарен ею талантом особого видения явлений бытия. Чтобы «уловить и определить особенные национальные черты в современных произведениях, которые все многосложны и многоуровневы и денационализированы под влиянием мировой цивилизации в той же мере, в какой они цветуще национальны», необходимы, по крайней мере, три точки опоры: архаика, классика и современность (2, с. 12, 30-31).

Заинтересованное творческое проникновение в недра национального культурного наследия является одной из главных особенностей поэтического мира Риммы Ханиновой (3, с. 14), в котором, как отмечено, проецируется евразийское начало (4, с. 8). Доминантной идеей становится при этом идея вечности («Вновь правит вечность»). Произведения Р. Ханиновой «совершенны в такой подаче: от «несовершенства человеческой природы» до «искусства быть в ладу с самим собой». Внутри этого, – как подчеркнула Р.А. Джамбинова, – человек, его чувства, принципы жизни, мудрость предков, другие ценности» (5, с. 213). Она, как и многие другие исследователи, отмечает сильное воздействие поэзии Р. Ханиновой на читателя.

В аспекте традиций буддийского воспитания особый интерес представляет поэма «Солнечный Лев» (1999). В ее основе – народная калмыцкая сказка «Хан Наран-Арслан» (6, с. 90-101). Темы любви и ненависти, верности и предательства, преступления и наказания обусловили сюжетные перипетии волшебной сказки с ее превращениями, воскресениями и традиционным счастливым концом. Рассказ о любви хана и девушки-сиротки, преодолевшей все препятствия (обман, навет, изгнание, разлука), с включением нравоучительной легенды о голубе и голубке, побуждает в философском плане к читательским размышлениям о тернистом пути к гармонии, истине и смыслу существования человека. С одной стороны, ревность и зависть ханских жен к новой сопернице, с другой стороны, корысть и предательство ханской свиты, в целом, недостаточный жизненный опыт и душевная незрелость хана Наран-Арслана способствовали бедам и несчастьям – гибели близких друзей (брата, слона, коня), увечиям ханши Айсы (лишению глаза и руки).

Редкий в мировой классификации сказок сюжет о безручке в калмыцком варианте имеет буддийскую направленность. Детеныш обезьяны молитвой отшельника превратился в прекрасную девушку: драматические коллизии ее судьбы определили несоблюдение нравственных законов жизни людьми, пренебрегшими десятью добродетелями буддийской этики и потому отдавшимся во власть десяти недобрым деяниям тела, ума и речи.

Авторская установка наблюдается уже в переименовании поэмы: калька призвана актуализировать не сословный элемент, а общечеловеческий характер, что, в свою очередь, позволяет унифицировать аксиологемы в универсальном континууме. Первая часть имени заглавного героя (Наран) указывает на солярный культ, вторая часть имени (Арслан) активизирует могущество и особость. В антропонимике многих народов, в частности тюрко-монгольских, имя Лев (Арслан) означало психофизические признаки силы, власти, храбрости. Это находит подтверждение в этнических подразделениях калмыков, происхождение которых связано, как и у многих народов, с языческими верованиями – особой связью с каким-либо животным. Так, с животными связаны следующие этнонимы-тотемы: арслангуды (львы), баргасы (тигры), бухусы (быки) и др. (7, с. 62-71).

Именно заглавный герой организует структурные связи сюжета, вокруг него, как вокруг солнца, вращаются планеты-герои, подчиненные ему – хану, мужу, брату. Самосознание хана Наран-Арслана иллюстрирует философему заблуждения, ибо «каждый должен быть учителем самому себе: ничего не принимать на веру, а познавать все на собственном опыте, чтобы реализовать все свои потенциальные возможности, заложенные природой» (8, с. 5). Введенный в заблуждение относительно новой жены Айсы другими своими женами, властитель впадает в гнев (что противоречит также канону буддизма) и жестоко карает «преступницу» (отступление от законов сострадания и милосердия): «И, сонной, выколол ей глаз,/ за пазуху вложил – отказ/ увидеть истину, как есть./ Неверие – несчастию весть./ И руку правую мечом/ он отрубил жене, потом/ заткнул за пояс, как рукав» (9, с.175).

Его Святейшество Далай-лама XIV убежден в том, что «в выборе в качестве объекта нашего гнева какого-то конкретного человека есть нечто не до конца разумное» (10, с. 5). Эмоции, заглушая разум потревоженного человека, вынуждают его забыть о сдержанности, в то время как so pa, или терпение, действует как противодействующая гневу сила. «Другими словами, – поясняет он, – тот, кто осваивает терпеливую сдержанность, решительно настроен не только не проявлять негативные реакции, (которые ощущаются как болезненная эмоция в виде гнева, ненависти, жажды мести и тому подобного), но скорее преодолеть собственную обиду и не ответить злом на зло. <…> Благодаря такой тренировке терпения наше поведение становится полностью нравственным» (10, с. 5).

Данный сюжетный мотив актуализирует другую мысль Его Святейшества Далай-ламы XIV о том, что «люди не отвечают за свои поступки, если они действуют по неведению» (10, с. 5). Любовь и сострадание – главные постулаты буддизма – в полной мере проявляются в этике прощения. Торжество добродетели при этом возобладает над завистью (жены хана), корыстью (певец Шонхор) и местью (хан Наран-Арслан), восстанавливая Истину.

Ключевую роль играет в сюжете и сказки, и поэмы образ даянчи- отшельника, который сироту – детеныша знакомой обезьяны – очистил молитвой и превратил в прекрасную девушку (вера и магия), а затем помог воспитаннице во всех суровых перипетиях ее судьбы: избавил от увечья, превратил в ламу, возвратил прежний облик. Наконец, вопреки оригиналу (где девушка способствовала обретению утраченного), совершив адис-благословение при помощи четок, сам отшельник воскрешает погибших друзей хана – слона, коня и младшего брата: «Потом, в потемках торопясь,/ у субургана, вновь таясь,/ адис священный повторен – / и брат Санал встал – оживлен./ И точно так же конь и слон/ восстали, позабыв смерть-сон» (9, с. 208).

Особый интерес для нас в этом случае представляет соотношение религии и магии в теории и практике буддизма. В беседах с ламой Н.К. Рерих задался вопросом:

«Разве Благословенный не отрицал колдовства? Скажи мне прямо, может ли лама быть колдуном?»

«Ты прав. Не только колдовство, но также неуместное использование сверхъестественных сил запрещалось нашими великими Учителями. Но если дух настолько продвинут, что может делать многое и использовать любую из своих энергий естественным образом и в целях Общего Блага, – в этом случае это не есть колдовство, но великое достижение, великий труд для человечества» (11, с. 331).

Так, при помощи магии преображенная (в виде ламы) Айса смогла узнать первопричины недобродетельного поведения бакши (учителя), тридцати жен, эмчи (лекаря), певца Шонхора, хана Наран-Арслана. В сюжете поэмы каждому из совершивших проступок лама отпускает грехи и дарует прощение. В художественную ткань произведения, в отличие от сказки, контаминированы каноны буддийских постулатов. В буддийском учении в основе практики нравственности лежит этика воздержания от десяти недобродетелей, которые подразделяются на три действия тела, четыре действия речи и три действия ума (12, с. 41-42).

Так, бакши признается в том, что научил жен, как погубить Айсу, лишив ее священных четок: «Был ложным взглядам подчинен – / в речах, в уме добра лишен» (9, с. 192). То есть устами героя дан самоанализ: злословие относится к четырем недобродетелям речи, а злонамеренность – к трем недобродетелям ума.

Отпуская грехи старшей из жен Эльзе, Айса так формулирует ее недобродетели: «Из трех недобрых дел ума/ все три доступны вам, Эльзя:/ и зависть (чем владеть нельзя),/ и злонамеренность вреда,/ и ложность взглядов иногда./ Из четырех недобрых дел/ у вашей речи есть предел:/ ложь и злословие всех ссор,/ и пустословие-раздор» (9, с. 195).

Эмчи в своих злодеяниях, нарушая обет лекаря – не вредить живому, содействуя преступникам, явил недобродетели ума – злонамеренность (желание причинить вред, большой или малый) и ложные взгляды.

Певец Шонхор, по собственному признанию, грешен: «Свой талант на откуп дал,/ корысти, алчности предав <…> убил друзей: коня, слона/ и брата хана. <…> Я четки ханше подменил,/ изменой подлой погубил» (9, с. 200-202). Айса вновь классифицирует проступки: «Из трех недобрых действий, сил/ для тела, два из них свершив,/ лишили жизнь живых существ,/ украли четки-амулет» (9, с. 103). То есть лишение жизни живого существа и воровство относятся к трем недобрым деяниям тела.

Наконец, хан Наран-Арслан признается, что не прислушался к мудрому совету попугая, рассказавшему легенду о голубке, суть которой в неверии и несдержанности (ложные взгляды ума и ложные действия тела). Теперь уже не лама, а даянчи подводит итог: «Из трех ума недобрых сил/ ты злонамеренность явил,/ позволил ложным взглядам верх/ ты одержать – двойной твой грех» (9, с. 206). Не случайно, на наш взгляд, даянчи отпускает грех попытки лишения жизни живого существа, потому что хан действовал по неведению. В то же время, согласно буддийским постулатам, воровство, убийство, ложь и обман относятся к четырем проступкам, которых нельзя ни искупить, ни исправить (13, с. 349).

Любовь и сострадание в отношениях между согрешившими и простившими достигает своего милосердия в том, что и этот опыт дает «неоценимую возможность тренироваться в правильном поведении». Ведь в нравственном кодексе всех народов подчеркивается возвращаемость зла навредившему. «Тому, кто вынашивает злой умысел, недалеко до начала страдания» (10, с. 5). Самоанализу и самокорректировке придается важное значение в воспитательной практике правильного поведения в буддизме; таким образом, активизируется установка на самоусовершенствование личности: «Остерегайся грехов тела, будь сдержан во всем, что касается тела; избавившись от грехов тела, будь безгрешен телом.

Остерегайся грехов слова, будь сдержан во всем, что касается слова; избавившись от грехов слова, будь безгрешен словом.

Остерегайся грехов ума, будь сдержан во всем, что касается ума; избавившись от грехов ума, будь безгрешен умом.

Мудрые сдержаны телом; они также сдержаны в слове; мудрые сдержаны умом; они поистине во всем сдержаны» (14, с. 61).

В парадигме буддизм – фольклор (архаика) – литература (современность) поэма «Солнечный Лев» Риммы Ханиновой манифестирует основополагающие постулаты религиозной и народной нравственности, творчески освоенные в аспекте современного миропонимания.

Литература

  1. Костюкова Т.А. Аксиологические основания буддийской педагогики // Этнопедагогика – педагогика жизни. – Элиста, 2001.

  2. Гачев Г.Д. Национальные образы мира. – М.,1998.

  3. Ничипоров И. Новая жизнь средневекового поэтического жанра. «Ключи разума» Риммы Ханиновой // Хальмг унн. – 2004. – 4 ноября. – С. 14.

  4. Бурыкин А. Древние метаморфозы Риммы Ханиновой // Известия Калмыкии. – 2003. – 9 сент. – С. 8.

  5. Джамбинова Р.А. Литература Калмыкии: проблемы развития. – Элиста, 2003.

  6. См.: Медноволосая девушка. Калмыцкие народные сказки / перевод, составление и примечания Марка Ватагина. – М., 1964.

  7. Авляев Г.О. Этнонимы-тотемы в этническом составе калмыков и их параллели у тюркских народов // Этнография и фольклор монгольских народов.– Элиста, 1981.

  8. Берзин А. Тибетский буддизм. История и перспективы развития. – М., 1992.

  9. Хонинов М.В., Ханинова Р.М. Час речи: стихи и поэмы. – Элиста, 2002.

  10. Далай-лама XIV. Этика нового тысячелетия. Цит. по: Элистинские новости. – 2002. – 14-16 августа.

  11. Рерих Н. Шамбала сияющая // Николай Рерих. – Ростов-на-Дону, 1998.

  12. См.: Далай-лама XIV. Буддизм Тибета / пер. М. Кожевниковой (при участии С. Согласнова). – М. – Рига: Нартанг – Угунс, 1991. С. 41-42.

  13. Позднеев А.М. Очерки быта буддийских монастырей и буддийского духовенства в Монголии в связи с отношениями сего последнего к народу. – Элиста, 1993. С. 349.

  14. Дхаммапада / пер. В.Н. Топорова // Буддизм. Четыре благородных истины. – М., 2001.


Буддийское духовенство и культура калмыцкого народа: материалы межрегион. науч. конф., посвящ. 405-летию со дня рождения выдающегося просветителя Зая Пандиты Намкай Джамцо (г. Элиста, 20-21 окт. 2004 г.). – Элиста, 2004. – С.109-115; Римма Ханинова: биобиблиогр. указ. – Элиста, 2005. – С. 136-140.

Похожие:

Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconПоэма "Двенадцать"), Северянин, Хлебников, Маяковский (в т ч. поэма "Облако в штанах", пьесы "Клоп", "Баня")
И. Бунин "Антоновские яблоки", "Господин из Сан-Франциско", "Легкое дыхание", "Солнечный удар", "Темные аллеи", "Чистый понедельник",...
Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconН. А. Некрасов [Всего статей по теме: 59]
Лев Соболев. "Поэзия и правда. Поэма Некрасова глазами современников" (N22/1993)
Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconРешение 21 июня 2011 года п. Солнечный №639-д в редакции решений Совета депутатов
О новых системах оплаты труда работников муниципальных бюджетных и казенных учреждений зато п. Солнечный Красноярского края
Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconЛев, медведь и лисица
Лев и медведь добыли мясо и стали за него драться. Медведь не хотел уступить, и лев не уступал. Они так долго бились, что ослабели...
Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconПоэма «Педагогическая поэма»
А. С. Макаренко. В ней рассказывается о перевоспитании несовершеннолетних правонарушителей в детской трудовой колонии, создателем...
Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconМарина Вью, Солнечный берег болгария
Комплекс "Марина Вью" с собственным пляжем расположен в Сент Власе в особом экологически чистом месте с золотым песком, температура...
Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconОтчет акима поселка Солнечный о социально-экономическом развитии подведомственной территории за 2010 год
Солнечный поселкесінің әлеуметтік –экономикалық дамуында және тұрғындардың әлеуметтік- тұрмыс жағдайында бірталай оң өзгерістер байқалады....
Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconПоэма «Песнь о Гайавате»
Поэма «Песнь о Гайавате» («The Song of Hiawatha») была издана в США в ноябре 1855 года и сразу принята широким кругом читателей....
Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconА а. Образы и символика в поэме а блока «двенадцать» Поэма
Революция 1917 года пронеслась, как буря, как ураган, и трудно было однозначно сказать, что хорошего и что плохого она принесла с...
Поэма риммы ханиновой «солнечный лев» iconКнига восьмая лев состаревшийся
«О боги! возопил, стеная, Лев тогда, Чтоб не дожить до этого стыда, Пошлите лучше мне один конец скорее! Как смерть моя ни зла: Все...
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2017
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница