Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв




НазваниеЛекция 1 Испания в конце XV xvii вв
страница1/12
Дата конвертации08.12.2012
Размер2.1 Mb.
ТипЛекция
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

__________________

Учебно-методическое управление

__________________
ПРОБЛЕМЫ НОВОЙ ИСТОРИИ ИСПАНИИ

К у р с л е к ц и й

Л е к ц и я 1

Испания в конце XV XVII вв.

Рождение новой Испании. Старые и новые проблемы

Начало новой истории Испании приходится на последнюю треть XV в. и совпадает с завершающим этапом Реконкисты, которая традиционно датируется 718-1492 гг.1 Социально-экономические, политические, религиозные процессы, которые имели место в Испании в течение восьми веков, способствовали созданию на Пиренейском полуострове в конце XV в. государства, являвшегося на протяжении XVI в. одним из крупнейших и влиятельнейших в Европе. Испания этого периода имела огромные владения как на европейском континенте, так и за Атлантическим океаном.

История нового государства в Испании (estado moderno) началась с установления в 1479 г. династической унии Кастилии и Арагона в результате заключения в 1469 г. брака между Изабеллой Кастильской (14741504) и Фердинандом Арагонским (14791516). Именно при Католических королях произошли изменения, знаменовавшие вступление страны в новый этап развития. К их числу следует отнести прекращение в Кастилии и Арагоне династических споров. Кроме того, завершение Реконкисты в 1492 г. создало военно-политическую основу для объединения различных испанских областей, в конце XV в. пока, главным образом, формального. Кроме того, Реконкиста повлияла и на социально-экономические процессы в стране.

Так, в ходе Реконкисты крестьяне, не расстававшиеся с оружием, завоевали себе некоторую свободу. К концу XV в. основная масса кастильских крестьян была лично свободной, но не имела земли и держала в наследственном пользовании земли феодалов, уплачивая денежный ценз. В Арагоне сохранились наиболее жестокие формы крепостной зависимости: феодалы имели право убивать крестьян, забирать их имущество. А в Каталонии имело место рабство и работорговля.

Многовековая борьба с арабами способствовала и раннему становлению и укреплению испанских городов. Многие города получили в ходе Реконкисты широкое самоуправление: право избирать магистраты, самостоятельно распределять налоги, иметь собственные вооруженные отряды. Города севера и центра Испании к концу XV в. уже превратились в центры ремесла и торговли.

Но в ходе Реконкисты усилилось и дворянство, в руках которого оказалась большая часть земель: Андалусия, например, была поделена между семью собственниками. Одновременно увеличилась численность дворян идальго, живших военной службой. Они и составили основу конкистадоров в Америке.

В-третьих, плавания Х.Колумба (14511506), открытие им Америки (1492), Конкиста и испанская колонизация Нового Света положили начало созданию испанской колониальной империи одной из первых в эпоху нового времени. И, наконец, поскольку знаменем Реконкисты являлся католицизм (истинная христианская вера), его роль в жизни страны резко возросла.

Собственно, со времени Изабеллы и Фердинанда монархия, католицизм, колонии становятся в умах испанцев символом величия страны, предметом их гордости.

Между тем изменения, происходившие в стране, носили поверхностный характер. Династические споры прекратились, но единства политических и экономических институтов не возникло. Испания эпохи Католических королей по-прежнему представляла из себя конгломерат разноязыких областей, отличавшихся экономическими и социальными процессами. В глазах арагонца кастилец был чужеземец (forastero) и мало чем отличался от иностранца (extranjero).

Испанская монархия конца XV начала XVI вв. состояла из нескольких ранее самостоятельных королевств, пользовавшихся значительной автономией. Они имели своих вице-королей, далеко не во всем признававших первенство Изабеллы и Фердинанда, многие вольности и привилегии, которые противоречили самому понятию единого централизованного государства, свои сословно-представительные учреждения кортесы, игравшие, например, очень большую роль в Арагоне и весьма незначительную в Кастилии. Следует отметить, что первые представительные учреждения на Пиренейском полуострове появились довольно рано, еще в XII в., тогда же сформировалась сословно-представительная монархия.

Система сословного представительства отличалась в Леоно- Кастильском королевстве и Арагоно-Каталонской конфедерации (Арагон, Каталония, Валенсия).

В Кастилии курии (кортесы), состоявшие из церковных и светских феодалов, высших должностных государственных лиц, возникли еще в эпоху раннего средневековья как совещательные органы при короле. С 1188 г. в них появились представители городов, так как в эпоху Реконкисты роль городов значительно возросла, и постепенно укрепилась трехчленная система кортесов, место и время созыва которых определял король. С 1202 г. возникла традиция вотирования кортесами всех налогов. Кортесы, даже в эпоху расцвета не обладали законодательной инициативой, но уже с XIII в. обсуждали новые законы на своих ассамблеях.

В Арагоно-Каталонской конфедерации система сословного представительства наряду с кортесами (возникли в 1283 г.), включала в себя с середины XIV в. еще и Постоянные депутации кортесов. В Арагоне и Каталонии они играли разную роль. Кортесы в Каталонии с момента создания были очень сильны, представляли все сословия, действовали наравне с королевской властью, сотрудничали с ней, решая политические и экономические вопросы. Постоянные депутации (созданы в 1364 г.) каталонских кортесов в этих условиях играли к XV в. роль исполнительного комитета кортесов, своеобразного средневекового правительства, т.е. защищали интересы и права кортесов в перерывах между ассамблеями.

В Арагоне в силу постоянного противостояния королевской власти и кортесов, где традиционно сильным было влияние светской знати и уже со второй половины XIV в. резко упало влияние кортесов, роль Постоянных депутаций оказалась значительнее. По существу, со второй половины XIV в. (с 1359 г.) Постоянные депутации выполняли здесь функции кортесов, практически заменив их. В Арагоне Депутация имела собственную резиденцию, а с 1436 г. ее члены перестали быть выборными, ибо вводился порядок “инсакуляции” (выбора по жребию), когда депутаты избирались представителями предшествующей администрации и практически не зависели от кортесов.

Кроме того, показателем отсутствия подлинного единства страны являлось и то, что у Католических королей не было даже постоянной столицы. Они кочевали по Испании, делая местом своего пребывания то Толедо, то Вальядолид. Значительными правами в этот период обладали крупные духовные и светские феодалы (гранды). Они сохранили судебную власть над населением сельских местностей и имели сеньоральные права над некоторыми городами. Города во многом сохраняли свой средневековый облик и ревниво оберегали свои средневековые вольности (фуэрос).

И все же новый облик страны проявлялся все сильнее и ярче. Складывание государства нового типа сопровождалось ослаблением влияния аристократии, у которой в результате “реформы пожалований” были отобраны земли, захваченные в ходе Реконкисты. Следующим шагом на пути ослабления знати стало введение монаршего контроля над военными орденами страны. В своей борьбе за укрепление королевской власти Католические короли опирались на Святую Эрмандаду союз 100 испанских городов, который сыграл важную роль в ограничении власти грандов.

Церковь при Изабелле и Фердинанде была поставлена под юрисдикцию испанских королей. Они сумели добиться для себя права замещения церковных должностей и назначения епископов, т.е. по существу независимости от Рима. В 1492 г. Изабелла и Фердинанд получили титул Католических королей, а в 1501 г. папа Александр IV даровал им церковную десятину в Индиях.

Следует отметить, что испанская католическая церковь начала реформироваться изнутри с ведома и при поддержке королевской власти. Огромную роль в реформе церкви сыграл духовник королевы Изабеллы, архиепископ Толедский Франсиско Хименес де Сиснерос (14361517). Он провел малые реформы монашеских орденов, осуществил внутреннее переустройство церкви, уделял огромное внимание дисциплине, развитию интеллектуального и образовательного уровня священнослужителей. Он поощрял централизацию церковной власти, миссионерскую деятельность церкви, тесно сотрудничал с представителями науки, культуры, испанскими гуманистами.

Кроме того, уже в конце XV начале XVI вв. Испания значительно расширила свои владения в Европе. Кроме Пиренейского полуострова ей принадлежали Сардиния, Сицилия, Балеарские острова, Неаполитанское королевство и Наварра. К тому же Католические короли начали заокеанскую экспансию. К концу их правления Испании были подчинены острова Вест-Индии. Правда, пока их освоение не сулило особенных выгод. Высокоразвитых цивилизаций, богатств в виде золота и серебра на этих территориях обнаружено не было. К тому же сразу возникли споры о принадлежности заокеанских владений. Изабелла считала их собственностью Кастилии, а Фердинанд Арагона. Победила Изабелла.

Первые политические и социально-экономические институты в заокеанских владениях создавались по кастильскому образцу. Весьма сложными оказались и отношения с “первооткрывателем” новых земель Х.Колумбом. Между ним и королями возникли серьезные разногласия по вопросу о методах эксплуатации открытых земель. Спор завершился в пользу Католических королей, которые настояли на создании на островах переселенческих колоний, а не колонийторговых факторий, как предлагал Х.Колумб. Тогда же встала проблема об отношении к индейцам, коренным жителям островов, считать ли их прямыми вассалами королей или обращать в рабство. Относиться к ним как к иноверцам, т.е. как к закоренелым преступникам, и беспощадно их уничтожать или все же попытаться их образумить, обращая в христианство? Эта проблема породила множество диспутов в среде столпов католической церкви. Один из наиболее известных диспут между испанским гуманистом Франсиско де Виторией и автором книги “О справедливых причинах войны против индейцев”, богословом Хуаном Хименесом Сепульведой. В конце концов испанцы пошли по второму пути.

В связи с заокеанской экспансией Испании уже в конце XV в. обострились отношения с Португалией в тот период одной из крупнейших морских и колониальных держав мира. Разногласия удалось урегулировать, подписав в 1494 г. с помощью папы Римского Тордесильясский договор, определивший направления дальнейшей экспансии этих держав. Испания получала возможность открывать и завоевывать земли к западу от Папского меридиана (30 меридиан к западу от линии Ферро), португальцы получили право двигаться в восточном направлении. Официально этот договор действовал до 1777 г.

Таким образом, со времени правления Католических королей Испания получила на долгие годы наряду со старыми целый ряд новых проблем. Среди них на первое место можно поставить вопрос о централизации власти и унификации политической и экономической жизни страны. Важное место занимала с тех пор и проблема взаимоотношений церкви и государства, роли религии в обществе. Колониальная проблема с конца XV в. также неизменно оказывалась в центре внимания испанских королей и общества в целом, ибо колонии стали важным фактором экономического развития Испании, оказывали огромное влияние на формирование национального самосознания испанцев, их культуру и внешнюю политику.

И все же в XVI век Испания вступила, несмотря на множество новых и старых проблем, полной надежд. Ее ожидало счастливое будущее освобожденной от завоевателей страны, которая по динамизму развития в начале века опережала все европейские государства.

И это как будто нашло подтверждение в первые годы правления внука Католических королей Карла I (V) Габсбурга (15161556).
Испанская империя при Габсбургах

Испания в первой половине XVI в. Могущество?!

XVI в. один из самых противоречивых в испанской истории. С одной стороны, в первой половине XVI в. Испания, территориально расширяясь, превратилась в крупнейшую мировую державу. Ведь Карл I Габсбург унаследовал от отца Филиппа Красивого и деда Максимилиана Габсбурга владения в Германии и Нидерландах. При нем продолжилось, и весьма успешно, завоевание Нового Света. Обширные и богатые территории Мексики и Перу были присоединены к испанской короне соответственно в 15191521 гг. и в 15301540 гг. Одновременно началось освоение огромных богатств нового континента. Золото и серебро рекой потекли в Испанию. Испанские конкистадоры (завоеватели) стали национальными героями. Жажда быстрого обогащения в новых землях способствовала оттоку “лишнего” населения с полуострова за океан, что, в свою очередь, сняло остроту многих социальных проблем. Появились предпосылки экономического обновления страны. Рос спрос на продукты питания, на промышленную продукцию, поскольку испанцы в Америке пока не приступили к хозяйственному освоению Нового Света. Они могли лишь пользоваться тем, что производили индейцы, и нуждались в более привычной для них продукции из Испании. Внутренняя и колониальная торговля в связи с этими обстоятельствами сулили огромные барыши, что обусловило бурный рост купеческого капитала. Первоначально колониальная торговля осуществлялась через торговые компании. Причем в их деятельности принимало активное участие дворянство. Вложение денег в колониальную торговлю было исключительно выгодным делом, так как прибыль здесь была в 3-4 раза выше, чем от торговли на рынках Испании. Метрополия вывозила в колонии вино и оливковое масло, испанское сукно, испанские шелковые ткани, голландское полотно. До 1573 г. формально имели право торговать с Америкой 9 портов, в т.ч. Бильбао и Сан-Себастьян. Баскско-галисийские суда составляли в этот период 8090 % флота, отправлявшегося в колонии.

Под влиянием этих факторов в первой половине XVI в. в Испании заметно оживилась экономическая жизнь. Производство шерстяных тканей на мануфактурах Сеговии, Толедо, Севильи, Барселоны, Валенсии достигло весьма высокого уровня. Северные области страны Астурия, Бискайя, Галисия, Страна Басков славились в это время как важнейшие центры металлургии. Там же было развито кораблестроение, рыболовство. Порт Бильбао соперничал с Севильей, быстро растущим центром колониальной торговли.

Но, с другой стороны, налоги, “революция цен” (или, в современной интерпретации, “инфляция”), отсутствие защиты отечественного производства, или протекционизма, со стороны государства сводили на нет все положительные результаты начавшегося экономического подъема. Развитию внутренней торговли мешали многочисленные границы с таможнями между областями, отсутствие сколь-нибудь приличных дорог и единой финансовой системы. Места (привилегированное объединение крупных овцеводов) сгоняла крестьян с земли2. Отдельные районы страны (особенно внутренние) оставались локально замкнутыми в хозяйственном отношении. В Европу Испания в основном вывозила сырье и драгоценные металлы, поступавшие из Америки, постепенно превращаясь в “насос” по перекачке американских богатств в другие европейские страны.

В Испанской Америке при Карле I Габсбурге также происходили весьма сложные процессы, связанные с завоеванием большого количества населения с довольно высокоразвитой культурой. Необходимо было срочно менять систему управления Новым Светом и переходить от системы капитуляций, делавших испанских конкистадоров практически независимыми от метрополии, к законодательному закреплению приоритета королевской власти в освоении колоний. “Новые законы” 1542 г. были направлены на упорядочение отношений между колониями и метрополией, а также в складывавшемся испано-американском обществе. На их основе в империи была создана довольно громоздкая система управления колониями. Во главе этой системы стоял находившийся в Испании Совет по делам Индий. Торговая палата в Севилье занималась экономическими отношениями с колониями. В Испанской Америке появились два вице-королевства (Новая Испания и Перу), в городах, населенных испанцами, появились кабильдо (городские советы из богатых горожан), в сельской местности коррехидоры. Упразднялась система энкомьенды (феода колониального образца), индейцы окончательно объявлялись прямыми вассалами короля, создавалась система контроля над испанскими чиновниками в Америке в виде аудиенсии и ресиденсии. Кроме того, в этот период была проведена таксация трибуто-специального налога с индейцев и увеличены поборы с испанцев. Главное назначение этой реформы состояло в том, чтобы поставить колонии под полный контроль короля (прежде всего исходя из фискальных соображений).

Тенденция к усилению абсолютизма и централизации наблюдалась при Карле I и в самой Испании. Особенно заметно усиление абсолютизма проявилось в налоговой политике: Карл ликвидировал привилегии и фуэрос многих городов. Кроме того, одержимый идеей создания огромной католической империи, Карл I вел бесконечные войны в Европе и в Африке как с внешними врагами, так и со своими подданными.

И в метрополии, и в колониях эта политика короля вызывала недовольство. Но если испано-американцы находили выход в простом неисполнении законов и в контрабандной торговле (пираты и корсары из Англии, Франции уже бороздили Атлантический океан), то жителям метрополии приходилось гораздо сложнее. В 15201522 гг. в Кастилии, Валенсии, а также на о.Майорка противоречия между королем и городами вылились в восстания комунерос. Результатом поражения этих восстаний стала рефеодализация Испании. Верхушка испанского дворянства, в интересах которой были уничтожены вольности городов, сплотилась вокруг королевской власти. Кортесы стали послушным орудием в руках короля. Они продолжали существовать, но их функции все больше носили формальный характер. В Кастилии, Арагоне, Каталонии и т.д. кортесы созывались при Карле I (V) исключительно ради вотирования новых субсидий.

Однако и Карлу I победа над городами ничего хорошего не принесла. Грандиозный план создания мировой католической империи провалился. Императорская корона (с 1519 г. Карл I являлся императором Священной Римской империи германской нации под именем Карла V) выпала из его рук. А Испания, сильно потрепанная бесконечными финансовыми конфискациями, оказалась в руках сына Карла I (V) Филиппа II (15551598), которому одряхлевший властелин мира передал испанский престол досрочно. Иллюзия процветания страны исчезла вместе с императором Карлом. Впрочем, многим это стало ясно и раньше.

Известный испанский гуманист, “защитник индейцев”, Б. де Лас Касас был одним из тех, кто первым заметил пагубное влияние ограбления Индий на развитие Испании. Его поддержал экономист Луис Ортис. Он и другие испанские экономисты XVI в., такие как Т.Меркадо, отмечали нарастающий упадок страны во второй половине XVI в. Видели пагубность политики Габсбургов и такие известные испанские гуманисты, как Франсиско де Витория (14831546) и Доминго де Сото (14951560), оба профессора богословия Саламанкского университета. Но этого старались не замечать испанские монархи.
Испания во второй половине XVI в. Упадок?

Малообразованный, мелочный, ограниченный и жадный канцелярист на троне, убежденный в неколебимости своей власти, но испанец по духу Филипп II правил исключительно из своих покоев, в отличие от отца, чужака в Испании, проведшего всю жизнь в военных походах. Со времени его правления в Испании начался длительный экономический упадок, который сначала охватил сельское хозяйство, затем промышленность и торговлю.

Главными причинами упадка сельского хозяйства являлись тяжесть налогов, существование максимальных цен на хлеб и злоупотребления Месты, находившейся под покровительством самого короля. В результате ее деятельности крестьяне лишались своей земли, пастбищ и лугов, что приводило к упадку животноводства (кроме овцеводства) и сокращению посевов. Страна во второй половине XVI в. испытывала острый недостаток в продуктах питания.

Усилилась концентрация земли в руках крупнейших феодалов, так как действовало право майората. Привозимые из Нового Света драгоценные металлы попадали в руки дворян, предпочитавших тратить их за границей. Они не проявляли заинтересованности в развитии местного производства.

Даже шерстяные мануфактуры, очень развитые в первой половине XVI в., приходили в упадок, ибо шерстяные ткани, производимые за границей, стоили дешевле, а протекционизм не был свойствен Филиппу II так же, как и его отцу. Даже в Америке испанские купцы торговали иностранными, а не испанскими тканями. Приходили в упадок ранее процветавшие северные города страны. Металл, производившийся в Испании на древесном угле, стоил дороже, чем металл из Швеции, Лотарингии, Англии, где использовалась уже другая технология.

Колониальная торговля при Филиппе II осуществлялась с помощью системы двух флотилий. Два раза в год из Севильи в Новый Свет отправлялись торговые суда в сопровождении военных конвоев, дабы более успешно бороться с нападениями пиратов. Одна из флотилий имела конечным пунктом Гавану и возила товары для островов Вест-Индии, другая направлялась в Веракрус и везла грузы в континентальную Америку. На обратном пути флотилии, груженные слитками золота и серебра, соединялись и отправлялись в Испанию, что, впрочем, не уберегало их от грабежа.

Введение в 1561 г. системы двух флотилий сначала привело к некоторому оживлению колониальной торговли. В 15701600 гг. она достигла своего пика, а затем начался ее полный упадок. Но даже и в период расцвета доходы от колониальной торговли попадали в руки небольшой группы купцов юга Испании или иностранцев, так как после 1573 г. северные области практически были от нее отстранены. Везти товары в Севилью единственный порт для торговли с колониями с севера было крайне дорого. Высоки были транспортные расходы. Между тем тяжесть расходов, связанных с охраной караванов и транспортировкой грузов, по-прежнему лежала на северных областях, что не способствовало их экономическому развитию.

Окончательный удар по испанской промышленности и торговле нанесла гибель Непобедимой Армады (1588), в результате чего Испания потеряла больше половины своего флота. Торговля с колониями резко сократилась. Фактическое отпадение северных Нидерландов в 80-е гг. XVI в. также стало серьезным ударом по престижу страны.

Колоссальные суммы тратились на армию, неудержимо рос государственный долг. Кредиторы (например немецкий торговый дом Вельзеров) получали в уплату земли в Испании и Америке, льготы на ввоз товаров и вывоз сырья. Испанский экономист второй половины XVI в. Томас Меркадо отмечал засилие иностранцев не только в торговле, но и в экономике страны в целом. Он обращал внимание на растущую экономическую зависимость Испании от других стран Европы.

Мероприятия, проводившиеся Филиппом II в Америке, в частности, первая аграрная реформа 1591 г., по которой вводилась так называемая система “композиций”, носили чисто фискальный характер, способствовали созданию в колониях крупной земельной собственности. Усиление вмешательства Филиппа II обусловило желание их жителей самостоятельно решать свои проблемы.

К концу своего царствования Филипп II должен был признать, что почти все его широкие внутри- и внешнеполитические планы потерпели крушение. Морское могущество страны было сломлено. Имелись серьезные территориальные потери в Европе (северные провинции Нидерландов). Государственная казна была пуста. Страна переживала тяжелый экономический кризис. Единственное достижение эпохи Филиппа II страна, наконец, обрела постоянную столицу. Ею стал Мадрид.

Бурно начавшийся XVI век, сделавший Испанию центром Европы, героический и великий, завершился весьма бесславно, оставив, однако, глубокий след в умах жителей Пиренейского полуострова. Идея Великой Испании с этого времени стала одним из основных факторов формирования и развития национального самосознания, главной объединяющей испанцев идеей, не позволившей стране развалиться в период тяжелого и затяжного экономического и политического кризиса.

Одновременно в XVI в. было положено начало проблеме “двух Испаний”, традиционалистской, консервативной и либеральной, ориентированной на новые идеи. Однако к концу XVI в. новая Испания существовала лишь в виде едва заметной пунктирной линии. В XVII в. эта линия почти совсем исчезла.
Испания XVII в. Старая Испания торжествует

Время правления Филиппа III (15981621), Филиппа IV (16211665) и Карла II (16651700) Габсбургов было периодом длительной агонии политического и военного могущества страны. Казалось, что Испания окончательно повернула вспять.

Нищая и обездоленная страна, неспособный платить налоги народ и в то же время пышный и расточительный Мадридский двор. Система 2-х флотилий в колониальной торговле в XVII в. потерпела крах: все меньше галеонов из колоний приходило в Испанию. В начале века в среднем 10 судов в год обслуживали торговлю Испании и ее колоний, а в конце XVII в. только одно. Число же конвойных судов при этом не сокращалось, так как частые пиратские нападения приносили огромные убытки, а это удорожало торговлю и делало ее все менее прибыльной. В то же время именно в этот период имела место попытка усилить нажим на колонии введением системы централизованного распределения рабочей силы (репартимьенто).

А в самой Испании производительным силам страны был нанесен серьезный удар изгнанием в 16091610 гг. морисков3. Самыми жестокими способами за пределы страны было выдворено около 500 тыс. человек, многие из которых славились как искусные ремесленники.

При этом испанские Габсбурги продолжали претендовать на ведущую роль в европейских делах. Война с Голландией, а затем и Тридцатилетняя война (16181648) оказались для Испании неудачными, что привело к окончательному падению ее международного престижа (отложение Португалии, потеря Руссильона и некоторых городов в Испанских Нидерландах).

И не только. Постоянное напряжение финансов, выколачивание налогов, упадок сельского хозяйства и торговли привели к росту недовольства среди народа. 3040 гг. XVII в. прошли под знаком мощных выступлений в Испании и ее владениях. При этом социальные выступления (в них принимали участие крестьяне, горожане, дворяне) часто принимали форму сепаратистских восстаний движений за сохранение средневековых вольностей и привилегий. Такого рода выступления имели место в 3040-е гг. XVII в. в Арагоне и в Андалусии (мятежи знати), в Каталонии и Бискайе, где очень активно действовали крестьянство и горожане. И хотя отделиться от Испании этим регионам не удалось, они добились некоторого смягчения экономического гнета: были сохранены привилегии каталонского дворянства, отменена соляная монополия. Эти выступления свидетельствовали о глубоком кризисе, который переживала Испания в первой половине XVII в.

Кризис продолжился и при Карле II Габсбурге во второй половине XVII в. Слабоумный и хилый, неспособный к управлению страной, он как бы символизировал глубину упадка Испании.

Казна была пуста, хотя золото в испанских колониях продолжали добывать и непрерывно вводились новые налоги. К концу XVII в. из Испанской Америки было вывезено золота и серебра на 3 млрд 800 млн пиастров, а в королевстве (Испания) находилось в обращении 100 млн пиастров. Но золото продолжало уплывать в другие страны, а население было не в состоянии прокормить даже самое себя. В одном Мадриде число нищих достигло 20 тыс. человек. Государственный долг непрерывно возрастал, иностранные кредиторы предоставляли займы под огромные проценты.

Сокращение сельского населения из-за голода, эмиграции, эпидемий, сосредоточение земель в руках церквей, монастырей, система майората, допотопные методы обработки земли, все это привело к окончательному упадку сельского хозяйства. Места продолжала уничтожать посевы, превращая пахотные земли в пастбища. Испанские крестьяне были лично свободными, но своей земли, как правило, не имели, за ее аренду они порой отдавали до 2/3 урожая. Крестьяне платили не только сеньорам, но и государству и церкви.

Дворянство презирало труд, с пренебрежением относилось к людям, вынужденным работать. Степень богатства в этот период определялась прежде всего размерами недвижимости.

Промышленность и ремесла пришли в полный упадок: так, в Севилье в 1556 г. насчитывалось 3600 текстильных мастерских, а в 1700 г. только 60. В Сеговии в середине XVI в. производили ежегодно 25 тысяч штук сукна, а в XVII в. только 400 штук в год. На границах провинций по-прежнему сохранялись таможни, дорог почти не было, что мешало созданию единого внутреннего рынка.

Природные богатства страны использовались мало. Перестали функционировать серебряные рудники в Альгамбре. Металлы, например сталь, ввозились из Италии, Голландии, Германии, а в Бискайе перестали производить железо. К середине XVII в. прекратили существование мадридские мануфактуры по производству мыла и стекла, сахароварение в Андалусии, перестали производить холодное оружие в Толедо.

К концу XVII в. экономический и финансовый кризис достиг такой глубины, что умершего в 1700 г. Карла II не на что было похоронить. Кортесы в XVII в. стали совсем ненужными. В 1665 г. право утверждать налоги было передано городским советам (кабильдо). С этого времени кортесы в провинции и в центре перестали созывать. К концу XVII в. сословно-представительные учреждения в Испании превратились в рудиментарные образования.

Международное положение Испании к концу XVII в. также было незавидным. Из государства, игравшего важную роль в международных отношениях, она превратилась в объект борьбы между Англией, Францией и Голландией. Уже в XVII в. эти государства начали наступление на испанские колонии в Америке. Правда, им удалось захватить лишь некоторые острова Вест-Индии (Ямайка, Малые Антильские острова) и незначительную часть южно-американского континента (Французская, Голландская и Английская Гвианы). Но в территориальных захватах к концу века не было особой необходимости. Контрабандная торговля с колониями в этот период намного превышала официальную. Испанская Америка к началу XVIII в. находилась в экономической зависимости от указанных выше государств.

Причины столь глубокого и длительного кризиса испанской империи можно проследить на примере финансовой политики Габсбургов. Проблеме финансов уделялось первостепенное внимание. В соответствии с основными положениями теории меркантилизма того времени она стояла на первом месте в экономической политике Габсбургов.

Налоговая система в испанской империи сложилась к середине XVI в. и оставалась без изменений до конца XVII в. Налогообложение в этот период осуществлялось в двух формах обычные налоги, которые собирались непосредственно королевской асьендой, и чрезвычайные, которые можно было собирать только с разрешения кортесов.

К числу обычных налогов относилась алькабала (10 % налог на торговые сделки) и введенный в 1538 г. акцизный сбор на продукты первой необходимости, так называемые “миллионы”. Оба этих налога собирались в форме поголовного обложения с городского и сельского населения. В обычные налоги включался налог с церковных доходов терция, поступавший в королевскую казну после специальной буллы папы Юлия II. С 1500 г. в категорию обычных входили и всевозможные внутренние и внешние таможенные сборы, доходы от соляных копий и рудников.

К разряду чрезвычайных относились всевозможные виды субсидий, получаемых с согласия кортесов, а также доходы от духовно-рыцарских орденов Сант-Яго, Калатравы, Алькантары.

Особое место в системе испанских королевских доходов составляли доходы от колоний. Они складывались из 20 % налога на эксплуатацию золотых и серебряных рудников и 20 % налога на все прочие доходы испанских поселенцев. С 1510 г. жители колоний платили алькабалу, а также собирался специальный налог с местного населения трибуто.

В 1565 г. 70 % доходов казны шло из метрополии и 30 % давали колонии, но уже в 1584 г. соотношение изменилось: доходы от метрополии составляли 30 %; от колоний 70 % (в XVII в. соотношение вновь поменялось в пользу метрополии).

Размеры всех налогов в XVIXVII вв. неуклонно росли, а, следовательно, даже при учете инфляции и других факторов возрастали доходы королевской казны. Однако еще более быстрыми темпами возрастали расходы. Например, в 1560 г. доходы от обычных налогов составляли 1600 тыс. дукатов, а расходы 3200 тыс. дукатов; в 1598 г. 4800 тыс. дукатов и 7500 тыс. дукатов соответственно. Главная статья расходов финансирование великодержавной внешней политики испанских монархов. В 1560 г. только на содержание испанских войск в Нидерландах уходила шестая часть всех доходов от американских колоний. В том же 1560 г. на финансирование производства и торговли было истрачено 86 тыс. дукатов, а на армию и госаппарат 1538 тыс. дукатов, т.е. в 19 раз больше. В структуре государственного бюджета в XVIXVII вв. расходы на армию составили от 22 до 28 % . Несомненно, это было тяжелое бремя для экономики страны.

Другим тяжелым бременем для бюджета в XVIXVII вв. был государственный долг, на уплату процентов по которому тратилось ежегодно от 51 до 62 % государственного бюджета.

Система государственного долга возникла в Испании еще в 1480 г., а в XVIXVII вв. ценные бумаги (juros) получили очень широкое распространение. Часть из них (juros alquitar) отчуждаемые ренты свободно обращались на рынке. Они приобретались зажиточными слоями городского населения, чиновниками, священнослужителями. Бумаги приносили 6 % годовых. Проценты по долгам за эти бумаги поглощали все большую часть государственных доходов. И хотя для покрытия платежей и погашения задолженности конфисковывались драгоценные металлы, поступавшие на счета частных лиц, и практиковался перевод краткосрочных долговых обязательств в долгосрочные, это не предотвращало государственных банкротств. Первое из них имело место в 1557 г., а затем в течение XVIпервой половине XVII вв. они происходили регулярно каждые 20 лет. Это несомненно доставляло неприятности держателям ценных бумаг, однако вкладывать деньги в промышленность и внешнюю торговлю было куда рискованнее, ибо доходы от бумаг не облагались налогами, а доходы от торговли и промышленности подлежали налогообложению. Таким образом, экономическая политика Габсбургов в XVI в. способствовала росту непроизводительных расходов, а наличие среди кредиторов большого числа иностранцев способствовало оттоку средств из Испании в другие страны Европы.

В начале XVII в. основным направлением финансовой политики Испанского государства стала инфляция систематическое снижение содержания драгоценных металлов в серебряной монете, а затем и переход в 1598 г. к чеканке медной монеты веллона, которая приравнивалась к серебряной. От этих операций казна получала до 100 % прибыли. Несмотря на все протесты кортесов эта политика продолжалась до конца XVII в., что привело к полному расстройству хозяйственной жизни страны.

В условиях, когда промышленность и сельское хозяйство страны находились в состоянии полного разорения, процветало банковское дело. К 30-м г. XVI в. банки имелись практически во всех крупных городах Испании. Они занимались депозитными и ссудно-обменными операциями, кредитованием торговли и операциями с ценными бумагами, но абсолютно не вкладывали деньги в развитие производства.

В XVI в. большое развитие в Испании получили и биржи, где обращались главным образом векселя и ссудный капитал. Главное место в деятельности бирж занимали операции по купле-продаже ценных бумаг, а не товаров. Ярмарка в Медина-дель-Кампо к концу XVI в. была крупным финансовым, а не торговым центром, как можно было предположить по названию. Важно отметить, что, несмотря на все запреты, господствующее положение в финансах страны занимали иностранцы: генуэзцы, немцы, португальцы. В Кастилии, например, лишь 1/5 часть банковских операций осуществлялась испанцами.

Колониальная торговля, игравшая важную роль в экономике Испании, как уже было отмечено выше, также была организована из рук вон плохо, находилась по существу под контролем иностранцев (так как торговали с колониями в основном неиспанскими товарами) и больше разоряла Испанию, чем способствовала ее развитию.

Таким образом, XVIXVII вв. характеризовались появлением и развитием в Испании новых форм экономической деятельности, но эти новые формы обслуживали главным образом фискальные интересы королевской казны и знати. Они способствовали развитию спекулятивного характера экономики и не оказали положительного влияния на сферу производства в Испании, что вполне закономерно привело страну к концу XVII в. к полному краху.

Завершающим этапом затяжного кризиса стала война за испанское наследство (17001714 гг.), когда не только колонии, но и сама метрополия стала объектом дележа европейских держав. Поводом для войны послужило отсутствие прямых наследников у Карла II Габсбурга. Не останавливаясь подробно на событиях войны, отметим лишь, что ее результаты (утрата Гибралтара, предоставление Англии права “асьенто”, воцарение в Испании династии Бурбонов) оказали огромное влияние на всю испанскую историю и послужили катализатором реформ XVIII в. Война породила новые настроения в испанском обществе, создала благоприятные предпосылки для преобразований в стране. Важную роль в последующих преобразованиях сыграла и испанская экономическая литература XVII в., насчитывающая более 400 авторов.
Л е к ц и я 2
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconСоциально-экономический и политический кризис XVI – начала XVII в в
В конце XV – первой половине XVII века происходил интенсивный рост территории Российского государства. За время княжения Ивана III...
Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconПрограмма курса "история зарубежной литературы XVII-XVIII веков"
Поэзия барокко. “Поэмы Уединения” (1612–1613) Луиса де Гонгора (Испания) (1561–1627). Стихотворения Джона Донна (Англия) (1572–1631)...
Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconЛекция XVI начало XVII в
Теория, методология и философия истории: очерки развития исторической мысли от древности
Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconИспания Плотникова Ирина, Malaga, Испания. Координаты 43, 36. 72. Германия
Красовская Валентина Одесская об. Котовский р-н с. Станиславка 29. 256332,47. 727999
Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconXvii века времен Петра
Для историков не секрет, что почти все источники, датируемые периодом до начала XVII века, на самом деле имеются сегодня только в...
Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconЛекция Прообразы христианской истории на страницах Библии Лекция Христиане в конце первого века и во втором веке
В основу пособия по общей истории христианства легли труды служителей братства евангельских христиан-баптистов: Александра Васильевича...
Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconЭтапы развития политической экономики
Принято считать, что классическая политическая экономия зародилась в конце XVII — начале XVIII в в трудах У. Петти (Англия) и П....
Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconИспания от „ а до Я” на български език дата: 30 април и 17 септември ден 1
...
Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconИспания Экскурсионный тур «Испания-Португалия» Заезды: 17. 03, 28. 04. 12
Барселона – Мадрид- сеговия – Саламанка – Порто – Коимбра – Фатима Лиссабон – Синтра – Эвора – Мерида – Касерес – Куэнка Валенсия...
Лекция 1 Испания в конце XV xvii вв iconНа изпълнителна агенция по трансплантация за органно и тъканно донорство
Агенция по Биомедицина, Франция и изработено от водещи специалисти в областта на трансплантацията от Испания, програмата за обучение...
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2017
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница