В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо




Скачать 259.97 Kb.
НазваниеВ судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо
страница1/2
Дата конвертации26.12.2012
Размер259.97 Kb.
ТипДокументы
  1   2
В Судебную Коллегию

по уголовным делам

Самарского областного Суда

от адвоката

Адвокатского кабинета №294 ПАСО

Сибалакова А.Г.

г.Тольятти, 445031,ул.Тополиная 14-76,

т. 89276103047.
КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

(ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ)

на Приговор Центрального районного суда города Тольятти от 17

августа 2012 года в отношении Аношкина Ивана Васильевича.
Приговором Центрального районного суда города Тольятти от 17 августа 2012 года Аношкин И.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ и ему назначено наказание в виде одного года лишения свободы условно с испытательным сроком один год.
С приговором Центрального районного суда города Тольятти от 17 августа 2012 года я не согласен. Считаю данный приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене в связи с тем, что при производстве по делу и вынесении приговора были допущены следующие нарушения:

  • нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем несоблюдения процедуры судопроизводства, а также ограничения состязательных прав участников уголовного судопроизводства, повлияли на постановление законного и обоснованного приговора (п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, ч. 1 ст. 381 УПК РФ);

  • допущенные процессуальные нарушения стали причиной того, то суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда (п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, п. 2 ст. 380 УПК РФ).

  • при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял доказательства обвинения и отверг доказательства защиты (п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, п. 1 ст. 380 УПК РФ).


Об указанных нарушениях привожу нижеследующие доводы.

1. Суд вынес решение в нарушение п.п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, так как без исследования экспертом именно того вещества, которое якобы было изъято у подсудимого, суд не мог разрешить вопросы, указанные в п.п. 1,2,3 ч. 1 ст. 299 УПК РФ.

1.1 На основании п.п. 1, 2, 3 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, при постановлении приговора суд разрешает доказано ли, что имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый; и является ли это деяние преступлением.
1.2 Подсудимый Аношкин обвинялся в совершении деяния предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ – незаконное изготовление и хранение наркотического средства дезоморфина без цели сбыта.
1.3 Вывод о том, что якобы изъятое у Аношкина наркотическое средство является смесью дезоморфина сделан судом на основании заключения эксперта Серякова № 116 от 24.04.2012 (л.д. 96-98). Однако при изучении и оценке доказательств суд не обратил внимание на то, что в заключении эксперта фигурируют не те шприцы, которые указаны в протоколе личного досмотра. Так в протоколе личного досмотра от 12.04.2012, подписанного участковым Шейхиным, дважды указано, что в ходе личного досмотра обнаружено и изъято два шприца инъекционных объемом 3 см3 – один со следами крови, другой с жидкостью мутного цвета, по риске жидкость составляла 2 см3. Однако в заключении эксперта указано, что на экспертизу поступили 2 шприца, один – с градуировкой на 2 мл, а другой – с градуировкой на 3 мл. При этом расхождение в описании касаются именно того шприца, в котором находилась жидкость мутного цвета, в отношении которой эксперт по результатам исследования сделал вывод, что это смесь дезоморфина. Таким образом, эксперт производил исследование не с теми шприцами и соответственно не с тем веществом, которое было якобы изъято в ходе личного досмотра у подсудимого Аношкина.

1.4 Исходя из этого, суд вынес решение в нарушение п.п. 1, 2, 3 ст. 299 УПК РФ, так как без исследования экспертом именно того вещества, которое было изъято у подсудимого, суд не мог разрешить вопросы, о том, имело место деяние, в совершении которого обвиняется подсудимый (изготовление и хранение наркотического средства); доказано ли, что деяние совершил подсудимый; является ли это деяние преступлением.

2. В нарушение ст. 50 Конституции РФ, ст. 7 и 75 УПК РФ, суд не исключил из материалов дела доказательства, полученные в условиях незаконного ограничения человека свободы и незаконного нарушения личной неприкосновенности человека.
2.1 Одним из конституционных принципов уголовного судопроизводства является принцип законности. Исходя из ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. На основании ч. 3 ст. 7 УПК РФ нарушение норм УПК РФ судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. В соответствие со ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ.
2.2 В материалах уголовного дела имеется протокол личного досмотра Аношкина от 12 апреля 2012 года, составленный и подписанный участковым уполномоченным Шейхиным Д.А. Данный протокол не является допустимым доказательством по делу, не имеет юридической силы и в этой связи не мог быть положен в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств предмета доказывания.
2.3 Из обстоятельств дела видно, что 12.04.12 примерно в 13.30 часов участковый Шейхин вместе с внештатным помощником Солодилиным применили физическую силу и спец средства (наручники) в отношении Аношкина и против его воли доставили его в опорный пункт полиции по адресу Карбышева, 17. Неясно, какое именно действие было совершено в отношении Аношкина – задержание подозреваемого в порядке ст. 92 УПК РФ, административное задержание в порядке ст. 27.3 КоАП РФ, либо доставление в порядке ст. 27.2 КоАП РФ, потому что в материалах уголовного дела нет ни протокола задержания подозреваниемого, ни протокола административного задержания, ни протокола доставления. Иными словами ограничение свободы и нарушение личной неприкосновенности Аношкина участковым Шейхиным и внештатным помощником Солодилиным произошло незаконно. Это серьезное нарушение гарантий, предусмотренных ст. 21 Конституции РФ, в соответствие с которой каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.
2.4 Таким образом личный досмотр Аношкина проводился в условиях незаконного ограничения свободы и нарушения личной неприкосновенности Аношкина. В этой связи ни сам личный досмотр, ни изъятые в его результате предметы не могут быть положены в основу обвинения, так как данные действия и вещественные доказательства получены с грубейшим нарушением процессуального законодательства. Однако в нарушение ст. 50 Конституции РФ, ст. 7 и 75 УПК РФ, суд не исключил из материалов дела доказательства, полученные в условиях незаконного ограничения человека свободы и незаконного нарушения личной неприкосновенности человека, и обосновал обвинительный приговор данными доказательствами, несмотря на неоднократные ходатайства защиты о признании данных доказательств недопустимыми и об исключении данных доказательств из материалов дела.
3. В нарушение ст. 50 Конституции РФ, ст. 7 и 75 УПК РФ, суд не исключил из материалов дела доказательства, полученные с грубым нарушением федерального закона.
3.1 Личный досмотр не предусмотрен УПК РФ в качестве следственного действия. Данное действие является мерой обеспечения производства по делам об административных правонарушениях и регулируется положениями главы 27 КоАП РФ ( ст. 27.1, 27.7, 27.9, 27.10 КоАП РФ).
3.2 Как следует из текста протокола личного досмотра, он составлен в соответствии с Законом РФ «О полиции». Однако, Закон РФ «О полиции» только указывает на то, что полиция вправе проводить личный досмотр, но не регламентирует порядок проведения личного досмотра. Закон РФ «О полиции» не предполагает произвольный действий сотрудников полиции при производстве личного досмотра. В данном случае применима позиция Конституционного суда РФ, отраженная в Определении от 23 июня 2009 г. N 900-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мельниковой И.П. на нарушение ее Конституционных прав частью третьей ст. 48 Федерального Закона "О наркотических средствах и психотропных веществах". Конституционный суд РФ указал, что несмотря на то, что ст. 48 Закона РФ «О наркотических средствах и психотропных веществах» предусматривает право органов наркоконтроля проводить личный досмотр, данная норма не регламентирует порядок проведения осмотра, который определяется ст. 27.1, 27.7, 27.9, 27.10 КоАП РФ. По мнению Конституционного суд, норма ст. 48 Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» не предполагает произвольных действий должностных лиц наркоконтроля при производстве досмотра.
3.3 Аналогично, Закон РФ «О полиции» не регулирует порядок производства личного досмотра. Следуя позиции Конституционного суда РФ, проводить личный досмотр основываясь только на положениях Закона РФ «О полиции» не может. Следовательно личный досмотр, проведенный без соблюдения норм КоАП РФ проведен с нарушением процессуального законодательства, что делает его недопустимым доказательством.
3.4 Одним из грубых нарушений ст. 27.2 КоАП РФ, регулирующей порядок проведения личного досмотра является то, что в протоколе личного досмотра, нет данных о месте проведения личного досмотра. Бланк протокола говорит, что он составлялся в г. Тольятти, однако в протоколе нет ни слова о том, где конкретно проводился личный досмотр, несмотря на то, что ст. 27.2 КоАП РФ четко предусматривает обязанность указывать место составления протокола.
3.5 На основании изложенного протокол личного досмотра и другие результаты личного досмотра не могут быть использованы по уголовному делу в качестве доказательств. В частности как результаты личного досмотра по уголовному делу не могут использованы в качестве вещественных доказательств шприцы, якобы изъятые у Аношкина И.В. в ходе личного досмотра. Однако в нарушение ст. 50 Конституции РФ, ст. 7 и 75 УПК РФ, суд не исключил из материалов дела доказательства, полученные с грубым нарушением федерального закона, и обосновал ими обвинительный приговор.
4. В нарушение ст. 50 Конституции РФ, ст. 7 и 75 УПК РФ, суд не исключил из материалов дела документ, который не был приобщен к делу в соответствие с требованиями УПК РФ в качестве доказательства «иной документ».

4.1 Личный досмотр не является следственным действием и УПК РФ не предусмотрен. Личный досмотр предусмотрен п.3 ч. 1 ст. 27.1 КоАП РФ, среди мер обеспечения производства по административному делу. Часть 2 ст. 74 УПК РФ указывает, что в качестве доказательств по уголовному делу допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

3.1) заключение и показания специалиста;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы.
4.2 Протокол личного досмотра не является протоколом следственного или судебного действия, следовательно, может быть признан только письменным или вещественным доказательством. Протокол личного досмотра не осматривался и в деле отсутствует постановление о приобщении его к делу в качестве вещественного доказательства.
4.3 В деле также отсутствует постановление о приобщении данного протокола к делу, как того требует ч. 3 ст. 84 УПК РФ. Несмотря на отсутствие в ч. 3 ст. 84 УПК РФ прямого указания на то, что приобщение документов к материалам уголовного дела должно оформляться постановлением дознавателя, необходимость такого постановления прямо вытекает из смысла п. 25 ст. 5 УПК РФ, на основании которой решения дознавателя, вынесенное при производстве предварительного расследования, за исключением обвинительного акта, облекаются в форму постановлений.
4.4 Таким образом, включение протокола личного досмотра в материалы уголовного дела, произошло без приобщения протокола личного досмотра к материалам уголовного дела, в нарушение ч. 3 ст. 84 УПК РФ.
4.5 Исходя из изложенного, протокол личного досмотра Аношкина от 12.04.2012 является недопустимым доказательством, не имеет юридической силы и не может быть положен в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств предмета доказывания. Однако в нарушение ст. 50 Конституции РФ, ст. 7 и 75 УПК РФ, суд не исключил из материалов дела протокол личного досмотра, который не был приобщен к делу в соответствие с требованиями УПК РФ, и обосновал с его помощью обвинительный приговор.
5. При вынесении приговора суд нарушил п. 3, ч. 1 ст. 299 УПК РФ, так как не разрешил вопрос о таком важном признаке деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, как размер наркотического средства.
5.1 На основании ст. 1 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах", наркотические средства это вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. Дезоморфин, а также все смеси дезоморфина, независимо от содержания в них дезоморфина, включены в Список 1 Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (утв. постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 681). Крупный размер наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228 Уголовного кодекса Российской Федерации установлен Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76 для дезоморфина и для его смесей в размере свыше 0.5 до 2.5 грамм.
5.2 Суду для решения вопроса о том, является ли деяние, якобы совершенное Аношкиным, преступлением, необходимо было установить, доказано ли, что вещество якобы изъятое у Аношкина в ходе личного досмотра

  • Является дезоморфином или его смесью

  • Его количество или количество смеси составляет крупный размер.


5.3 При решении данных вопросов суд обязан не просто формально установить, что изъятая смесь представляла собой нечто, в составе чего был дезоморфин, но учесть, количество, свойства, степень воздействия на организм человека данной смеси, исходя из предназначения смеси для немедицинского потребления.

5.4 Это вытекает из позиции Верховного суда, которую он основывает в том числе на позиции Конституционного суда РФ, а также Постановлении Пленума Верховного суда РФ.
5.5. Так Верховный суд РФ в решении от 21 августа 2008 г. N ГКПИ08-1161, оставленным без изменения Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 28 октября 2008 г. N КАС008-552, выразил позицию, о том, что лицо не несет уголовную ответственность за хранение и сбыт нейтрального наполнителя, не являющегося наркотическим средством. В подтверждение данной позиции Верховный суд РФ привел следующие доводы:

«Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 08.02.2007 N 290-О-П, суды общей юрисдикции при разрешении данной категории уголовных дел [дела о незаконном обороте наркотиков], в том числе с учетом оспариваемого положения [последний абзац Списка 1, утв. Постановлением Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. N 76], должны учитывать количество, свойства, степень воздействия на организм человека того или иного наркотического средства, а также другие обстоятельства конкретного уголовного дела.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абзаце 5 п. 4 Постановления от 15 июня 2006 г. N 14 разъяснил, что, решая вопрос о том, относится ли смесь наркотического средства или психотропного вещества, включенного в Список I (или кокаина, кокаина гидрохлорида), и нейтрального вещества (наполнителя) к крупному или особо крупному размерам, судам следует исходить из предназначения указанной смеси для немедицинского потребления».
5.6 Данная позиция высших судов Российской Федерации позволяет говорить о том, что в случае, если по делу о незаконном обороте наркотиков была изъята смесь наркотического средства из Списка 1, то для выполнения п.п. 1, 2, ч. 1 ст. 299 УПК РФ суду необходимо разрешить вопрос о том, установлено ли по делу

  • Количество смеси;

  • Свойства смеси и степень ее воздействия на организм человека, исходя из предназначения указанной смеси для немедицинского потребления.

И только имея установленными данные факты, суд может сделать вывод о том, имел ли место оборот смеси наркотического вещества в крупном размере, и следовательно обладает ли вменяемое подсудимому деяние таким важнейшим квалифицирующим признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, как крупный размер.
5.7 Установление данных фактов возможно только при помощи лиц, обладающих специальными знаниями. На основании параграфа 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №14 от 15 июня 2006 г., исходя из того, что для определения вида средств, их размеров, названий и свойств, происхождения, способа изготовления, производства или переработки, требуются специальные знания, суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов.
5.8 При этом необходимо учесть, что факты, подлежащие установлению требуют либо комплексной экспертизы, либо нескольких экспертиз. Действительно, количество смеси определяется взвешиванием, свойства смеси определяются исходя из того, что из себя представляет смесь, из каких компонентов она состоит. Данные вопросы могут быть разрешены при помощи специальных знаний в области химии. Однако такой факт, как степень воздействия смеси на организм человека, требует знаний о природе воздействия веществ на человека. При этом речь идет о назначении смеси для немедицинского потребления в качестве наркотика. А в случае обвинения в изготовлении и хранении без целей сбыта, речь идет о немедицинском потреблении смеси подсудимым, потому что и Конституционный суд и Верховный суд выражая свою позицию говорили о обстоятельствах угловного дела, а не каких-то абстрактных обстоятельства. Для установления данного фактора необходимы специальные знания в области медицины – наркологии. Только нарколог, с соответствующим опытом и образованием может дать заключение о том, какова будет степень воздействия смеси на организм конкретного человека, исходя из его веса, толерантности к наркотикам, а самое главное, исходя из содержания в смеси активных веществ, в настоящем деле – дезоморфина.
5.9 По настоящему уголовному делу в ходе предварительного следствия вообще не было установлено свойств якобы изъятой у Аношкина смеси и степени ее воздействия на организм человека, исходя из предназначения указанной смеси для немедицинского потребления. Из заключения эксперта Серякова видно, что он вообще не проводил количественного анализа смеси (с указанием компонентов смеси и их количественного соотношения к весу всей смеси), вопреки прямому указанию методик, на которые он же сам и ссылался. В заключении эксперта вообще не говорится о свойствах смеси (оценку заключения эксперта см. в Приложении 1). Защита указывала на данные недостатки экспертного заключения в рамках ст. 217 УПК РФ и в ходе предварительного судебного заседания (ст. 229 УПК РФ), а также требовала назначения повторной экспертизы, о чем в деле имеются соответствующие ходатайства. Однако и дознаватель и судья к доводам защиты не прислушались. Не имея результатов количественного анализа, по делу не могла быть проведена и не была проведена наркологическая экспертиза (либо допрошен специалист-нарколог) и не было установлено свойств смеси и степени ее наркотического воздействия на организм человека, в частности подсудимого. При рассмотрении дела и вынесении приговора судом, вопреки позиции Верховного суда РФ и Конституционного суд РФ, не были рассмотрены и разрешены вопросы о размере якобы изъятой у Аношкина смеси, исходя из ее свойств и степени ее воздействия на организм человека. В приговоре суд формально указал на то, что Аношкин якобы изготовил и хранил наркотическое средство в крупном размере, сославшись на вес смеси. Однако суд не разрешил и не мог разрешить вопрос о размере наркотического средства (смеси дезоморфина) так как у суда не было данных о свойствах смеси и степени ее воздействия на организм человека, исходя из целей ее немедицинского потребления.
5.10 Таким образом, при вынесении приговора суд нарушил п. 3, ч. 1 ст. 299 УПК РФ, так не разрешил вопрос о таком важном признаке деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, как размер наркотического средства, не имея необходимых данных для этого. Это является грубым процессуальным нарушением. Допустив данное процессуальное нарушение, суд вообще не учел свойства смеси и степень ее воздействия на организм человека в качестве обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда, что позволяет говорить о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела (п. 2 ст. 380 УПК РФ).
  1   2

Похожие:

В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconВ судебную коллегию по уголовным делам саратовского областного суда
Ук рф, и ему назначено наказание в виде 6 (шести) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением...
В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconВ судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда
Тушинского районного суда г. Москвы от 03. 05. 2011 г об осуждении Уварова Ю. В. по признакам преступлений, предусмотренных п п.«а,б»...
В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconО работе судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда за 2009 год
...
В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconРешение 1 Борисовец Дильбар Рафкатовна Осоо издательство «Интерпресса»
Данное решение обжаловали в Судебную коллегию Бишкекского городского суда которая в свою очередь отказала в удовлетворении апелляционной...
В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconОбзо р кассационной практики Верховного суда Республики Коми по уголовным делам за ноябрь 2010 года
В соответствии с положениями ст. 9 Ук РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время...
В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconОбзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2012 года (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 17 октября 2012 г.)
Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за первое полугодие 2012 года
В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconОбобщени е судебной практики по уголовным делам о
В соответствии с планом работы Астраханского областного суда на 1-ое полугодие 2008 года в марте-апреле 2008 года проведено изучение...
В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconДиффамация в отношении защитника в деле по иску клиента о взыскании гонорара
Как ни парадоксально к числу наиболее уязвимых групп лиц, из числа вовлеченных в производство по уголовным делам, следует отнести...
В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconЭрл Стенли Гарднер Дело о влюбленной тетушке Перри Мейсон – 73
Делла Стрит, доверенная секретарша адвоката по уголовным делам Перри Мейсона, вошла в кабинет и сказала
В судебную Коллегию по уголовным делам Самарского областного Суда от адвоката Адвокатского кабинета №294 пасо iconФио адвоката Телефон Форма адвокатского образования

Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2017
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница