Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности




Скачать 147.28 Kb.
НазваниеРоль образа родителей в формировании субъектных позиций личности
Дата конвертации28.11.2012
Размер147.28 Kb.
ТипДокументы
Роль образа родителей в формировании

субъектных позиций личности.

Личность, семья, общество – изменяющийся мир. – Казань, 2002

 

Подтверждается предположение о зависимости формирования субъектных позиций личности от степени рассогласования “образа” родителей. В качестве критериев степени рассогласования выступили различия в ценностных ориентациях, ролевых характеристиках и способах взаимодействия родителей. Доказано, что увеличение степени рассогласования “образа” родителей приводит к снижению уровня агрессивности (ассимиляция) и формированию субъектных позиций, позволяющих личности взаимодействовать с другими, более открыто и гибко, подстраивая (аккомодация) свои схемы под логику ситуации.

Ключевые слова: степень рассогласования “образа” родителей, самоагрессия, эмпатия.

Современная кризисная ситуация во всех сферах общественной жизни приводит к углублению кризиса семьи, ставит под угрозу выполнение основной ее функции – рождения и воспитания детей. В условиях разрушения родовой системы общества и семьи каждый человек разрешает противоречие развития между преемственностью и усилием определения вектора собственной активности. Решение этого противоречия во многом будет зависеть от способности личности к самоагрессии, необходимой для того, чтобы перестраивать схемы действий в изменяющихся условиях.

Формирование личности начинается в семье. Именно в семье, через сложившуюся систему мифов, ценностей, культуру отношений закладывается базисная структура личности, происходит становление ее смыслов, мотивов, стремлений, формируются субъектные позиции взаимодействия с другими.

Рассматривая семью как социальное пространство формирования личности, мы исходим из следующих положений:

представления Л.С. Выготского о социальной ситуации развития и роли взрослого в ее организации;

представления Ж. Пиаже о разуравновешивании как механизме развития личности;

представления В.К. Шабельникова о степени рассогласования между линиями родителей, отражающего развитие индивидуальной субъектности. Степень рассогласования между линиями родителей создает расстояние между центрами родового генезиса матери и родового генезиса отца, и чем сильнее рассогласование родительских линий, тем больше мощь индивидуальной субъектности.

В нашем исследовании под “линиями родителей” мы понимаем степень рассогласования “образа” родителей как основы разуравновешивания в развитии личности. В настоящее время разрушаются традиционные отношения, стереотипы, изменяются исторически сложившиеся типы мужчины и женщины, отца и матери, поэтому проблема роли образа родителей в воспитании ребенка приобретает особую важность.

В психологии семейных отношений исследованы различия роли отца и матери как представителей рода человеческого в жизни ребенка на каждом возрастном этапе. Раскрыта главная роль матери в младенчестве (Эриксон Э., 1989; Хьел Л., Зиглер Д., 1997; Винникот Д.В., 1998, Риман Ф., 1998, Филиппова Г.Е., 1999 и др.). Важность взаимоотношений с матерью и с отцом, подражания им в раннем возрасте (Паттерсон Д.К., 1987; Спок Б., 1990; Сирс Р., 1998, Адлер А., 1998; Фрейд З., 1996; Лисина М.И. и др.). Особенности “овладевания” ребенком родителями (Эльконин Д.Б., 1991; Берн Э., 1997; Дальто Ф., 1997 и др.) в дошкольном и младшем школьном возрасте. Взаимодействия подростков с родителями обоего пола (Личко А.Е., 1989; Кон И.С., 1989; Кратохвил С., 1997; Мухина В.С., 1997; Раттер, 1998 и др.), влияние матери на эмоциональную сферу, а отца на план их самореализации. Однако проблема роли образа родителей в формировании субъектных позиций личности не разработана.

Предметом нашего исследования является зависимость формирования у детей субъектных позиций во взаимодействии от степени рассогласования “образа” родителей.

Мы предполагаем, что существует зависимость между степенью рассогласования “образа” родителей и особенностями формирования субъектной функции личности. Степень рассогласования определяется расхождением в представлении “образа” родителей и характером взаимоотношений с ними.

- испытуемые с относительно низкой степенью рассогласования “образа” родителей, включены в ситуацию согласования и у них формируются субъектные позиции по типу взаимодействия “ассимиляция” (агрессия);

- испытуемые с относительно высокой степенью рассогласования “образа” родителей, включены в ситуацию рассогласования, у них формируются субъектные позиции по типу взаимодействия “аккомодация” (подстраивание).

В исследовании необходимо решить следующие задачи:

Выявить различия “образа” родителей с разной степенью рассогласования в зависимости от включенности детей в социальную ситуацию;

Определить сформированные субъектные позиции личности во взаимодействия с другими, в зависимости от степени рассогласования “образа” родителей;

Сравнить субъектные позиции личности с разной степенью рассогласованности “образа” родителей;

Проанализировать зависимость между степенью рассогласованности “образа” родителей и предпочитаемыми субъектными позициями личности во взаимодействии.

Методика.

При обследовании был использован комплекс состоящий из трех блоков: для определения включенности испытуемого в социальную ситуацию, выявления его личностных характеристик и для оценки степени рассогласования “образа” родителей.

Для выявления включенности испытуемого в социальную ситуацию использовались методика “ценностные ориентации” М. Рокича (шкала “Я - реальное”). Для определения личностных характеристик применялся стимульный материал PS-Study теста С.Розенцвейга и методика “Способность к эмпатии”.

При выявлении степени рассогласования “образа” родителей предлагались методика “ценностные ориентации” М. Рокича (шкала “отец воспитывал во мне”, шкала “мать воспитывала во мне”), для изучения характеристик “взаимоотношений” в семье использовались опросник “Ролевые характеристики семьи” и Висбаденский опросник.

В эксперименте принимали участие студенты 4-го курса факультета документоведения РГГУ.

Результаты и их обсуждение.

На основе анализа полученных результатов по методике “Ценностные ориентации” М. Рокича (шкала Я - реальное) были выделены две группы испытуемых, включенных в разные типы социальной ситуации: ситуацию согласования и рассогласования (по П.Я. Гальперину1).

Первая группа испытуемых (группа А) включена в ситуацию согласования логики ситуации и схем действий через приоритетные цели – ценности, имеющие значимые различия: “счастливая семейная жизнь”, “материально обеспеченная жизнь”, “уверенность в себе”. Вторая группа испытуемых (группа В) включена в социальную ситуацию рассогласования схем действий и ситуации на основе следующих целей – ценностей “активная деятельная жизнь”, “познание”, “продуктивная жизнь”, “развитие”.

Своеобразие образов родителей испытуемых, включенных в разные типы социальной ситуации, раскрывает сравнительный анализ результатов по методике “Ценностные ориентации” М. Рокича (шкала “отец во мне воспитывал”, шкала “мать во мне воспитывала”). Так общими для двух групп испытуемых являются цели – ценности родителей “жизненная мудрость”, “наличие хороших и верных друзей”, “развитие”. В группе А отличительной для отцов является приоритетная цель-ценность “общественное признание”, а для группы В – “счастье других”, имеющие значимые различия.

В восприятии образа матери так же наблюдаются определенные особенности. Выявлено много общих приоритетных целей – ценностей, таких как “здоровье”, “красота природы и искусства”, “любовь”, “наличие хороших и верных друзей”, “развитие”, “счастливая семейная жизнь”. Образ матери испытуемых группы А отличают цели – ценности “уверенность в себе” и “жизненная мудрость”, группы В – “активная деятельная жизнь” и “познание”. Как мы видим, образы матери и отца имеют не только значимые различия, но главное они отличаются содержательно. Цели - ценности образа родителей испытуемых группы А соотносятся с ценностями долга и социального одобрения, а группы В – ценностями самореализации, что задает совершенно разные векторы развития личности.

Интерпретируя полученные результаты в соотнесении с анализом семейной структуры Э. Арутюнянц2 можно утверждать, что испытуемые группы А, усваивая традиционные ценности испытывают трудности в общении, не инициативны, действуют исходя из представления о должном. Они обладают способностью легко вписываться в “вертикально-организованную” общественную структуру. В отличие от них испытуемые группы В усваивая демократические ценности, проявляют взаимодоверие, самостоятельность и эмоциональную устойчивость. Они плохо адаптируются к “вертикальной” структуре, но более успешны в “горизонтальных” взаимоотношениях и взаимодействиях, всегда учитывают взаимные интересы.

Для выявления степени рассогласования образа родителей для нас важны показатели разности в рангах приоритетных целей - ценностей испытуемых и соответствующих целей – ценностей у отца и матери. Названные показатели имеют значимые различия. Выявлена более высокая степень рассогласования образа родителей в группе В, она на 19,5% выше, чем в группе А, что подтверждает наше предположение.

Получены интересные результаты по значимости образа отца и матери. В группе А показатели разности рангов по шкале “Я - реальное” и шкале “мать во мне воспитывала”, раскрывают, что для испытуемых группы А (71,4%) образ матери более значим, это подтверждается и тем, что показатели разности рангов со шкалой “я воспитываю в ребенке” так же приближаются к названным показателям. Эти данные соотносятся с показателями по опроснику “Ролевые характеристики семьи”, раскрывающими, что семейные роли в значительной степени (29,1%) реализуются женой, чем мужем. Данные по Висбаденскому опроснику так же показывают относительно высокую ориентацию на мать (4,3%) по сравнению с отцом в выборе модели для подражания.

У испытуемых группы В более значимым является образ отца (66, 7%), показатели разности рангов со шкалой “я воспитываю в ребенке” раскрывают ориентацию так же на образ отца. Такая же картина наблюдается и в других опросниках. Так по опроснику “Ролевые характеристики семьи” семейные роли реализуются мужем (3,7%) относительно чаще, чем женой. В выборе модели для подражания по Висбаденскому опроснику испытуемые группы В относительно более ориентированы на отца (2, 48%), чем на мать.

Таким образом, испытуемые группы А и группы В имеют не только разную степень рассогласования образа родителей, в зависимости от включенности в социальную ситуацию, но и ориентируются на разные образы, на образ матери – группа А и образ отца – группа В.

Проблемы включенности человека в материнскую и отцовскую орбиту рассматриваются философами, социологами, психологами. Так Баховен3 раскрыл ведущую роль привязанности к матери для развития человека, люди – дети природы, дети своих матерей и имеют равные права на любовь и заботу, в этом позитивный аспект. Негативный аспект заключается в том, что привязанность к матери препятствует развитию индивидуальности и разума человека.

Фрейд4 считал, что только отец является самой важной фигурой в эмоциональном мире ребенка, поэтому устранил фигуру матери определив ей роль объекта сексуального наслаждения.

Э.Фромм5 выделяет три формы отказа человека покинуть материнскую орбиту. Самая сложная форма выражена стремлением вернуться в материнское чрево. В данном случае человек не способен брать на себя даже элементарные функции ребенка, поэтому чувствует и действует как плод в утробе матери. Эта форма может наблюдаться в виде вытесненного стремления в символике сновидений. Поведение такого человека характеризуется страхом перед жизнью и стремлением к смерти.

Следующая форма, фиксации на матери, проявляется у человека, который разрешил себе родиться, но боится быть отнятым от материнской груди. Такому человеку нужно, чтобы рядом с ним постоянно находился реальный или воображаемый человек, выполняющий материнскую функцию защиты.

Э.Фромм находит аналоги форм фиксации на матери в эволюции человечества. Это табу на инцест, выступающее важным условием человеческого развития. Философ раскрывает эмоциональный аспект табу как преодоление стремления остаться привязанным к матери, в отличие от Фрейда, уделяющего внимание, прежде всего сексуальному аспекту. Изначальную функцию, матери по отношению к ребенку принимают на себя семья и нация, церковь и государство. Человек идентифицирует себя с ними не в качестве отдельного индивида, а только как их частицу.

Таким образом, сложность включенности испытуемых в орбиты матери и отца повышает степень рассогласования образа родителей.

Рассогласование в понимании образа и отношений с родителями связаны с детскими переживаниями, что приводит к возникновению и закреплению в поведении агрессивных реакций. Агрессивные дети вырастают в семьях, где между детьми и родителями огромная дистанция, где мало внимания уделяют развитию детей, где безразличны к их чувствам. Предопределяют проявление агрессивности характер взаимоотношений родителей и детей, отношение к неправильному поведению ребенка, не предсказуемость и непоследовательность в требованиях к нему (Левкович, 1977; Олуэйз, 1980; Паттерсон, 1989 и др.).

В отличие от выше названных подходов в понимании агрессивности мы исходим из положения В.К. Шабельникова о том, что агрессивность “естественный механизм защиты целостности путем усиления границ противостояния и иммунитета к внешним влияниям”.6 Он раскрывает, что первичной формой выражения неудовлетворенности является внешняя агрессия, обеспечивающая реализацию прежних схем деятельности. Возрастание внешней агрессивности наблюдается как при реорганизации социальных систем, так и при перестройке структуры индивидуальной деятельности. Однако реформирование как общества так и психологической структуры личности обеспечивается с помощью механизмов само агрессии, “именно готовность социальных и психических систем к самоагрессии и самоперестройке обеспечивает их мирное реформирование”7.

Для подтверждения предположения о формировании субъектных позиций с разным типом взаимодействия в зависимости от степени рассогласования образа родителей используется стимульный материал PS-Study теста С. Розенцвейга. Ответы классифицируются по “направленности” и “типу агрессии”. Направленность выделяется вовне, на самого себя, или избежание агрессии. Для более детального изучения проблемы мы не используем классический вариант для определения типа агрессии, а применяем систему, разработанную Элизаром (1949). Ответы соотносятся с шестью категориями, отражающими некоторые аспекты враждебности: негативные установки или эмоции; предметы, используемые в агрессивных целях; описания враждебного, злобного или агрессивного поведения; символические ассоциации с агрессией; амбивалентности или двусмысленности; нейтральные ответы.

Полученные результаты раскрывают, что для всех испытуемых характерна субъектная позиция “субъект - оценщик”, позволяющая наблюдать и оценивать действия других. Однако, испытуемые группы А (34,53%) взаимодействуют по типу ассимиляция (агрессия), оценивая негативно действия других, ситуации и события, сохраняя позитивную оценку своих действий. Испытуемые группы В (42,65%) демонстрируют другой тип взаимодействия – аккомодация (подстраивание), что предполагает принятие ответственности за свои действия и более адекватный способ оценки ситуации, других и себя на разных уровнях взаимодействия.

Значительная разность в показателях между группами (более, чем в два раза) выявлена в принятии субъектных позиций в группе А субъекта – исполнителя (24,67%) и субъекта – потребителя (23,78%) по типу ассимиляция (агрессия), являющихся базовыми в организации деятельности. В группе В субъекта – координатора (30,33%) по типу взаимодействия – аккомодация (подстраивание), обеспечивающая активность и самостоятельность действий. Полученные данные подтверждают предположение о зависимости формирования субъектных позиций от степени рассогласования образа родителей.

Взаимодействие испытуемых группы А по типу ассимиляция (агрессия), проявляется в направленности агрессивных реакций вовне (62,6%), с преобладанием негативных эмоций (27,3%); символических ассоциаций с агрессией (22,7%); нейтральных ответов (31,8%). У испытуемых группы А (71,5%) более выражен нормальный уровень эмпатии, позволяющий понимать внешние действия других. Полученные данные показывают высокий уровень внешней агрессивности испытуемых группы А, недооценки или переоценки представлений о действиях других в проявлениях взаимной эмпатии, что выражается в большей склонности к конфликтам и стремлении подавить другого субъекта во взаимодействии.

Испытуемых группы В, взаимодействующих по типу аккомодация (подстраивание) отличает направленность агрессивных реакций на себя (39, 6%), наличие символических ассоциаций с агрессией (19,4%); нейтральных ответов (55,5%). У испытуемых (55,6%) более выражен высокий уровень эмпатии, позволяющий сопереживать, понимать внутреннее, глубинное состояние души. Полученные данные раскрывают снижение внешней агрессивности испытуемых группы В и переход к самоагрессии, связанной с проявлением эмпатии в налаживании открытых, доверительных взаимоотношений с другими и гибкости в изменении сложившегося способа взаимодействия.

Таким образом, в семьях с низкой степенью рассогласования образа родителей формируются субъектные позиции субъекта – оценщика, субъекта – потребителя, субъекта – исполнителя по типу ассимиляция (агрессия), проявляющегося в более высоком уровне внешней агрессивности действий и стремления разрешить ситуацию, подстраивая других под свои жесткие схемы действий. В семьях с высокой степенью рассогласования образа родителей, формируются субъектные позиции субъекта – оценщика, субъекта – координатора по типу взаимодействия – аккомодация (подстраивание), испытуемые проявляют более высокий уровень самоагрессии и стремления разрешить ситуацию, подстраивая свои схемы под логику ситуации.

Отметим, что результаты нашего исследования позволяют наметить стратегию изучения роли степени рассогласования образа родителей в формировании личности. В дальнейшем важно раскрыть понятие личностного образа родителей, определить сферы его презентации, выявить различие позиций: родитель по отношению к ребенку и ребенок по отношению к родителю.

Выводы

  1. Выявлены две группы испытуемых, в зависимости от включенности в социальную ситуацию. Первая группа испытуемых (группа А) включена в ситуацию согласования логики ситуации и схем действий через приоритетные цели – ценности, имеющие значимые различия: “счастливая семейная жизнь”, “материально обеспеченная жизнь”, “уверенность в себе”. Вторая группа испытуемых (группа В) включена в социальную ситуацию рассогласования схем действий и ситуации на основе следующих целей – ценностей “активная деятельная жизнь”, “познание”, “продуктивная жизнь”, “развитие”.

  2. Выявлены различия “образа” родителей с разной степенью рассогласования в зависимости от включенности детей в социальную ситуацию. Обнаружена более высокая степень рассогласования образа родителей в группе В, она на 19,5% выше, чем в группе А. Для испытуемых группы А образ матери более значим, поскольку наблюдается относительно высокая ориентация на мать по сравнению с отцом в воспитании ребенка, в выборе модели для подражания и семейные роли в значительной степени больше реализуются женой, чем мужем. У испытуемых группы В более значимым является образ отца. Испытуемые ориентируются на образ отца в воспитании ребенка, в выборе модели для подражания относительно более ориентированы на отца, чем на мать, так же семейные роли реализуются мужем относительно чаще, чем женой.

  3. Определены субъектные позиции личности во взаимодействия с другими, сформированные в зависимости от степени рассогласования “образа” родителей. В семьях с низкой степенью рассогласования образа родителей формируются субъектные позиции субъекта – оценщика, субъекта – потребителя, субъекта – исполнителя по типу ассимиляция (агрессия), проявляющегося в более высоком уровне внешней агрессивности действий и стремления разрешить ситуацию, подстраивая других под свои жесткие схемы действий. В семьях с высокой степенью рассогласования образа родителей, формируются субъектные позиции субъекта – оценщика, субъекта – координатора по типу взаимодействия – аккомодация (подстраивание), испытуемые проявляют более высокий уровень самоагрессии и стремления разрешить ситуацию, подстраивая свои схемы под логику ситуации.

  4. Выявлены отличия субъектных позиций личности с разной степенью рассогласованности “образа” родителей. Испытуемых группы А, с низкой степенью рассогласования образа родителей характеризует взаимодействие по типу ассимиляция (агрессия), проявляющееся в направленности агрессивных реакций вовне, с преобладанием негативных эмоций, большей выраженностью нормального уровня эмпатии, позволяющего понимать только внешние действия других. Испытуемых группы В, имеющие относительно более высокую степень рассогласования образа родителей, взаимодействуют по типу аккомодация (подстраивание), их отличает направленность агрессивных реакций на себя, наличие символических ассоциаций с агрессией, больше нейтральных ответов. У испытуемых более выражен высокий уровень эмпатии, позволяющий сопереживать и понимать внутреннее, глубинное эмоциональное состояние других.

  5. Проанализирована зависимость между степенью рассогласованности “образа” родителей и предпочитаемыми типами взаимодействия в субъектных позициях личности. Обнаружено, что высокий уровень внешней агрессивности (ассимиляция) испытуемых группы А, связан с недооценкой или переоценкой представлений о действиях других в проявлениях взаимной эмпатии, что выражает относительно большую склонности к конфликтам и стремлении подавить другого субъекта во взаимодействии. Выявлено, что снижение внешней агрессивности испытуемых группы В и переход к самоагрессии (аккомодация), связан с проявлением высокого уровня эмпатии в налаживании открытых, доверительных взаимоотношений с другими и гибкости в изменении сложившегося способа взаимодействия. Зависимость между степенью рассогласованности “образа” родителей и предпочитаемыми субъектными позициями личности во взаимодействии выражается в том, что чем выше степень рассогласования “образа родителей”, тем выше уровень проявления самоагрессии.

 

Похожие:

Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности icon-
Она может быть плодотворной лишь тогда, когда её реализует человек, осознающий свою роль в окружающем мире. Цель литературного образования...
Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности iconМодульная технология способствуют развитию субъект-субъектных отношений, мотивируя учащихся к познавательной деятельности
Становление субъект-субъектных отношений через применение модульной технологии м. М. Жампейсовой на уроках казахского языка
Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности iconАвторитет родителей и его влияние на развитие личности ребенка ц е л и: – познакомить родителей с понятием
Участники: классный родители учащихся четвертого класса, школьный психолог
Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности iconАвторитет родителей и его влияние на развитие личности ребенкаЦел и: – познакомить родителей с понятием
Участники: классный родители учащихся четвертого класса, школьный психолог
Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности iconАнкета для родителей Выслушиваете ли вы своего ребенка, когда он хочет с вами поговорить?
Цель: познакомить родителей обучающихся с такими проявлениями подросткового поведения, как идеализм и цинизм, наиболее часто встречающимися...
Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности iconНеделя российского бизнеса международная конференция «Роль промышленности в формировании системы технического регулирования Единого экономического пространства»
«Роль промышленности в формировании системы технического регулирования Единого экономического пространства»
Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности iconЭтапы формирования личности в онтогенезе
Он представляется нам самым острым и самым длительным по сравнению со всеми возрастными кризисами, знаменующими собой переломные...
Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности iconМ.ғ. к. Кемелбек Сұлтанбекұлы алшымбаев
О факторах вариации средней продолжительности жизни поколения новорожденных относительно пола, образа и условий жизни// Материалы...
Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности iconРоссия на тихом океане: роль личности в становлении российской государственности
Россия на Тихом океане: роль личности в становлении российской государственности и про­блемы безопасности (Шестые Крушановские чтения,...
Роль образа родителей в формировании субъектных позиций личности iconГена в формировании вторичной перегрузки железом
Роль c282Y и H63d мутаций hfe гена в формировании вторичной перегрузки железом
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2019
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница