Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья




Скачать 104.69 Kb.
НазваниеМихайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья
Дата конвертации08.11.2012
Размер104.69 Kb.
ТипДокументы
Михайловская И.И., Никитцова Д.С.

(г. Саратов)

Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья
Термин «свободомыслие» был впервые введен английским мыслителем А.Коллинзом (XVIII век) в борьбе с религиозной нетерпимостью и косностью. В понятие свободного мышления философы вкладывали не только жизнеутверждающий смысл, но и критику несвободы, связываемой с религией как господствующей массовой идеологией эпохи.

Появление средневекового свободомыслия связано с рядом объективных факторов: выделение из крестьянского хозяйства ремесла и развитие на этой основе городов, которые постепенно становятся существенным фактором средневековой жизни. В городах начинает формироваться светская культура. Одним из важнейших следствий этого фактора является то, что церковь перестала быть абсолютным носителем образования и образованности. В связи с развитием ремесла и торговли среди городского населения возрастает потребность в знании права, медицины, техники. Возникают частные юридические школы, которые находятся под контролем церкви, городского управления.

Особенности свободомыслия в эпоху господства феодальных отношений во многом обусловлены ролью религии и церкви в этот период. Феодализм с его замкнутым натуральным хозяйством не испытывает особой потребности в развитии научных знаний. Главным феодалом в Западной Европе была церковь, установившая «духовную диктатуру», господство христианского мировоззрения. Церковная догма стала исходным пунктом и основой всякого мышления, писал Энгельс, а содержание юриспруденции, естествознания и философии приводилось в соответствие с учением церкви1.

Средневековое свободомыслие складывается как движение за десакрализацию определенных сфер жизнедеятельности человека, за признание их автономии по отношению к религии и церкви. Представители средневекового свободомыслия Пьер Абеляр (1079 - 1142 гг.), Жильбер Порретанский (ок. 1076 - 1154 гг.), Сигер Брабантский (ок. 1235 - 1282 гг.), Боэций Даккийский и другие не отвергали религию. Это было невозможно в западноевропейских условиях того периода и не отвечало их настроениям в качестве верующих христиан. Поэтому они признавали существование сверхъестественного порядка, подчиняющегося руководству сверхприродного Бога. В своих работах средневековые свободомыслящие постоянно ссылаются на авторитет "Священного писания", "отцов церкви". Вместе с тем, они отстаивают права и возможности человеческого разума, максимальную самостоятельность рационально-философского исследования и, тем самым, объективно подрывают устои ревеляционистского догматизма.
Перед вольнодумцами этой эпохи встали новые задачи: критика авторитаризма и догматизма религии, идей аскетизма, креационизма, «богодухновенности» священных книг, выявление их противоречивости. Вместе с тем возможности развития свободомыслия в эту эпоху были ограниченными. Нередко форма выражения и до определенной степени содержание учений, противостоявших религии, несли на себе печать религиозного миропонимания. Свободомыслие в эпоху господства религии выступало не как система взглядов, а как совокупность отдельных идей, в той или иной мере подрывавших религиозное миропонимание.

Первые шаги средневекового свободомыслия связаны с проникновением в религиозное вероучение диалектики как науки о законах правильного мышления. Яркий представитель этого периода - Пьер Абеляр. В период абсолютного господства теологического авторитаризма Абеляр предпринял попытку поднять голос в защиту философского разума2. Исходной посылкой концепции Абеляра служит отождествление Христа с Логосом. " И подобно тому, как от Христа возникло название "христиане", так и логика получила название от Логоса. Последователи ее тем истинней называются философами, чем более истинными любителями этой высшей мудрости они являются. Эта величайшая мудрость наивысшего этапа, когда она облекается в нашу природу для того, чтобы просветлять нас от мирской любви к любви в отношении его самого, конечно, делает нас в равной степени христианами и истинными философами... Сам господь Иисус Христос побеждал Иудеев в частых спорах и подавил их клевету как писанием, так и раздумьем, доказательством укрепить веру в себя не только могуществом чудес, но особенно силой слов... Мы должны привлекать к вере при помощи разумных доказательств, тех, кто ищет мудрости...".

Оценка Абеляра роли разума в религиозной жизни выглядит может быть даже скромнее, чем у Климента или Августина, но в XI веке она звучала крайне революционно, и не в последнюю очередь за эту оценку Абеляр был подвергнут жестоким преследованиям3.

Свое наивысшее выражение рационалистические моменты идеологии средневекового свободомыслия нашли в теории двух истин или "двойственной истины". Эта теория переносит проблему соотношения веры и разума, религии и знания в сферу взаимоотношений теологии и философии. Главный смысл теории "двух истин" - утвердить независимость науки и философии от вероисповедных догм теологии.

В средневековой мысли существовали различные варианты теории "двух истин". Один из них, представленный Шартрской школой, сводился к утверждению различий предмета и методов теологии, с одной стороны, науки и философии, с другой. Теологии отдавалась область сверхъестественного, науке и философии - область знания, относящаяся к естественному миру. Истина сверхъестественного откровения в силу авторитета "Священного писания" и церкви должна быть принята на веру. Философия же в своем исследовании опирается на разум и опыт.

Основные усилия представителей Шартрской школы были направлены на то, чтобы доказать положение об отсутствии противоречий между теологией и философией в силу различия их предметных областей и методов, хотя несомненный примат отдавался теологии.

Более радикальным выглядит вариант теории "двух истин", представленный латинскими аввероистами Сигером Брабантским и Боэцием Даккийским. Представители данного направления свободомыслия действуют в новых исторических условиях. К этому времени были переведены на латинский язык произведения Авиценны, Альфараби, Маймоннида, Ибн-Геброля, ряд произведений арабо-язычной науки - медицины, астрономии, математики, оптики. Еще большую роль сыграли переводы античных философов Платона, Плотина, Прокла. Особое значение имел перевод "Метафизики" Аристотеля.

В отличие от представителей Шартрской школы, Сигер Брабантский и Боэций Даккийский уже борются, по возможности, за полную автономию научно-философского знания и доходят до признания возможности полной противоположности теологии и философии по ряду важных вопросов. В своем учении о нуметрическом единстве разума Сигер Брабантский выдвинул идею вечности мира и вечности разума как природного качества человека. Согласно учению Сигера всеобщий и вечный разум обеспечивает адекватное познание мира каждому человеку, поскольку он причастен разуму. Отдельный человек может ошибиться, разум же, как таковой, никогда не ошибается. В сущности, здесь высказывается уверенность в объективной ценности человеческого знания, накопленного веками и проверенного опытом людей. Данные науки и исследования человеческого разума, по Сигеру, находятся как бы вне сферы веры, основываясь на законах мышления и природы. Важным средством обоснования автономии понятийно-рациональной сферы было подчеркивание латинскими аввероистами иррационального характера религиозной догматики, невозможности обоснования ее средствами разума, противоположности самим началам науки.

Перед католическими теологами руководством церкви была поставлена задача выработать средства противодействия влиянию свободомыслия, и в то же время учесть возросший авторитет науки и философии. Наилучшим образом, с точки зрения церкви, эту задачу решил Фома Аквинский (1225 - 1274 гг.). Учение Фомы Аквинского вскоре после его смерти было признано в качестве официального учения католицизма. Краеугольным камнем всей громадной философско-теологической системы Фомы Аквинского является новая, по сравнению с Августином, версия теории о гармонии веры и разума. Аквинский провозгласил, что вера не должна противоречить разуму, что некоторые принципиальные положения вероучения могут быть рационально обоснованы.

Вольнодумные настроения в эпоху феодализма вовсе не были редкостью. Церковной культуре, например, противостоял целый пласт народной культуры, выражавшейся в словесно-смеховых произведениях, в обрядово-зрелищной форме4. Она содействовала освобождению людей от страха перед адом, перед авторитарным запретом, стихийно утверждала доверие к возможностям и силам человека. О распространенности свободомыслия и в эти века говорит такой факт: в Испании в XIII в. был даже издан свод законов, в котором признается существование «очень негодных людей, которые вообще не веруют», считают, что душа умирает вместе с телом и человек не получит после смерти никакого воздаяния.

Так, идеолог антиклерикального движения в Англии Дж. Уиклиф написал «Трактат о богохульстве», в котором яростно критиковал католическую церковь, говоря, что папы, кардиналы и епископы «грабят народ посредством обмана различными способами хуже, чем воры»; при этом формально в качестве главного пункта обвинения выступало «богохульство» католической церкви. Известно, что сочинения Уиклифа оказали огромное влияние на Яна Гуса, выступившего против папской власти, против духовенства как сословия, против церковных богатств. Антифеодальные выступления, связанные с антиклерикализмом, просвещали и развивали народное сознание.

Антиклерикализм был существенным элементом народных ересей — учений, вступавших в противоречие с господствующей религией, будь то католицизм или православие. Народные ереси были одной из форм классовой борьбы, нередко сочетаясь с открытыми выступлениями против феодализма. Немало ересей было в Европе и в России. Ереси создавали предпосылки для расширения сферы социальной свободы, а также для развития свободомыслия.

В литературных и исторических сочинениях эпохи отразились идеи свободомыслия, созданы такие шедевры светской культуры, как «Слово о полку Игореве» (XII век). В странах мусульманского Востока появилась популярная в Европе идея о «трех обманщиках»5. За развитие этой и других идей свободомыслия сириец аль-Маарри (975-1057) был прозван «зиндиком» (еретиком). Идеи деизма, пантеизма, натурализма развивались последователями аристотелизма Ибн-Синой (980-1037) и Ибн-Рушдом (1126-1198). Ибн-Рушд известен как автор теории двойственной истины, он пропагандировал идеи объективного космического безличного разума и смертности индивидуальной человеческой души.

Отдельные положения вольнодумств неоднократно осуждаются католической церковью, при чем многие из их авторов остаются неизвестными, что лучше всего подтверждает их распространенность. В 1270 и следующих годах принимается ряд мер против этой опасности. Например, парижским профессорам запрещается диспутировать по общим для богословия и философии вопросам, если они имеют склонность разрешать их в духе противоречащем католической церкви. Осуждается положение о двойственной — богословской и философской — истине, так как сторонники этого удобного учения отрицали во имя философии воскресение мертвых, сотворение мира, бессмертие души, признавая их в то же время истинными «по католическому верованию». Но как толковались эти католические истины видно хотя бы из того, что в числе одновременно осужденных римским престолом положений попадаются следующие: «Ничего нельзя знать из-за знания теологии»; «Христианская религия мешает чему бы то ни было научиться»; «Мудрецы мира — только философы»; «Речи богословов основаны на баснях» и т. д. Эти вольнодумцы явно отреклись от христианства, отрицали чудеса или же объясняли их естественным образом и не видели никакой возможности реформировать христианскую религию подведением под нее рационалистического фундамента, далеко опережая, таким образом, теории Реформации.

Таким образом содержание свободомыслия и устаревшего «вольнодумство» совпадают. Мыслить свободно значит войти в противоречие с господствующей системой идей и ценностей. Из этого следуют два принципиальных положения. Во-первых, свободомыслие может быть в любой сфере господствующей духовной культуры: в праве, политике, искусстве, религии, атеизме, идеологии, где выражается на уровне личности или субкультуры. Во-вторых, свободомыслие применительно к религии может существовать как критика внутри религии и вне религии. Понимание «антирелигиозного» свободомыслия в единстве внутрирелигиозных и внерелигиозных форм дает возможность диалектического объяснения механизма возникновения свободомыслия как сопряженного с религией явления и как общего принципа культуры. «Антирелигиозное» свободомыслие становится авангардом растущего светского гуманистического мировоззрения в обществе с господствующей религиозной культурой, растратившей этико-гуманистический потенциал.

Средневековое свободомыслие нашло свое яркое отражение в книжной культуре того времени. В течение всего Средневековья в странах Европы и на Востоке идеи свободомыслия проявлялись в художественной литературе, поэзии, в сочинениях историков, летописцев. В романах – исторических, любовных, приключенческих – участие Бога сводится к минимуму, а ответственность за свои поступки несут сами люди. Религиозные темы в ряде произведений вообще не затрагиваются, а если затрагиваются, то освещаются критически. Человек действует, руководствуясь чисто земными мотивами, он не ставит своей целью достижение христианского благочестия и ради земных радостей готов пожертвовать райскими благами.

Мир и человек предстают в каждый момент жизни не как нечто тленное, бренное, но как исполненное ценности. Воспевание любви, красоты природы, достоинства человека, прекрасного женского тела - характерная черта и поэзии вагантов, и византийской любовной прозы, и куртуазного романа, и лирики трубадуров. Проникновение элементов светскости и мирского образа мыслей в сознание средневекового человека сказалось и на внешнем уборе книг. Изящные и дорогие украшения, свойственные церковным книгам, постепенно сменяются простыми, но добротно выполненными образцами рукописных кодексов, содержание которых отвечало литературным вкусам нарождающегося бюргерства и дворянства.

Огромную роль в развитии книжной культуры Средневековья сыграло литературное наследие античности. Произведения Гомера, Эсхила, Еврипида, Платона, Аристотеля не только переписывали, но и обогащали собственными комментариями. Византийские ученые, философы создавали антологии, словари, грамматики, высокохудожественные произведения житийного жанра. Литературные труды Ефрема Сирина, Иоанна Дамаскина составляли энциклопедию знаний для православных христиан.

Большое значение имели монастырские скриптории, которые являлись центрами по переписке и распространению книг на протяжении всего периода Средневековья. Первым таким центром был монастырь Вивариум, при котором была устроена академия для подготовки переписчиков. Со временем мастерская по переписыванию книг, а затем и библиотека стали неотъемлемой частью любого монастыря.

В эпоху раннего Средневековья книжное дело практически всецело находилось в руках духовенства. Церковь осуществляла цензуру книг и строго следила за содержанием богословских трактатов. Сосредоточив в своих руках монопольное право на переписывание книг, она тем самым препятствовала широкому распространению знаний среди мирян. Многие "вредные" с точки зрения церкви книги были сожжены на кострах вместе со своими авторами и переводчиками.

Таким образом, заслуга свободомыслия эпохи феодализма заключается в том, что в сложнейших условиях оно расшатывало казавшиеся вечными догматы мировых религий. В сознании огромного числа людей эпохи Средневековья человек и природа начинают выступать как не зависимые от сверхъестественных сил. Разум заявлял о своих правах, накапливая аргументы против религии. Свободомыслие и его выражение посредством книжной культуры Средневековья расчистило пути для критики религии представителями буржуазного атеизма.

1 Яблоков И. Н. История и теория атеизма. М., 1987. С. 165.

2 Лосев А. Ф. Зарождение номиналистической диалектики средневековья: Эригена и Абеляр // Историко-философский ежегодник '88. — М., 1988. С. 132.

3 А. Гаусрат. Средневековые реформаторы: Пьер Абеляр, Арнольд Брешианский / Пер. с нем. — 2-е изд., М.: Либроком, 2012. С. 263.

4 Тажуризина З.А. Идеи свободомыслия в истории культуры. М., 1987. С. 104.

5 Дик П.Ф. Основы религиоведения. Учебник. Астана-Костанай, 2000. С. 78.

Похожие:

Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья iconА. Г. Василенко, Л. С. Инякина Южный Урал в эпоху средневековья
Василенко А. Г., Инякина Л. С. Южный Урал в эпоху средневековья (XI-XVI века): Учебный модуль. – Троицк, моу «Лицей №13», 2009. –...
Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья icon12. Европейская культура эпохи Средневековья
В истории европейского Средневековья принято выделять три основных периода: V—xi вв. —раннее Средневековье
Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья iconКнижная полка социолога
Бердяев Н. А. Философия творчества, культура и искусства. В 2-х т. М: Искусство; ичп «Лига», 1994
Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья iconЛекция Статус и основные проблемы философии в эпоху средневековья
Средневековая философия – это своеобразный способ философствования, характерный для Европы и Ближнего Востока (V – XV вв.)
Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья iconОтветы на вопросы к экзамену по предмету «История западно-христианских миссий»
Миссионерство Западной Церкви в эпоху Средневековья. Миссии на Север Европы, в Азию, на Дальний Восток
Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья iconХудожественная культура Индии
Цель: познакомить учащихся с архитектурой, изобразительным искусством (росписи, книжная миниатюра), скульптурой, музыкой и театром...
Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья iconК вопросу об изменениях в римской военной тактике и вооружении в эпоху Поздней империи
Текст приводится по изданию: «Античный мир и археология». Вып. 13. Саратов, 2009. С. 271—289
Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья iconКультура рыцарской среды
«Быть посвященным» – от milites темных веков к рыцарю классического средневековья 3
Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья iconПредмет и методы культурологи, сущность и смысл культуры, язык культуры, мир человека как культура
Рима, средневековая культура, культура эпохи Возрождения и Реформации, европейская культура нового времени, культура ХХ века. Истоки...
Михайловская И. И., Никитцова Д. С. (г. Саратов) Свободомыслие и книжная культура в эпоху Средневековья iconАмериканская культура
Культура аборигенов. Культура колониального периода (1607 – 1783). Культура эпохи становления государства и формирования нации (1783...
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2019
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница