Белый повесть




НазваниеБелый повесть
страница1/5
Дата конвертации24.12.2012
Размер0.83 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5
Повесть «Белый», автор писатель-анималист Вячеслав Владимирович Збарацкий, была издана в 2005-ом году в английском издательстве Antony Rowe, и продается по всему миру:

http://www.amazon.co.uk/Belyi-Viacheslav-Zbaratskiy/dp/190520048X/ref=sr_1_1?ie=UTF8&s=books&qid=1199672341&sr=1-1

Для России можно читать на сайте «Литсовет»:

http://www.litsovet.ru/index.php/publications.book?shop_book_id=1526
  

   Молодому, ещё зелёному поколению будущих зоологов и биологов, натуралистов и географов, а так же будущим участникам различных предстоящих экспедиций, этим - необратимо спешащим на смену моему поколению молодым людям, у которых все самое прекрасное и интересное ещё впереди, завидуя им белой завистью и желая только удачи, я посвящаю эту книгу.

     

  

      БЕЛЫЙ

     

      П О В Е С Т Ь

     

      ВЯЧЕСЛАВ ЗБАРАЦКИЙ

     

     

      Человек и Волк!

     

      Взаимоотношения этих двух существ уходят корнями в глубокую древность, во времена первобытного человека. С той далекой поры и до сегодняшнего дня человек испытывает к этому зверю повышенный интерес. На протяжении веков отношение к волку у разных народов было далеко неодинаковым, его считали прообразом дьявола и наоборот обожествляли, на него ставили капканы и ему же строили храмы. И все же несомтря на некоторые древнейшие ритуально-культовые поклонения, исторически сложившееся отношение у человека к волку, в общем и целом было резко негативным. Причин тому много: это и конкуренция на охоте, и защита своих одомашненных животных, и традиции, и религиозные соображения, и предрассудки, и даже вой. Человек на генетическом уровне пронёс через века понятие - волк-враг, которое твердо и непоколебимо уже много столетий. И как вполне закономерный результат этого понятия, можно рассматривать тот факт, что на сегодняшний день во многих странах, волк истреблен полностью или стал очень редок, и это применительно не только к Европе, а повсюду, если не брать в расчет малозаселённые человеком обширные и необъятные территории Советского Союза и некоторых азиатских стран, да и пожалуй отдельные участки заповедных североамериканских территорий, где он всё ещё по-прежнему является обычным, а порой даже многочисленным зверем. В других местах, за некоторым очень-очень редким исключением процесс сокращения природного ареала волка прогрессирует. Во многих местах он уже истреблён полностью или его численность находится в состоянии близком к этому, оставаясь однако на некоторых государственных флагах, гербах и в фольклоре. Но вот совсем недавно у некоторой группы людей - потомков того далёкого первобытного человека, появились новые суждения, новый взгляд на сосуществование с дикой природой вообще и на волка в частности. Они перестали рассматривать хищников как некую субстанцию, наносящую вред экосистеме, и уже ни один раз мы слышали такие выражение как "Санитар природы", "Естественный регулятор численности", или "Звено в биологической цепи". Опытным путём люди начинают понимать, что истребление хищников, и волка в частности может привести в некоторых местах к локальной биологической катастрофе, а кое-где может быть и к более масштабным неприятностям как для дикой природы, так и для самого человека. Волк изымает из популяции не только животных больных, старых, раненых, но и животных с нарушениями психики, которые могут дать потомство. А если на минуту представить, что их некому будет выбраковывать? Человек пока ещё не в состоянии заменить в этом волка. Ярчайшим примером этому может служить Йеллоустоунский национальный парк в США, где очень неразумно, во второй половине двадцатого века были истреблены все хищники и в особенности именно волк. Целью этого не до конца продуманного эксперимента было повышение численности копытных. И действительно, через пару лет численность их возросла. А спустя ещё несколько лет, увеличившиеся в количестве стада копытных стали с большей интенсивностью уничтожать растительность, что вскоре чуть было не привело к очень нежелательным результатам. Таким как изменение характера растительности на довольно большой территории, связанные с ее уничтожением непомерно расплодившимися стадами копытных, а так же в срочном оздоровлении никем не контролируемого общего состояния этих стад. Комментарии излишни, результат налицо.

      Серого волка некоторые ученые, натуралисты и знатоки природы называют пастухом. Так вот в том-то и беда, что пастух-человек и пастух-волк давно, ещё с незапамятных времён беспросветно спорят относительно этих пастбищ, а главное о тех, кто на них пасётся. Но, пока мы не научились рационально и бережно подходить к использованию природных ресурсов, пока мы не осознаем того, что мы наносим вред экосистеме своей необдуманной деятельностью, пока мы не перестанем считать себя чем-то сверхъестественным и думать, что мы имеем право вершить в дикой природе все что заблагорассудится - этот конфликт неразрешим!

      Конечно, разумный контроль за численностью волка в охотхозяйствах и животноводческих регионах необходим, однако его полное истребление, за что рьяно ратуют некоторые люди, нерационально во всех отношениях. Хотя бы по одной той причине, что в тех местах, где волк ранее был обычен, а сейчас его стало мало или не стало вообще, появляются так называемые волкособаки (гибрид волка с собакой), или что ещё хуже - одичавшие собаки, потомки наших бездомных псов, количество которых, к сожалению, в последнее время прогрессирует. Они уверенно заселяют эти освобождённые человеком от волка места. Как в поговорке - “Свято место пусто не бывает”.

      Позволю себе отвлечься на минутку от темы и попросить читателя задуматься над этой проблемой, как с морально-этической, так и с общечеловеческой позиции. Прежде чем взять домой щенка хорошо обдумайте этот шаг. Помните, что это не игрушка, а живое существо, которое лет на десять, а то и более должно стать членом вашей семьи. Ведь как часто бывает - кто-то из родителей приносит домой щенка в качестве живой игрушки для своих детей, совершенно не задумываясь о последствиях. Но не проходит и нескольких месяцев, как из этого маленького, симпатичного, обворожительного и беспомощного создания, вырастает нескладный, долговязый неуклюжий подросток. Он везде суёт свой любопытный нос и пробует грызть все, что подвернётся под его ещё неокрепшие молочные зубки, и ещё доставляет массу всевозможных больших и маленьких проблем. И вот мама, а чаще папа или бабушка, вечером когда уснут дети, берут этого несчастного щенка и везут его в другой конец города, или ещё куда-нибудь подальше и там выпускают на произвол судьбы, а детям говорят, что их любимец убежал, таким образом решая столь непростую проблему. А щенок не зная что ему делать, и не понимая за что и почему его предали люди, вынужден приспосабливаться. А как такие несчастные животные страдают и какую моральную травму мы наносим детям. И если этот щенок не погибнет от голода, холода, под колёсами автомобиля, не умрет от болезней, или же не будет убит себе же подобными, то года через два из него вырастет дерзкий, нахальный пёс, который попав в дикую среду - лес, степь, горы или даже на окраину города, может потенциально стать опасным и для человека. У меня сердце обливается кровью, когда я вижу на городских окраинах стаи разношерстных бездомных собак. Не заводите, пожалуйста, собаку, пока серьёзно не обдумаете и хорошо не взвесите все "за" и "против". Я например, очень длительное время не мог позволить себе такой роскоши, несмотря на горячее желание.

      Но вернёмся к нашей теме. Так вот эти одичавшие собаки, став лесными жителями, наносят гораздо больший ущерб и вред природе нежели волк, который вреда нанести ей не может, так как сам - природа. Что же касается так называемого напряженно подсчитанного ущерба от волка, то пусть он останется на совести горе - учетчиков, воспринимающих природу как человеческую собственность, и списывающих на волка львиную долю падежа диких копытных, причём почему-то именно в охотничьих хозяйствах. Кроме того, несмотря на обычно очень хорошую наследственность, среди этих собачьих сообществ чаще, чем в волчьих стаях, вспыхивают эпидемии болезней, например таких как бешенство. Учитывая тот факт, что такие своры обычно по количеству намного превосходят семьи волков и ведут кочевой образ жизни, не имея постоянного места обитания, и то что эти более мобильные, чем волчьи стаи своры, почти не боясь, а часто и ненавидя человека, мигрируя между городом или мало-мальски урбанизированным ландшафтом, таким как деревня или какой-нибудь посёлок и дикой природой. Они даже ''одичав'' с легкостью переносят антропогенный пресс и сами порой сознательно идут на контакт с человеком. Учитывая тот факт, что такие своры имеют большую по сравнению с волком плодовитость, не имеющую к тому же определённой как у волка сезонности размножения, нетрудно представить себе, насколько нежелательны такие обитатели в наших лесах. В тех же местах, где волк обычен, таких собак нет - волки изгоняют и уничтожают их, ревностно защищая и обороняя свои охотничьи угодья от посягательств чужаков. Конечно, на настоящий момент грамотное и разумное регулирование численности волков в некоторых местах, особенно в непосредственной близости от осваиваемых земель - необходимая мера. Опираясь же на все выше изложенное, напрашивается следующий вывод - волк необходим природе, как и каждое живое существо в замкнутой цепи биологического равновесия, и убрав его, мы разорвём эту цепь.

      Читатель подумает наверно, что автор этих строк ярый ненавистник собак. Совсем нет, именно сейчас, когда я пишу эти строки, одна из трёх моих собак по кличке Таис, хитро переглядываясь со своей сестрой Тинкой, уже в третий раз покушаются на мой тапок как на игрушку, в надежде стащить его из-под моего письменного стола. Я очень люблю собак и неплохо, как мне кажется разбираюсь в кинологии. И я очень не люблю тех, кто с необоснованной жестокостью относится к собакам, да и вообще ко всем животным, но волк это нечто другое. Кто-то возразит - что это почти одно и то же, только одно дикое, а другое домашнее, и что одно - то есть собака, произошло от другого, то есть - от волка, а значит собака - ни что иное как одомашненный волк.

      Да, конечно их очень близкое родство неоспоримо, как впрочем и родство всех собачьих центрального рода (Canis), и когда говорят, что собака произошла от волка, обычно не уточняют от какого. Афро-азиатский шакал (C.aureus), который кстати обычен у нас на Кавказе и в Средней Азии, да и почти повсюду в Южной Европе, тоже мог бы вполне претендовать на звание предка лучшего друга человека. А уж волкам Нового Света вообще не повезло, их забыли произвести в прародителей наших бобиков. Хотя рыжий волк (Canis rufus) рожденный в неволе и воспитанный человеком, почти совершенно теряет свои инстинктивные волчьи привычки, чего нельзя сказать о его сером, так хорошо всем известном собрате, несмотря на то, что некоторые зоологи-териологи считают рыжего американского волка природным гибридом серого волка и койота. Ну и уж всем хорошо известна тяга койота (С.latrans), или так называемого степного волка, к человеческому жилью..., на эту тему исписаны тома и некоторые из них мне посчастливилось прочитать, это были и маленькие брошюрки, и фундаментальные труды. Этому вопросу, а именно предку наших любимцев в научной и периодической печати уделено немало внимания, но при едином мнении об одомашнивании, нет конкретики - кто именно! Хотя мнения очень близки. Здесь ещё конечно есть и некий этико-психологический фактор, скажите рядовому американцу, что его любимый ретривер произошёл от койота, и он перестанет с вами здороваться. А уж полемизировать с кем-нибудь из кавказцев, по поводу того, что его волкодав произошёл от шакала, я бы даже не рискнул. Что касается моего личного мнения, то анализируя прочитанное труды и опираясь на собственный опыт, мне кажется, что это был некий ископаемый (Canis sp.) очень близкий к (C.familiaris), то есть собаке домашней. Что касается волка, то если он и приложил к этому лапу, то по-моему очень косвенно. Хотя все лучшее от разных пород собак, с таким трудом подаренное им человеком в процессе селекции, с лёгкостью сочетается в волке, подарено ему самой природой. Это прыть и длинные сухие ноги и грудь борзой, приспособленные к мгновенному рывку, и уникальный, выдающийся нюх овчарки. Челюсти ротвейлера и выносливость гончака. Раскосые, приспособленные к ледяному ветру глаза хаски и желудок алабая. Осторожность легавой и упорство мастино. Родительская нежность лабрадора и отважное безрассудство таксы.

      С детских лет в сказках, песнях и рассказах нам внушают, если ни страх, то во всяком случае отрицательные эмоции по отношению к волку. Трёхлетний карапуз знает, что волк это плохо, а вырастая, у него это чувство переходит в стойкую антипатию, даже если он за свою жизнь ни разу не видел, да возможно что никогда и не увидит живого волка. В русских народных сказках персонаж волка представлен как олицетворение грубости, жестокости и как ни странно глупости. Лиса, например, всегда выглядит как более умное и хитрое существо, хотя в природе волк имеет безусловное преимущество перед этим своим дальним родственником, - (оба вида относятся к разным родам одного семейства собачьих или псовых (Canidae) отряда хищных (CARNIVORES)). Но волк крупнее, сильнее, ведущий ко всему прочему стайный, или как говорят общественный образ жизни, и на мой взгляд гораздо сообразительней лисы. Хотя это что называется вопрос "зоофилософский". Занимая свою экологическую нишу в природе, лиса хорошо приспособлена, и очень пластична к различным пищевым и биотопным передрягам, но волк вне конкуренции. Но почему же всё-таки волк у большинства людей вызывает только лишь резко отрицательные эмоции, или даже страх? Частично я уже ответил на этот вопрос выше - дело в воспитании, но есть ещё одно. Меня часто спрашивают, насколько опасен волк для человека. Ну что ж, если читателю интересен этот вопрос, то я попытаюсь ответить.

      Волк - высокоорганизованный хищник со сложнейшими поведенческими рефлексами, и безусловно, взрослый волк в одиночку добывающий оленя или даже молодого лося, то же самое может легко сделать с невооружённым человеком или даже с несколькими сразу. Другое дело, что он никогда не нападает на человека с чисто гастрономической, либо какой-нибудь другой целью. Но и здесь есть несколько оговорок. Например, большая стая выгнанная из хорошо знакомых им привычных зимних мест обитания внезапно начавшимися работами, особенно сопровождающимися большим количеством шума, например - лесозаготовительные работы, и поставленная в положение между жизнью и смертью с одной стороны человеком, а с другой защищающими свою территорию конкурентами - собратьями. Так вот, находясь в таком, что называется, подвешенном состоянии между двух огней, доведённая до отчаяния стая с лёгкостью атакует одинокого путника или повозку, иногда просто сопровождая до деревенских окраин. Именно такие волки, измученные голодом чаще всего и нападают на деревенских собак прямо на глазах у их изумлённых хозяев, и именно они воруют скотину на деревенских подворьях. Но думаю что читателя больше интересует вопрос, а может ли волк напасть на человека? Отвечу - да. Напасть на человека волк может обороняясь или будучи раненным во время охоты на него, а иногда защищая своё потомство или на его взгляд законные охотничьи угодья. Но в этих вариантах чаще всего бывает виновата чрезмерная самоуверенность и неосторожность самого человека, или отсутствие по его вине традиционных объектов охоты, или незнание волчьих привычек и поведенческих особенностей. Кто-то скажет - ''а зачем мне знать эти волчьи привычки"? - Ан нет, попали на территорию плотно заселённую этой серой братией - будьте любезны во избежание конфликтных ситуаций, прошу ознакомиться. Они очень просты - относитесь к дикой природе с большим уважением, и не пытайтесь ничего в ней изменить и она без сомнения ответит вам тем же. Свято помните, что мы здесь только непрошенные гости, а как говорят - со своим уставом в чужой монастырь не ходят.

      Правда есть два варианта, при которых волк без колебаний бросается на человека - это бешенство и месть. Вирус бешенства известен с незапамятных времен и всегда наводил на человека страх. Но бешенство это не только волк, и полностью убрав из экосистемы волка, мы не решим проблему бешенства, а скорее напротив, так как пришедшие на смену волку одичавшие собаки, которые непременно займут эту освободившуюся экологическую нишу, более опасныв этом отношении, так как более привязаны к урбанизированному ландшафту. И наконец, кое-что по поводу мести - волки прекрасные родители, и цель их жизни ни набить брюхо, ни украсть с крестьянского двора овцу или утащить хрюшку, ни подраться с себе подобными, и даже ни повыть морозной ночью, наводя на ближайшие окрестности жуткий ужас, цель их жизни именно родительство. Но так уж устроена психология волка, что защищая своих детей от всех, волк пасует перед человеком. Издревле заложенный на генетическом уровне страх перед человеком в волке превалирует над всеми другими чувствами, и именно поэтому волк не делает попыток активно защитить свое потомство от человека, но правда не всегда. Иногда, если волки уверены что их потомство забрал человек, то не всегда, и даже очень-очень редко, но все же бывает, что извечный страх перед человеком уступает место иным чувствам, и волки мстят человеку, и мстят не щадя себя. И именно только по этой, одной из многих причин, по которой волку есть за что не любить человека, он прощая всё, иногда не прощает человеку похищение волчат. Такие звери заходят в жилище человека, режут скот, причем не для еды, а просто, чтобы убить. Такие звери очень опасны, и на узкой тропе они не задумываясь бросаются на человека. Охотники-профессионалы называют это явление "лютовкой" и появись такой волк или пара, охотники не выходят на промысел, пока не уничтожат их, учитывая то, какое количество бед может натворить эта пара. Но и в этом варианте, на мой взгляд - человек виновен сам.

      Я очень далёк от того, чтоб представлять волка в розовом цвете - мол, это белый и пушистый щенок, совсем безобидный, который и овечки не обидит. Ничего подобного! Волк зверь очень серьёзный - это крупный и сильный хищник, да и охотник он отменный, так что любой потенциальной добыче, а уж тем более овечке - несдобровать.

      "И всё-таки - спросит читатель - опасен ли волк для человека?". На этот вопрос можно ответить следующее: потенциально да, хотя случаи нападения волков на человека чрезвычайно редки и шанс погибнуть под колёсами, ну скажем, к примеру трамвая, во много-много раз больше, чем быть съеденным волками. И всё-таки этого вполне достаточно, чтобы люди (у которых, кстати, очень развит инстинкт самосохранения, и мы почему-то считаем себя чем-то неприкосновенным, часто забывая, что мы такие же дети природы, как и волки), испытывали к волкам, а не к трамваям, отрицательные эмоции, такие как ненависть, смешанную со страхом.

      В зоопарке я несколько раз наблюдал такую сценку: группа людей, только что кормившая (что, кстати, категорически запрещается) печеньем белого медведя или лису (тоже хищников) и смотревшая на них с любовью, подходя к клетке с волками, сначала порой даже просто не узнав их, а прочитав название, преображалась:

      - Волк!..

      - Не было б клетки, он бы показал!..

      - А как смотрит...

      - Зверь настоящий...

      И так далее, и тому подобное. Хотя я, например, считаю волка ничуть не менее красивым животным, чем лиса или писец, и уж куда менее опасным, чем тигр или медведь, но в их адрес почему-то таких реплик не отпускают.

      Я встречался с волками в местах их естественного обитания, и единственное чувство которое они испытывали по отношению ко мне - было любопытство смешанное со страхом, причем побеждало неизменно второе. Я смотрел на них и мне не верилось, что этот красивый и сильный зверь когда-нибудь исчезнет с лица Земли. Хотя на сегодняшний день, казалось бы, на некоторых территориях волку, в общем не угрожает полное истребление, но эта грань очень тонка, ведь при той интенсивности с которой волк истребляестя в СССР, через сто лет трудно будет найти генетически чистую популяцию. Мы не осознаем пока всей важности предначертаний природы, всех тонкостей создания видов или даже подвидов диких животных, их глобального предназначения, их неотъемлимой и незаменимой сути в экосистеме. Своей необдуманной деятельностью мы с непростительной легкостью решаем судьбы отдельных популяций диких животных, а порой даже и целых видов. Мы не осознаем пока пагубности сих действий, не оглядываясь и не опираясь на опыт поколений, акцентирую - на печальный опыт. Но мы просто обязаны сохранить, путь даже только в некоторых местах если и не первозданную девственность природы, то хоть банк генетически чистых видов. Мы просто обязаны сделать это, для нашей Земли, для будующих более грамотных, более технически оснащенных и более образованных поколений, которые наверняка исправят все наши ошибки, конечно если такое будет возможным.

      В основу повести "Белый" легли документальные рассказы охотников и натуралистов, зоологов и просто очевидцев о волках. О том, как в момент охоты на волков и оклада стаи флажками, матёрый ушёл через оклад и увёл с собой волчицу. О том, как у одного егеря был ручной волк, которого по ошибке застрелил его друг. О том, как человек привёз с Севера волчонка, и о многом-многом другом.

      Смысл и цель написанного заключается в том, что может быть кто-нибудь, прочитав это произведение, задумается о будущем нашем Земли, встав - ну если не на защиту волка в частности и дикой природы вообще, то хоть задумается над тем, что возможно наши традиционные взгляды на природопользование, мягко говоря - несколько устарели, и может быть мы делаем что-то не так. Ведь дикая природа в опасности, и так нуждается в нашем покровительстве.

     

   ПРОЛОГ

     

      На сопках Таймырской тундры лежал снег. И казалось, что это огромное белое пространство остановилось как кадр в фильме. Казалось что это всё ничто иное, как огромная картина художника и всё в ней неживое, а придуманное, искусственное, сделанное и никогда не оживёт, никогда! Не верилось что это настоящее, а не выдуманное пространство может петь и плясать, пахнуть и сиять, бегать и любить. Но все это будет через несколько дней, а сейчас уже потяжелевший снег всё ещё укрывал и давил Таймырскую землю, со скрежетом изредка на миллиметр, двигая небольшие снежно-ледяные шапки на самых первых северо-восточных грядах Путоранского плато. Госпожа Зима не хотела сдаваться и сопротивлялась, как могла всеми своими уже ослабевшими остатками сил. Многие месяцы она плясала снежными ураганами от радости и счастья, что это её владения. Ей казалось, что всё останется так навсегда, что кругом будет темно и холодно, что всё живое скоро замёрзнет, и тогда у нее не будет конкурентов и она сможет спокойно спать вечной морозной ночью. Но для этого ей нужно ещё долго плясать в бурях и ураганах, дуть холодным ветром, кружить снежным смерчем, чтоб всё заморозить. Она знала, что эти танцы многим живым существам стоили жизни, и это её радовало. Она не любила никаких движений кроме своих собственных и на всё что двигалось обрушивала метель и пургу. Но вот сегодня её силы почему-то иссякли. И она под напором приближающегося из другого полушария Солнца, начинающего пока ещё неуверенно, но необратимо прогревать землю, вынуждена была отступить.

      Человеку видевшему хоть раз приход весны в тундру, конечно, если это человек хоть немного романтической натуры, становится как-то не по себе. Он понимает всю ничтожность своего существа перед силами природы, и чувствует себя в данной ситуации её неотъемлемой частью. Ему при виде такого грандиозного желания жить, хочется самому петь и танцевать. Будь то геолог или охотник, оленевод или военный, биолог или турист, приход весны на Крайний Север, даже если он видит его уже ни один десяток раз, всегда задевает за какую-то непонятную струну внутри, расправляя пружину жизни, и рождает ощущение постоянного праздника.

      Весна на Север приходит не постепенно, а как-то сразу, и сразу же забывается ещё недавняя холодная темнота, пусть даже белая от снега. Читатель, конечно же, понимает о каком именно периоде идёт речь - это не начало календарной весны, а скорее первая половина мая. Именно в этот коротенький промежуток времени и пролетает короткая и бурная полярная весна, чтобы уступить эстафету не менее короткому лету. Сразу все начинает кружиться в карусели жизни, и буквально за несколько дней на южной экспозиции сопок сходит снег, и они покрываются пестрым ковром растений. Журчат ручьи, речушки и даже реки, на которые несколько дней назад не было и намёка. Они несут свои воды по веками пробитым руслам и многие из них выполнив свою миссию затихнут, оставшись без воды до следующей весны, и лишь немногие превратятся из бурных потоков в ручейки и неглубокие реки, так или иначе, отдав свои воды океану.

      Грандиозное количество насекомых летает над тундрой в этот период, очень близкий к периоду круглосуточного полярного дня, когда солнце не опускается ниже линии горизонта в течение всех двадцати четырёх часов. Смешные неуклюжие лохматые шмели собирающие нектар, вездесущие мухи, слепни и оводы, ищущие кому бы под кожу отложить яйца, и всеми и всегда ненавистные комары и мошка. Они ищут себе жертву, доставляя своими укусами невыносимый зуд и мучения.

      С приходом весны в тундру из более южных зимовок, и даже из другого полушария прилетает огромное количество птиц. Различные утки, гуси, крачки, гагары, вороны, ненавистные для всего живого воры поморники, и устраивающие интересные боевые турниры из-за самочек кулики-турухтаны, о которых говорят, что в брачный период петушок-самец имеет строго индивидуальную не повторяющуюся у собратьев окраску. За некоторое время до момента схода снегов, появляются отзимовавшие в лесотундре полярные куропатки. Они неравномерно линяя, меняют свою белую зимнюю окраску на летную серо-коричневую. И ходят в этот момент как в камуфляже, в белых и коричневых, неправильной формы пятнах. Природа ловко придумала то, что эта не очень маневренно летающая птица, благодаря своей окраске в этот период, затаившись, становится почти незаметной для хищных пернатых: полярных сов, кречетов и сапсанов. Все они должны за короткое полярное лето вывести птенцов, поднять их на крыло и улететь из этих мест, лишь для того чтобы через год всё повторить.

      Животные северных широт не блещут пестротой окрасок, но они по-своему красивы и даже очень. Смешные весёлые лемминги, шустрые с глазами-бусинками полёвки, озабоченные пищухи, неутомимые зайцы, хитрые песцы, строгие снежные бараны, бородатые овцебыки - все они с приходом весны испытывают ту же радость что и человек, только относятся к этому более серьёзно.

      С приходом весны в тундру устремляются огромные стада северных оленей. Они идут сплошной лавиной, кажется что это поток лавы как при извержении вулкана, если на это смотреть со стороны. Они идут на богатые летние пастбища, так же как это делали их предки тысячи лет назад.

      За стадами оленей идут их пастухи - волки...

     

     - 1 -

  

     ...Так пришла весна в тундру.

      Именно в это счастливое время, а точнее несколько недель до него, когда ещё трещали морозы и здесь была полноправной хозяйкой Госпожа Зима, в старом логове, используемом разными семьями волков не один десяток лет, волчица произвела на свет четыре маленьких клубочка, слепых и беспомощных. Трех очень-очень темных, такого цвета, какого обычно и рождается на свет большинство волков, и какой после рождения была она сама, и одного чуть более светлого - такого, каким был при рождении их отец.

      Именно за обладание этим логовом, многие волки в драке отстаивали право иметь именно этот дом для своих детей. Совсем ещё недавно, волк-отец успешно отвоевал этот удобный дом, расположенный под неизвестно как забравшейся сюда в вечную мерзлоту сосенкой. Она росла более двадцати лет, но была всего в два человеческих роста, или даже ниже - так плохо и медленно растут деревья на Севере. Когда-то она была с корнем вырвана ураганом и под ее вывернутыми корнями получилось небольшое, но очень удобное логово. Вообще-то в трёхстах километрах отсюда строго на юг, а по северным понятиям это недалеко, начиналась лесотундра. И возможно, что эту сосёнку когда-то более двадцати лет назад сюда забросил ветер во время бури, возможно рука человека, либо как-нибудь ещё семя или отросток попали сюда в вечную мерзлоту, где даже самым жарким летом земля не прогревается более чем на метр. А под низом холод и вековой лёд. Вот так, из года в год, борясь с ветрами и холодом, сантиметр за сантиметром сосёнка ползла в высь и не знала, что ее корни будут служить кому-то кровом.

      Волк-отец был вторым по силе волком в стае. Он был сильным и очень крупным, но его брат моложе его на год, был сильнее его. Он и был вожаком стаи, в которой было девять волков. Вообще-то волк-отец и волк-вожак ладили между собой и драки между ними были редки.

      Примерно за месяц до того как начал сходить снег стая разошлась на четыре пары, оставив на одном из мест постоянных стоянок старого волка. Он был очень слаб, и не мог следовать так далеко за ними, у него не было пары, но даже если бы и была, то в суровой борьбе за существование он вряд ли смог прокормить самого себя, не говоря уже о потомстве.

      В стае, а точнее год назад это были две большие стаи, близкие соседи, были только взрослые волки. Весь прошлогодний и неопытный молодняк и переярков постреляли охотники с вертолётов, так как волки в этих местах стали наносить ощутимый урон поголовью одомашненного оленя, огромные стада которых пастухи-люди выгоняют летом в тундру на богатые ягелем пастбища. И вот из двух больших стай, в одной из которых было девять, а в другой четырнадцать волков, осталось восемь, а чуть позже к ним примкнула неизвестно откуда взявшаяся взрослая одинокая волчица. И вот девять самых сильных, самых ловких, самых бывалых: четыре волка, четыре волчицы и один старик. Он четыре года водил свою стаю на охоту, четыре года он защищал ее, уводя от хитроумных охотников, четыре года он учил ее обходить капканы и не прикасаться к просто так лежащему, а значит отравленному человеком мясу. Учил понимать чем отличается просто мертвый олень от специально выложенной привады, за которой в пару сотнях метров спрятался поджидая их человек с ружьем. Учил выманивать собак из стойбищ и прятаться за неровности в ложбинах, чтобы незаметно для оленей и охраняющих их людей подкрадываться к стаду на отеле олених. Но вот сейчас его покидали те, кто был сильнее потому что моложе. Он понимал, что только благодаря необыкновенной охотничьей удаче стаи этой зимой он остался жив. А может, охотничье счастье этой зимой было благодаря опыту всех членов стаи, но это уже неважно. Старый волк видел как расходится стая и отчётливо понимал, что его бросают. Оставшись в одиночесиве, он задрал к небу свою седую морду и завыл. Это была его песня, он вложил в неё всю оставшуюся силу, и у всего живого кто слышал эту песню властелина тундры, дрожь пробежала по телу.

      ...Это была его прощальная песня ...

     

      * * *

     

      Тимур сын Тоги, гнал свою упряжку из поселка в оленеводческое стойбище. Когда-то девятнадцать лет назад Тога, будучи в поселке, видел фильм “Тимур и его команда", а приехав домой и узнав, что у него родился сын, дал ему в честь героя фильма столь необычное для этих мест имя Тимур. Тимур ехал, напевая что-то себе под нос, как вдруг олени шарахнулись и он услышал вой волка. “Странно, - подумал он, - в такое время воет волк, вроде бы всех в прошлом году перестреляли. Приеду расскажу отцу".

      ...Старый Тога сидел у своей яранги, он уже в который раз в жизни встречал приход весны. Он курил трубку и думал о себе, о сыне, о предстоящей работе. Он гордился сыном - ветеринаром, который два года учился в городе, и приехал в родные места, чтобы работать вместе с отцом и другими оленеводами. Обо всем этом думал старый Тога, и его сморщенное лицо становилось добрее. Он вдалеке увидел упряжку сына и был очень доволен, что тот не опоздал, но не подал виду, продолжая сидеть и курить.

      Тимур подъехал, остановил упряжку и ловко спрыгнув с нее, подойдя с улыбкой к Тоге, сказал.

      - Здравствуй, отец!

      - Да-да, здравствуй, сын.

      - Отец, все ли в порядке, как твое здоровье?

      - Да-да, сын, всё хорошо, всё хорошо.

      - Через неделю привезут медикаменты... и продовольствие, - говорил Тимур, скидывая с нарт всевозможную привезённую из посёлка хозяйственную утварь, предназначенную для летнего проживания оленеводов в тундре.

      - ...

      - Да, отец, я купил приемник, "ВЭФ-103" называется. Будем музыку слушать.

      - Хорошо...

      - Скоро работы будет! - мечтательно произнёс Тимур.

      - ...

      - Ах да, послушай, отец! Когда я час назад проезжал ложбину около Тылнатхеге, то слышал волка.

      - Волка?! - удивившись, переспросил Тога.

      - Да! В такое время?

      - ...

      - И откуда он только взялся? Может, пришел откуда-нибудь из других мест? Ведь всех говорят, убили в прошлом году. Объясни, отец.

      Старый Тога ответил не сразу. Глубоко затянувшись, он выпустил дым и спокойным размеренным тоном сказал:

      - Это волк-одиночка... Тоска его мучает... Один он остался... Всех в прошлом году взяли, а он один... Снег спадет, однако, пойду и его возьму.

     

      * * *

     

      После того как зимняя стая распалась на пары, волки пустились в странствия, чтоб попытаться найти, а возможно, что и отвоевать клочок тундры с подходящим местом под логово.

      ...Первым место для семьи нашел волк-вожак. Это была большая сопка, под которой была ложбина, где песцы когда-то вырыли нору. Много лет назад волки заняли эту нору, выгнав оттуда песцов и расширив ее, приносили каждой весной здесь потомство. Это было лучшее место, но никто не посмел оспаривать прав волка-вожака на него.

      Волк-отец и волчица-мать одновременно с еще одной парой волков оказались возле старой упавшей сосенки расположенной в небольшой ложбине и самого подножья плато. Первая драка была короткой. Волк-отец был сильнее и уже торжествовал победу, но второй волк ни за что не хотел уступать, и они снова сошлись в драке. Даже беременные волчицы приняли непосредственное участие в этой жестокой драке. Волки не умеют говорить как люди (которые, кстати, хоть и умеют говорить, но тоже дерутся), и поэтому драка для волков в обществе себе подобных - единственный способ заявить о своих правах. Эта драка была жестокой и кровопролитной, второй волк не хотел отдавать волку-отцу того, что могло бы принадлежать ему... Это была его последняя драка, он погиб борясь за право иметь дом для своих детей. Что ж, природа жестока и сурова, и успех в естественном отборе сопутствует сильнейшему. Его волчица ушла скалясь и прихрамывая с поля боя, о ее судьбе ничего не известно, возможно она была обречена из-за ран, полученных при драке, возможно умерла при родах под открытым небом, а волчата погибли от голода или были усыновлены другим семейством волков, все это остается загадкой... Она прихрамывая поднялась на холм и посторонилась, пропуская волка-самца четвертой пары. Он шел один низко опустив голову. Его подруга подошла уже тогда, когда исход встречи был решен, ее супруг сдался, что называется без боя, не рискнув померяться силами с волком-отцом. Одной позы угрозы хватило, чтобы он ретировался, подставив шею под зубы волка-отца. Волки таким образом (позой покорности) выражают то, что они побеждены, и видя свою победу победитель не продолжает боя, и в этом есть большой смысл.

      Волки четвертой пары расположились в семистах метрах от старой упавшей сосенки, и эти волки станут невольными свидетелями разыгравшейся здесь трагедии, которая произойдёт здесь спустя несколько недель. Но это будет потом, а пока волки-самцы вместе ходили на охоту и небезуспешно. Они знали, что когда спадет снег, еды будет много: полевки, лемминги, птицы, птичьи яйца, а сейчас было голодно и за едой приходилось ходить очень далеко.

      Охота этих двух волков проходила обычно так: волк выгонял оленя на волка-отца, а тот в свою очередь приканчивал его. Здоровый олень любого возраста может легко убежать от волка, если тот охотится один и волки прекрасно это зная, объединялись.

      Миссия волков-самцов в это время заключается в добывании пропитания. Волчицы в первую неделю не допускают самцов к волчатам, и волки принося мясо устраивались на отдых неподалеку от логова. Способы транспортировки мяса от места охоты до логова, весьма различны и порой оригинальны. Если охота проходила в сравнительной близости от логова, то волки, в зависимости от размера добычи, тащат ее волоком или в зубах перед собой, высоко подняв голову. Но чаще всего в этот период, или если добыча находится далеко - самым на мой взгляд, великолепным способом - в желудке, отрыгивая ее потом перед входом в логово! А когда подрастают волчата и семья волков начинает вести полукочевой образ жизни, то они насыщаются прямо на том месте, где была поймана добыча.

     

      * * *

     

      Тога подарил своему сыну Тимуру к празднику Весны молодую олениху - двухлетку. Это был хороший подарок и Тимур был очень доволен. Олениха была молода для упряжки и он пустил ее свободно пастись возле стойбища.

      На возвышенностях уже давно сошел снег, а укрывающий мягким ковром тундру молодой сочный ягель был самым любимым лакомством оленей. Олениха была красива - маленькие рожки причудливой формы (они есть и у самцов и у самок северного оленя), очень приятный светло-бежевый цвет шкуры с мягкими светлыми и коричневыми пятнами. Она обещала вырасти в хорошего ездового оленя и прекрасную производительницу, но этому не суждено было сбыться...

      ... Через неделю после того как сошел снег, олениха паслась недалеко от стойбища в обществе таких же оленей - подростков, собственностью оленеводов. Огромные полчища гнуса набросились на оленей, как только они спустились в безветренную низину. Они лезли в глаза, в рот, в нос, залазили в уши и шею, облепляя оленей плотным слоем и кусая в плохо защищенные места. Олени несколько раз срывались с места и перебегали на другое пастбище, пытаясь уйти от своих ненавистных мучителей, но это помогало лишь на очень коротенький промежуток времени, буквально лишь на несколько минут. И с новой силой несметные полчища кровососов набрасывались на свои жертвы.

      Олени обезумели от мучений и зуда, и их небольшое стадо, примерно в тридцать голов, двинулось в сторону противоположную оленеводческому стойбищу. Они бежали туда, откуда веяло прохладой и водой, а значит и спасением.

      Через двадцать минут быстрого бега они оказались на берегу быстрой речушки, очень неглубокой, но вполне достаточной для того, чтобы, искупавшись и повалявшись в воде снять зуд, и олени ринулись туда, ничего не замечая вокруг...

      ... Волк-отец после отдыха под небольшим обрывом, недалеко от логова, встал, потянулся и трусцой пошёл в сторону своего охотничьего участка. Это послужило сигналом для волка четвертой пары, и он на почтительном расстоянии двинулся в том же направлении. Этот волк занимал подчиненное положение. Через некоторое время волки встретились, поприветствовали друг друга и начали совместные поиски объекта охоты.

     

      * * *

     

      У волчат неделю как открылись глаза и эти комочки уже играючи покусывали друг друга...

      ...Даже у самых светлых подвидов волков новорожденные волчата очень темные, даже у нашего азиатского полярного (Canis lupus albus), но по мере роста уже к трём-четырём неделям окраска начинает постепенно немного светлеть. Полностью молодые одеваются в окраску взрослых в разных частях ареала по-разному. Наши южные, интерградирующие подвиды волка кавказский и степной (C.lubanensis),(C.l.campestris) , и близкий к ним более северный русский лесной волк (C.l.communis) на первом году жизни, дальневосточный и памиро-тибетский или монгольский подвиды (C.l.chanka),(С.l.laniger) - только ко второй линьке надевает характерный чепрак и маску, а полярный (C.l.albus), лишь к концу второго года, а то и позже. И только меланисты черны всегда. В окраске различных подвидов волков присутствуют очень разные оттенки и цвета: это и рыжий, и бурый, и седой, и черный, и белый, и конечно же серый, недаром номинальный подвид (C.l.lupus) называется обыкновенный или серый волк. Самые полиморфные подвиды живут на Североамериканском континенте и на северо-востоке Сибири, а самые монотипично окрашенные во всей Европе, в средней полосе России, на западе Центральной Сибири и на просторах Ценральной Азии....

      ...Но вернемся к нашим волчатам. Из четырех волчат одни был светлее остальных и единственным самцом. Он, большеголовый широколобый смышленыш с широко открытыми любопытными серо-голубыми, ещё по-детски окрашенными глазками, дальше всех отползал от матери, и если бы она его не останавливала, вылез бы наверно из логова познавать мир. Его сестренки наевшись материнского молока, проводили остаток дня во сне, свернувшись возле ее теплого бока, а он лез туда, куда по мнению волчицы лезть было нельзя. Он ловил еще неокрепшим обонянием заманчивые и непонятные запахи, которые доносились со стороны входа. Над их логовом на небольшой кочке рос багульник, и его пьянящий запах звал и манил на свободу к неизвестному. Это был его первый запах, который он познал, кроме запаха матери и логова.

      Волчица-мать чаще всех облизывала его, он был самый большой, первый и доставлял ей больше всего хлопот. Она и при родах помучилась с ним больше всего. Она знала, что это самый большой волчонок, которого она когда-нибудь рожала. Она несознательно испытывала к нему уважение, как к будущему волку-вожаку его собственной стаи, как к могучему и сильному властелину тундры...

      ...и наверное, так бы все и было, если бы не случай...

     

      * * *

     

      ...Олени только что вышли из ручья и неторопливо пошли в направлении стойбища. Олениха Тимура никак не могла насладиться купанием и вылезла из ручья последней. Волк появился внезапно и сразу же кинулся на оленей. Самые осторожные олени бросились бежать сразу, за ними и весь табунчик. Олениха Тимура даже не поняла, почему вдруг все так резко рванули, но повинуясь одному из самых великих инстинктов копытных - инстинкту стадному, всё-таки побежала последней - замыкающей. Она была слишком рассеяна, невнимательна и беспечна, и если бы жила в дикой природе, то при естественном отборе, а у животных общественных он выражен наиболее ярко, давно бы погибла. Хищники, несознательно являясь селекционерами природы, отбирают не только слабых, больных и беспомощных, но и сильных и выносливых, но с нарушениями психики, и поэтому очень легкомысленных и невнимательных. И в этом есть глубокий биологический смысл.

      Быстрые ноги внесли оленей на холм и они побежали в направлении противоположном волку. Вдруг, в пятидесяти метрах от себя, олениха Тимура увидела волка. Он бежал во весь опор, перерезая ей дорогу и отбивая от стада. И от внезапного испуга, она повернула! Будь она чуть умней и сообразительней, она бы никогда не совершила такой ошибки. Теперь же волк уверенно гнал её вдоль ручья к тому месту, где затаился для своего смертоносного броска волк-отец. Она увидела, а точнее почувствовала это слишком поздно, и ей бы не останавливаясь сменить направление, и тогда ещё неизвестно чем бы всё это кончилось, но она замешкалась на долю секунды и была обречена. Именно это замешательство стоило ей жизни, из-за небольшой сопки молнией выскочила светло-серая тень, бросилась к бегущей и одним отработанным движением, перерезала ей ножную артерию клыком.

      Олени прибежали в стойбище на предельной скорости, они пробежали бы мимо, но старый охотник Тынук заметил их издалека. Их остановили поймав арканом несколько оленей за рога, и в их числе молодого самца, который в этой экстремальной ситуации взял на себя обязанность вожака. Олени замедлили бег и вскоре совсем успокоившись, стали мирно пастись, как будто ничего не произошло. Тимур обвёл стадо взглядом - все его олени были на месте. Он хотел уже идти в палатку готовить иглы и лекарства для оленьих прививок, но остановился на секунду возле яранги, где собрались старики, которые говорили о том, что могло так напугать оленей. Кстати, старые оленеводы ни за что не хотели жить в палатках, а когда им говорили, что поставить и снять палатку можно гораздо быстрее, чем ярангу, они на это отвечали, что им уже по возрасту торопиться некуда, что только молодым есть куда спешить.

      Тимур уже поднял полог палатки, как вдруг вспомнил об оленихе, о подарке отца. Как же он мог о нем забыть? Он осмотрел стадо несколько раз - оленихи не было. “Наверно отбилась - подумал Тимур - поеду искать!". Но поехать искать не удалось, так как нужно было сделать прививки только что пригнанному табуну олених с оленятами-сеголетками. Табунчик был не очень большим, примерно тридцать олених и столько же молодняка, но на это ушло время. И вот только утром следующего дня, снарядив упряжку Тимур едет на поиски своей оленихи, вооружившись карабином. Часа через полтора он случайно набрёл на останки оленя. Сначала волки, ну а потом песцы и птицы сделали своё дело. Он узнал её по рожкам, такие редко у кого встретишь. Да! Это были останки его оленихи, это был подарок отца! Тимур вдруг отчётливо вспомнил вой волка, который он слышал несколько недель назад в тундре. Он поднял карабин и от бессильной злости несколько раз выстрелил в воздух, и от ненависти и обиды у него по щекам потекли слёзы:

      - Я тебя убью! - закричал он, - ты слышишь, убью!!!

      Но никто не услышал выстрелов, и тем более криков Тимура, северный ветер разнёс звук над тундрой, и только насиживающая позднюю кладку куропатка плотнее прижалась к гнезду.

     
  1   2   3   4   5

Похожие:

Белый повесть iconР2 р 38 неприкаянность сод ержа н и е
И. К. Рогощенков. Неприкаянность 3 в плену. Повесть 22 часы. Повесть 54 рестовые сестры. Повесть 138
Белый повесть iconА. Белый Дорнахский дневник (Интимный) Андрей Белый и антропософия
Главным проявлением этого "импульса" могут в первую очередь видеться воспоминания о. Блоке, к работе над которыми Белый приступил...
Белый повесть iconСемен гольдберг повесть о друге мариуполь 2005 ббк 63. 3(4Укр-4дон) + 85. 372(2) г 63
Семеном Гольдбергом, эта документальная повесть – об уроженце Мариуполя Валентине Михайловиче Дьяченко. Воин-фронтовик – армейский...
Белый повесть iconПолный ассортимент продукции ООО торговый дом «белый кот»
Ароматические фигурки. 6 штук. Ароматы: «Белый чай и цветы лотоса»,»Океанская свежесть», «Имбирь и ваниль», «Черное дерево и янтарь»...
Белый повесть iconПолный ассортимент продукции ООО торговый дом «белый кот»
Ароматические фигурки. 6 штук. Ароматы: «Белый чай и цветы лотоса»,»Океанская свежесть», «Имбирь и ваниль», «Черное дерево и янтарь»...
Белый повесть iconПолный ассортимент продукции ООО торговый дом «белый кот»
Ароматические фигурки. 6 штук. Ароматы: «Белый чай и цветы лотоса»,»Океанская свежесть», «Имбирь и ваниль», «Черное дерево и янтарь»...
Белый повесть iconРассказы и повесть Благовещенск 2007 г. Прости, брат рассказы и повесть. Благовещенск
Этот рассказ будет включен в эту книжку. Книжка была издана. Рассказа «Летите, голуби » в книжке небыло
Белый повесть iconПовесть о настоящем человеке
«Нурминиские чтения». Нашу школу представляли Воробьёв Герман и Яндыганова Л. А. с презентацией фильма «Повесть о настоящем человеке»....
Белый повесть iconН. В. Устрялов Белый Омск
Печатается по: Устрялов Н. В. Белый Омск. Дневник колчаковца. // Альманах "Русское прошлое", 1991, № спб.: Изд советско-американского...
Белый повесть iconИмена на книгах: автографы из коллекции П. Домокоша
Безносиков, Владимир Иванович. Свöякъяс : повесть, висьтъяс / Владимир Безносиков; ред. С. Морозов. Сыктывкар : Коми книжнöй издательство,...
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2019
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница