Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры




НазваниеСоотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры
страница1/3
ДАУЛБАЕВА ЖАННАТ ИБРАГИМОВНА
Дата конвертации30.12.2012
Размер0.51 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3
УДК 2-9(=512.122)+ 130.2:2 На правах рукописи

ДАУЛБАЕВА ЖАННАТ ИБРАГИМОВНА

СООТНОШЕНИЕ ВЕРЫ И ЗНАНИЯ В ДУХОВНОМ ОПЫТЕ КАЗАХСКОГО НАРОДА


09.00.13 – Религиоведение, философская антропология,

философия культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Республика Казахстан

Алматы, 2010
Работа выполнена на кафедре «Философии и методологии наук» Казахского национального педагогического университета имени Абая
Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Сабит М.С.

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Нурышева Г.Ж.
кандидат философских наук

Халыков К. З.

Ведущая организация: Казахский Национальный

Университет имени аль-Фараби


Защита состоится 17 ноября 2010 года в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д.14.21.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук и доктора политических наук по специальностям 09.00.08 – Философия науки и техники, 09.00.13 – Религиоведение, философская антропология, философия культуры, 23.00.02 – Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии в Казахском национальном педагогическом университете имени Абая по адресу: 050010, г. Алматы, ул. Казыбек би, 30, диссертационный зал (ауд.215).
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Казахского национального педагогического университета имени Абая по адресу: 050010, г. Алматы, ул. Казыбек би, 30.

Автореферат разослан 16 октября 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор политических наук Жабина Ж.Р.
ВВЕДЕНИЕ
Общая характеристика работы. В диссертации осуществлено исследование соотношения веры и знания в духовном опыте казахского народа, а также проведен сравнительный анализ решения проблем веры и знания в ведущих философских учениях западноевропейской, арабомусульманской и казахской философской мысли.

Актуальность темы исследования. В настоящее время для гуманитарной науки наиболее актуальными являются темы, составляющие основу интеллектуально-духовной культуры человека. Особенно это важно в эпоху глобализации и кризиса в сфере духовности, в сфере личностных установок. Одной из таких вечных тем философского дискурса является проблема соотношения религиозного мировосприятия и научного мышления, основанные на двух фундаментальных проявлениях человеческой духовности – вере и знании. Это тема поиска мировоззренческих ориентиров, выбора нравственных путей человека. С древнейшей истории и на протяжении веков в той или иной степени эта проблема всегда имела место в умах мыслителей, заставляя отдавать приоритет одному из этих феноменов или же искать их единство и гармонию. Каждое новое поколение несло свое понимание в специфику рассматриваемого вопроса, что не могло не оказывать влияния на духовную атмосферу. Таким образом, тема соотношения веры и знания относится к темам глобальным и вечным и имеет место на каждом этапе истории. С особой остротой выступает эта проблема в эпоху кардинальных духовных перемен, что является характерным именно для современности.

Для конца XX - начала XXI веков характерно активное проявление двух крупных, полярных общественных тенденций - с одной стороны, невиданное ранее развитие науки и техники, усиление роли научного знания и, как следствие – тотальная технократизация общества и рационализация мышления. С другой стороны, в последние десятилетия всё ярче и сильнее проявляется такое общественное явление, как религия, религиозное сознание, которое произрастает из феномена веры. Эти общественные феномены особенно характерны для постсоветского пространства, долгие годы отделённого от общемировых тенденций «железным занавесом».

Поворот общества к своим духовным корням не остаётся незамеченным и его элитой: сегодня редко какое-либо значимое общественное мероприятие обходится без участия религиозных авторитетов, политических и общественных лидеров. Например, Казахстан стал инициатором проведения у себя международных съездов представителей мировых и традиционных религий.

Сегодня в Казахстане, как и в других бывших союзных республиках СССР, существенно изменился социокультурный статус религии. Согласно Конституции, Казахстан является светским государством, но это государство предоставляет религиозным организациям и объединениям свободу функционирования в установленном законом порядке. Светское государство не может не опираться на науку и научно-технический прогресс. Однако взаимоотношения религии и науки – не только в прошлом, но и в настоящем – далеко не всегда и не во всём толерантны. Так, монотеистическими религиями не только не признаётся, но и активно отвергается теория эволюции, на которой базируется современная биология.

Особенностью Казахстана является полиэтничность и поликонфессиональность населения. В настоящее время в Республике действуют самые различные конфессии и деноминации – как традиционные, так и нетрадиционные. Наблюдается резкий рост количества мечетей и церквей, синагог и приходов. Увеличилось количество людей, в том числе молодого возраста, которые находят для себя смысл жизни в религиозной вере, в служении определённой религиозной системе.

Вместе с тем, за последние десятилетия, территория Казахстана стала своеобразной «площадкой» для различного рода новых религиозных направлений и движений. Широкое распространение получают различные «новые религии», ранее не известные, но уже распространившиеся по всему миру.

С точки зрения общественной стабильности и экономического развития общества, религиозная вера не всегда играет положительную, объединяющую и (или) созидательную роль. В этом отношении немаловажно понимать корни таких деструктивных явлений, как религиозная нетерпимость и фанатизм, а также определить некоторые ориентиры для правильного национального выбора между натиском различных религиозных и идеологических течений, использующих в своих целях духовную компоненту человеческой сущности.

В быстро меняющемся мире важно не потерять нить преемственности поколений, духовно-нравственные ориентиры, национальную идентичность. В эпоху глобализации, формирования единых рынков товаров и услуг, господства универсальных потребительских стандартов, эти проблемы актуальны для многих стран; они неоднократно поднимались у нас в средствах массовой информации, особенно в публикациях казахоязычных авторов.

В истории казахского народа накоплен богатый духовный опыт, в котором также своеобразно соотносятся вера и знание. Раскрытие особенности этого соотношения сегодня необходимо, так как любое объективное знание о формировании народного духа, духовного опыта может стать внутренним стержнем, который поможет обществу выстоять в быстро меняющихся социальных и духовных условиях XXI века. В программе «Культурного наследия» авторы серии «Қазақ халқының философиялық мұрасы» пишут: «Рухани түлеудің бастауы халқымыздың әдет-ғұрып өнегесінде, ар-намыс өрісінде, қимыл-әрекет өлшемінде... Міндеттің түбірі ортақ: «Дәстүрлі міндетті жаңғырту, өз халқының тәжірибесіне сүйену – тәуелсіздікке ие болған елдің өмірінен алатын заңды құбылыс» (Н.Назарбаев)» [1, с.7].

Таким образом, актуальность диссертационного исследования обусловлена возможностью осмысления проблемы веры и знания в казахской философской мысли, что может способствовать формированию преемственности национального духовного опыта. Вместе с тем, недостаточная изученность данной проблемы в истории отечественной философской мысли, предполагает изучение этой темы в истории ведущих философских традиций и проведение их сравнительного анализа. Особенности развития казахской духовной традиции необходимо исследовать в процессе их сопоставления с трактовкой соотношения веры и знания в философских и теологических традициях Западной Европы, Ближнего и Среднего Востока, России. На решение данной проблемы и ориентирована настоящая диссертация. Этим и определяется её актуальность.

Степень разработанности проблемы. Проблема соотношения веры и разума, веры и знания отчётливо была сформулирована сначала в христианстве, а затем и в исламе. Христианские и мусульманские богословы постоянно обращались к ней, предлагая то или иное её решение. От теологии проблема соотношения веры и знания перешла к философии. На протяжении столетий философы обсуждали её, предложив множество трактовок. С особой остротой этот вопрос был поставлен в западноевропейском Средневековье, особенно в работах К. С. Ф. Тертуллиана, Аврелия Августина, Фомы Кемпийского, Фомы Аквинского, в эпоху Возрождения – в произведениях Николая Кузанского, Мартина Лютера и других, а также в арабоязычной теологии и философии – в произведениях аль-Кинди, аль-Фараби, Ибн-Сины, аль-Газали, Ибн Рушда и других мыслителей. В XVIII – XIX вв. в западноевропейской философии открыто заявил о себе атеизм в лице Д. Дидро, К. Гельвеция, Ж. Ламетри, П. Гольбаха, Л. Фейербаха, К. Маркса и Ф. Энгельса и других. Они предложили решение проблемы соотношения веры и знания, противоположное тому, которое давали теология и религиозная философия.

В ХХ в. проблема сущности веры и её соотношения со знанием исследовалась многими западноевропейскими американскими философами, такими, как А.Швейцер, М. Бубер, Н. Х. Грегерсен, Ст.Влошек, У. Джеймс, К. С. Льюис, Ж. Маритен, П.Тейяр де Шарден, П. Тиллих, М. Элиаде и др. Всем этим философам присущ свой подход к исследованию сущности веры и её соотношения со знанием. Так, М. Бубер рассмотрел веру сквозь призму созданной им концепции диалога и встречи как основы человеческого существования; теолог и естествоиспытатель П. Тейяр де Шарден стремился представить религиозную веру через неразрывное единство действия и созерцания, научных исследований и религиозных откровений, внутреннюю необходимую связь человеческого и божественного; П. Тиллих пытался проанализировать соотношение веры и знания через специфику протестантской религиозности и так далее.

Особое место проблема соотношение веры и знания занимает в русской религиозной философии. Это произведения таких мыслителей, как Н.А.Бердяев, И. А. Ильин, С. Н. Булгаков, Л. Н. Толстой, С. Л. Франк, Л. Шестов и много других. В этой философской традиции глубоко анализировались проблемы соотношения веры и разума, утверждая приоритет религиозной веры.

В советское время вопросом сущности веры и соотношения её со знанием занимались, в основном, представители научного атеизма и религиоведения, базирующегося на принципах научного атеизма. Из философов, которые уделили этому внимание, можно отметить П. В. Копнина. В постсоветской российской философии и богословии этой проблематикой занимаются С. С. Аверинцев, В. Ю. Ирхин и М.И.Кацнельсон, А. В. Кураев, В. И. Кураев, В. А. Лекторский, М. А. Можейко, Д. В. Пивоваров и другие.

Те или иные аспекты исследования веры и знания представлены в ракурсе истории философии и теологии. Причём в литературе охвачены все эпохи и все конфессии, в которых данная проблема является одной из краеугольных. Здесь следует отметить работы Б. А. Алиевой, А. Х. Горфункеля, С. Н. Григоряна, Э. Жильсона, А. А. Игнатенко, Н. С. Илларионова, А. Д. Литмана, Г. Г. Майорова, Э. Ренана, Ф. Роузентала, А. В. Сагадеева, Э. Ю. Соловьёва, М. Т. Степанянц, Е. А. Фроловой, А. Н. Чанышева, Г. В. Шевкиной и других.

Из казахстанских философов проблемой веры на общефилософском уровне занимаются А. И. Артемьев, Ф. К. Бисенбаев, К. О. Лаоз, А. А. Хамидов. Проблема соотношения веры и знания прямо или косвенно затронута в произведениях Н. Г. Аюпова, М. С. Бурабаева, Г.Е.Есима, А. Х. Касымжанова, Г. Ж. Нурышевой, А. Н. Нысанбаева, О. А. Сегизбаева, Н.Л.Сейтахметовой, А. У. Уразбекова, К. Ш. Шулембаева и других.

Проблема соотношения веры и разума в арабо-мусульманской философии затрагивается Г. Р. Коянбаевой, К. К. Бегалиновой, Н.Л.Сейтахметовой. Также можно сюда отнести труды Н.Ж. Байтеновой, Г.К.Курмангалиевой. Эта же проблема применительно к казахскому народу прямо освещается в работах К. Альжана, В. Н. Басилова и Д. Х. Кармышевой, А. А. Галиева, М. С. Орынбекова. Косвенно она затронута в работах А. Абуова, С. Н. Акатаева, А. Жаксылыкова, А. К. Касабека и С. А. Касабека, Д.К. Кшибекова, Н. Д. Нуртазиной, А. К. Султангалиевой и других.

Принимая во внимание то, что подавляющее большинство исследователей под верой однозначно понимают религиозную веру, вместе с тем надо отметить и другие значения, вкладываемые в это понятие. К. Ясперс разработал понятие философской веры; К. Поппер говорит о специфически познавательной вере, например, о вере в тот или иной закон природы, а отстаивая свою концепцию третьего мира, он называет «философами веры» «тех, кто, подобно Декарту, Локку, Беркли, Юму, Канту или Расселу, занимается исследованием нашей субъективной веры, её основы и происхождения». Л. Витгенштейн писал о конструктивной роли разумной веры, а известный физик В. Гейзенберг сопоставил две истины – естественнонаучную и религиозную.

Таким образом, в исследованиях феноменов веры и знания можно выделить два основных направления: либо вера и знание рассматриваются как проявления религиозного и научного мировосприятий, либо как проявления познавательной деятельности человека. В последние десятилетия основой изучения веры и знания является многоплановый подход, например, Д. В. Пивоваров обосновал принципиальное различие двух типов веры: belief-веры и faith-веры.

Это, на наш взгляд, очень важное различение, но оно нуждается в конкретизации и дальнейшем развитии. В казахском языке также имеются два разных понятия веры: иман и сенім, различение которых также дает возможность более точного определения соотношения веры и знания.

Анализ трактовок сущности веры, видов веры и соотношения веры и знания показывает, что проблема ещё далека от решения. Между тем её решение даст возможность правильно ориентироваться в сложных переплетениях и коллизиях как прошлого, так и нашей современности.

Объектом исследования выступает духовный опыт казахского народа.

Предметом исследования является исследование проблемы соотношения веры и знания в духовном опыте казахского народа.

Цель и задачи исследования. Основная цель диссертационной работы – исследование проблемы соотношения веры и знания в духовном опыте казахского народа, включая народные верования и знания, а также философско-мировоззренческие акцентуации в творчестве казахских мыслителей. Достижение данной цели предполагает решение следующих задач:

– систематизировать и конкретизировать встречающиеся в современной философской литературе взгляды на понимание сущности веры и знания, а также их соотношения;

– провести анализ основных концептуальных подходов в постановке и решении проблемы соотношения веры и знания, веры и разума в западноевропейской философии (до начала XX века);

– выявить варианты решения проблемы соотношения веры и знания, веры и разума в средневековой арабо-мусульманской философии;

– исследовать соотношение веры и знания в ранних религиозных воззрениях казахского народа;

– проанализировать основные исторические этапы и типы решения проблемы соотношения веры и знания в казахской философии и культуре в целом;

– провести сравнительный анализ понимания соотношения веры и знания в казахском духовном опыте и в ведущих философских традициях западной Европы и арабо-мусульманской мысли.

Научная новизна исследования. В диссертации получен ряд новых результатов, важнейшие из которых следующие:

– конкретизировано и развито наметившееся в литературе различение двух типов веры – духовной faith-веры и познавательной belief-веры;

– проанализированы основные варианты решения проблемы соотношения веры и знания, веры и разума в западно-европейской философии;

– выяснены основные варианты решения проблемы соотношения веры и знания в средневековой арабо-мусульманской философии;

– определён характер соотношения веры и знания в ранних религиозных воззрениях казахского народа;

– выявлены и проанализированы основные этапы решения проблемы соотношения веры и знания в традиционной казахской философии и культуре в целом;

– путем сравнительного анализа ведущих западно-европейских и арабо-мусульманских философских концепций показаны особенности модели соотношения веры и знания в духовном опыте казахского народа и преломления ее в менталитете и культурно-исторических традициях.

Теоретико-методологическая база исследования. В качестве основного метода в диссертационном исследовании применён, прежде всего, диалектический метод в том виде, как он разработан в традиции, восходящей к Г. В. Ф. Гегелю и К. Марксу и получивший развитие в трудах таких известных философов, как Э. В. Ильенков, Г. С. Батищев, Л. К. Науменко, Ж. М. Абдильдин, А.С.Балгимбаев, А. Х. Касымжанов, З.А.Мукашев, А.Н.Нысанбаев, М.С.Сабит, А.А.Хамидов и других. Были применены такие принципы, как единства исторического и логического, целостности и объективности. В работе также применены методы герменевтики, типологизации и философской компаративистики. Метод диалектической взаимосвязи исторического и логического позволил выработать концептуальную схему исследования воззрений на соотношение веры и знания в произведениях, как представителей ведущих философских традиций, так и отечественной мысли. Метод структурного анализа предоставил возможность выявить те или иные грани исследуемых феноменов веры и знания и рассмотреть их во взаимосвязи. В работе также применен культурно-исторический подход, который позволил определить более точное содержание этих многоаспектных и многозначных духовных явлений.

Кроме вышеназванных методов были использованы общетеоретические методы и приемы – анализа и синтеза, обобщения и теоретического моделирования.

Источниковая база диссертационного исследования. В качестве основных источников явились, во-первых, священные тексты христианства и ислама, т.е. Библия и Коран, во-вторых, сочинения западноевропейских и арабо-мусульманских средневековых философов и богословов, некоторых русских религиозных философов, а также сочинения казахских философов, учёных и поэтов.

Осознавая огромный объем исследовательской базы, надо отметить, что проблема соотношения веры и знания в духовном опыте казахского народа основана на определенном круге источников. Произведения авторов, составляющих эту основу, принципиально значимы для формирования и поддержания данной философской проблематики. Среди мыслителей этого направления необходимо выделить Ч.Валиханова, С.Торайгырова, И.Алтынсарина, Абая Кунанбаева, Шакарима Кудайбердиева, М.Жумабаева и многих других.

Также важную роль в диссертационной работе сыграли исследования по традиционной духовной культуре номадизма вообще, казахского народа – в особенности. Это, прежде всего работы таких авторов, как Ж. М. Абдильдин и Р. Ж. Абдильдина, Ж. Алтаев, Р. Н. Безертинов, Т. Бурбаев, Т. Х. Габитов, Б.Р. Казыханова, Ж. К. Каракузова и М. Ш. Хасанов, А. Кодар, Н. Н. Крадин, Н. Э. Масанов, А. Х. Маргулан, К. Ш. Нурланова, А. Н. Нысанбаев и А. Т. Тайжанов, З. Н. Сарсенбаева, Н. Ш. Шаханова и др.

Теоретическая и практическая значимость диссертации. Полученные в ходе диссертационного исследования научные результаты могут быть использованы при чтении лекционных курсов и проведении семинарских занятий по философии культуры, философии религии, философской антропологии, истории философии, религиоведению, культурологии.

Надо также отметить, что осмысление соотношения веры и знания в духовном опыте родного народа необходимо и для национального самоопределения и самоидентификации, что особенно важно в контексте государственной программы «Культурное наследие».

Положения, выносимые на защиту. В результате решения поставленных диссертационным исследованием задач, был сформулирован ряд теоретических положений, которые и выносятся на защиту:

1. Вера и знание вырастают из разных уровней бытия человека как многоуровневого существа и входят в состав его сущности. Различение двух типов веры: 1) faith-веры (духовной веры) и 2) belief-веры (гносеологической веры), предложенное Д. В. Пивоваровым, оправданно, но вместе с тем требует дальнейшей конкретизации этих понятий. Во-первых, духовная вера существует как в религиозной, так и в светской формах; гносеологическая же вера также является религиозной и светской, но реализуется в основном в сфере познавательного отношения человека к действительности. Во-вторых, при решении проблемы соотношения каждого из двух типов веры со знанием всегда необходимо учитывать культурно-исторический характер как веры, так и знания. Введение в исследование этих двух понятий дает возможность более точного определения соотношения веры со знанием.

2. В западноевропейской философской и теологической литературе можно выделить два основных подхода к решению проблемы соотношения веры и знания, веры и разума. Первый отдаёт приоритет вере, второй – знанию и разуму. Исторически первый подход господствовал в западноевропейской культуре со времени утверждения христианства до начала Нового времени. С Нового времени в свои права вступил второй подход, хотя первый полностью не исчезает; он продолжает господствовать не только в теологии, но и в религиозной философии (например, в неотомизме). В свою очередь, выделенные подходы внутри себя неоднородны. В них выделяется ещё ряд вариаций, появление которых в целом соответствует стадиям исторического процесса.

3. В средневековой арабо-мусульманской философии, как и в западноевропейской теологии и философии, существовали две основные версии истолкования соотношения веры и знания, а именно: 1) приоритет веры по отношению к знанию и разуму и 2) приоритет знания и разума относительно веры. Однако в отличие от западноевропейской философии, где сначала доминировала первая версия, а затем вторая, на средневековом Ближнем Востоке обе версии возникли почти одновременно и сосуществовали на протяжении всего Средневековья. Это было обусловлено выделением внутри ислама спекулятивного направления калама, представители которого стремились к логическому объяснению и обоснованию догматов данной религии.

4. Характер соотношения веры и знания в ранних формах духовной жизни казахского народа был изначально определён его образом жизни. Полукочевой образ жизни формировал своеобразное отношение к миру и это, соответственно, находило отражение в мировоззрении. Для этого периода была характерна целостность, нерасчленённость веры и знания, а потому и непротивопоставленность их друг другу. В сфере сакрального – в осуществлении ритуалов и в отправлении культов существовала духовная вера (faith-вера). В сфере профанной жизнедеятельности имело место целостное мироотношение, явившееся продуктом антропо- и социоморфного отношения человека к действительности.

5. Решение проблемы соотношения веры и знания в истории казахской культуры последовательно проходит три периода. Первый этап характеризуется сначала приоритетом веры над знанием. Данный период берет начало с учений Х. А. Ясави и находит выражение в идеях Сулеймена Бакыргани, суфиев Аллаяра и Ахсани; элементы этой парадигмы присутствуют в размышлениях Кобылан-жырау, Шортанбая и Дулата Бабатаева. Данные мыслители ратовали за совершенствование духовной (faith) веры. Для второго периода характерно противопоставление веры и знания при утверждении приоритета знания. Он чётко представлен в работах Ч. Валиханова и С. Торайгырова, ему созвучны идеи Ш. Кулекеева и С.Аронова. Третий период в решении проблемы соотношения веры и знания в казахской философии отмечен попытками укрепить духовную веру познавательной верой, имеющей место в дискурсивном, рациональном знании, утверждая тем самым гармонию веры и знания. Он проявляется в работах И. Алтынсарина, Абая, Шакарима, Г. Караша и многих других мыслителей. Этих мыслителей объединяет признание огромной роли разума, рациональное обоснование возможности решения всех нравственных проблем.

6. В истории казахской философской мысли в понимании веры и знания есть общие и схожие моменты с западноевропейской и арабо-мусульманской историей, также и различия как с той, так и с другой культурой. Схожесть и различия связаны с духовными и идейными «стартовыми» условиями и социокультурной обстановкой конкретного времени. На формирование казахского мировосприятия большое влияние оказало суфийское понимание веры и знания. Основу философских воззрений казахских мыслителей составляет концепция поиска диалога веры и знания, их гармонии и единства.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите кафедрой философии и методологии наук АГУ им. Абая. Основные её положения получили апробацию на следующих научных конференциях:

1. Некоторые исторические аспекты распространения ислама в Казахстане /Общее и особенное в мусульманстве Казахстана. // Международная конференция «Казахстан на пути государственной независимости: история и современность» 11-14 апреля 2001 г.,

2. Понимание религиозной веры в философских взглядах Абая. // Международная научная конференция, посвященная 1500-летию Туркестана 9 октября 2000 г., с. 89-90.

3. Мистическое и рациональное в философии суфизма. //Международная научно-теоретическая конференция 25-26 мая 2001 г. «Суверенный Казахстан в гуманитарном измерении», с.33-38.

4. Некоторые аспекты историко-философского анализа феномена веры. // Международная научно-теоретическая конференция «Казахстан на рубеже III тысячелетия: человек, культура, цивилизация» 30 июня - 1 июля 2000 г., с.57-62.

5. Особенности проявления религиозной веры в духовной культуре казахского народа. // Международная конференция 22-24 февраля 2001 г. «10 лет Независимости Казахстана: итоги и перспективы развития», с. 996-999.

6. Особенности проявления веры и знания в раннем мировоззрении казахов. // Журнал «Поиск» серия гуманитарных наук №4(2) 2003 (Научное приложение международного научно-педагогического журнала «Высшая школа Казахстана» Министерства образования и науки РК), с. 133-137.

7. Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа (Сравнительный анализ с ведущими философскими традициями). // Хабаршы-Вестник №2 (8), август-октябрь, 2003. Казахской Архитектурно-строительной Академии, с. 235-241.

8. К вопросу о религиозной и этнической идентичности казахского народа. //Современность: мир мнений (философский альманах). Вып. Y. – АГУ им.Абая, 2000, с.132-139.

9. Мировоззренческие и логико-методологические основания взаимосвязи веры и знания Современность: мир мнений (философский альманах). Вып. 2(8). – АГУ им.Абая, 2002, с. 30-35.

10. Особенности проявления соотношения веры и знания в философии суфизма // Современность: мир мнений (философский альманах). Вып. 3. – КазНПУ им.Абая, 2010, с.10-17.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры философии и методологии наук в Казахском национальном педагогическом университете им.Абая и рекомендована к защите.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух разделов, пяти подразделов, заключения и списка использованных источников.


ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ
Выбор темы исследования объясняется необходимостью философского анализа и выяснения проблемы соотношения веры и знания в духовном опыте казахского народа. В разработке данной исследовательской проблемы необходимо уточнение форм веры, их соотношения со знанием, а также осмысление духовного опыта казахского народа.

Во введении обоснована актуальность темы диссертационной работы, охарактеризована степень изученности проблемы, определены объект и предмет, сформулированы цель и задачи исследования, представлена теоретико-методологическая база, показаны полученные результаты и основные положения, выносимые на защиту, а также указана научно-практическая значимость исследования.

В первой главе «Проблема соотношения веры и знания: теоретико-методологический и историко-философский анализ» на основе анализа существующих в современной философской литературе подходов к проблеме соотношения веры и знания ставятся и решаются вопросы теоретического характера, дается методологический анализ понятий «вера» и «знание», а также проведена типологизация проблемы соотношения этих двух духовных феноменов в историко-философском ракурсе.

Первый подраздел первой главы «Мировоззренческо-методологические аспекты исследования проблемы соотношения веры и знания» посвящен изучению феноменов «вера» и «знание» как явлений целостного порядка, произрастающих из человеческой духовности. Специфика подходов к пониманию веры и знания в разных культурах и цивилизациях отражает многозначность и многоаспектность данных философских категорий. Определенное значение, которое вкладывалось в понимание сущности терминов «вера», «знание» в той или иной культуре откладывало отпечаток на развитие и формирование всего духовного опыта народа данной исторической эпохи.

В советской философии длительное время вера однозначно связывалась с религией, причем в силу атеистического характера и идеологической обусловленности этой философии она приобретала негативную оценку. Но постепенно понимание сущности веры и ее соотношения со знанием менялось.

Вера и знание есть глубинные универсальные категории, включающие в себя такие аспекты, как онтологические, гносеологические, аксиологические и праксеологические. Те и или иные грани феноменов веры и знания находят отражение в большом количестве значений - в философском, научном, религиозном, обыденном: философская вера и философское знание, научная вера и научное знание, религиозная вера и религиозное знание, вера и знание в повседневной жизни. Таким образом, вопрос о вере и соотношении веры и знания должен учитывать и форму веры, и конкретно-исторический характер знания, и тот социокультурный контекст, в котором находят свое место вера и знание.

В этой связи правомерно введение в оборот двух англоязычных терминов, предложенное Пивоваровым Д.В. – faith-веры и belief-веры, которые обозначают разные понятия. Внутренняя, постоянно присутствующая в душе человека вера, определена как faith-вера, духовная вера. В свою очередь, belief-вера есть постижение истины через вещественные инстанции и внешний чувственный опыт.

Существует множество определений духовной веры. Например, по П. Тиллиху: «Вера – это состояние предельной заинтересованности: динамика веры – это динамика предельного интереса» [2, с. 133]. Этот предельный и, как его ещё характеризует Тиллих, безусловный интерес есть не что иное, как интерес к предельному и безусловному. К этому, согласно ему, нельзя приблизиться никаким иным способом, кроме веры. По У. Джеймсу, «вера – это готовность действовать ради цели, удачное достижение которой не гарантировано нам заранее» [3, с. 62].

В этих определениях веры, которые даны христианским теологом и одним из столпов прагматизма, главными терминами вместе с верой, являются интерес и цель. Является ли вера интересом или целью? Как известно, интерес есть «обобщение» наличных потребностей. А потребности относятся к самому низшему уровню (или, по определению Г. С. Батищева, полю) в бытии человека. Более высокими уровнями являются уровень «устремленностей» и уровень созидания, творчества.

Г. С. Батищев пишет: «В поле полезностей субъект выступает как субъект потребностей, как обладатель своего масштаба, резюмирующего кодекс требований, предъявляемых им к миру как к миру объектному: он живет здесь с вектором к себе как конечному и оконечивающему собою бытие. Все остальное – только средство своих целей» [4, с.120]. Потребности соответствует полезность; она и есть цель, на достижение которой и ориентирован человек-субъект в своей деятельности. Следовательно, на данном уровне своего бытия человек выступает центром, а вся действительность – определенной периферией. Исходя из себя как центра, субъект ставит цели, выбирает средства и стремится к достижению цели. Это значит, что и П. Тиллих, и У. Джеймс истолковывают веру как потребительское состояние.

Духовная вера не может быть состоянием или отношением человека на уровне потребностей и интересов. Она, как минимум, сосредоточена на более высоком уровне, который Г. С. Батищев называет «полем устремленностей». В этом «поле» центр ставится не на индивиде и его потребностях и интересах, а вне индивида – в мире ценностей, которые нельзя сводить просто к полезности. Вера человека, духовная вера – есть устремленность его к бесконечно ценному безусловному началу, как бы то оно ни понималось – как величавая пустота, «дух огня», Брáхман или Аллах. Таким образом, духовная вера может присутствовать во всех решениях и действиях, она присуща не только религии.

Вместе с духовной верой существует гноселогическая или познавательная вера (или belief-вера, по терминологии Д. В. Пивоварова). В своё время известный советский философ П. В. Копнин писал: «…Вера и религия – не одно и то же… Необходимо строго различать слепую веру, ведущую к религии, и веру, как уверенность, твердость и убежденность человека, основанную на знании объективной закономерности. Последняя не только не противоречит истине науки, но вытекает из нее» [5, с. 251, 252]. В данной характеристике гносеологическая вера фактически отождествляется с результатом познания как объективным, истинным знанием. Объективное знание получено и это становится верой в него и его содержание.

Гносеологическая вера, belief-вера определяется как принятие субъектом некоторой определенной информации в качестве достоверной без предварительной ее проверки на обоснованность и достоверность.

Подобно тому, как духовная вера присутствует не только в религиозном сознании, но и в некоторых других видах сознания, так же и belief -вера – вовсе не достояние одной лишь познавательной культуры, но присутствует во всей культуре.

Введение в исследование понятий faith-веры и belief-веры дает возможность более точного определения их соотношения со знанием. В истории философии противопоставление или поиск возможности гармонизации веры и знания было детерминировано в зависимости от той или иной формы веры. Разные формы веры произрастают из разных духовных уровней человека как целого. Уровень faith-веры присутствует в человеке с самого рождения, практически с детства познание мира идет непосредственно, интуитивно. Такая вера есть интуитивное постижение бесконечного и переживание внутренней связи всего мира со всем. Для внешнего выражения этой веры мы переходим на уровень опосредованного познания: мы оперируем абстракциями, применяем логические методы. Таким образом возникает belief-вера, как доверие эталону, доверие образцам, авторитетам и т.д. Эти два вида веры взаимодополняемы и вместе составляют целостное отношение к миру, например, belief-вера может пробудить в душе дремлющую faith-веру. Без нравственной поддержки внутренней, мудрой faith-веры belief-вера может обратиться в фанатизм.

Надо отметить, что в казахском языке, так же как и в английском есть различение двух типов веры: иман и сенім. Иман – это внутреннее, духовное, интуитивное восприятие мира как целостного явления, сенім – это доверие принятым нормам, Авторитету. Но в связи с тем, что слово иман было заимствованным с арабского языка («iman»), оно выражает духовную, религиозную веру. Иман – это мудрое, внутреннее чувство сопричастности Божественному, в котором нет противоречия между внутренним и внешним миром. Выражение «иманды адам» характеризует человека не просто религиозного, но совестливого. Сенім может иметь место в различных сферах: в науке, в философии, в культуре. В исследованиях ведущих казахстанских философов, религиозная вера переводится как сенім (например, в работах А.Касабека, Т.Габитова, Г.Есима, Ж.Кабаевой, Ж.Алтая, К.Мухамбетали и других), тогда как многие отечественные мыслители прошлого под религиозной верой использовали термин «иман». Слово «иман» О.А.Сегизбаев определял как веру, как свет искренней и истинной веры в Бога, незапятнанную религиозным лицемерием, обманом и ханжеством. С.Н.Акатай подразумевал под выражением «иманды адам» (человек с верой) – человека, прежде всего, скромного, совестливого, доброго по отношению к другим.

В теме нашей исследовательской работы под словом «вера» мы будем использовать два ее проявления faith-веры и belief-веры в религиозной сфере и сопоставлять их с понятием знания, в котором оно выступало в тот или иной период истории. Это обозначение имеет большое значение, так как сузит область исследования, и непосредственно подведет к рассмотрению этой темы в духовном опыте казахского народа.

Во втором подразделе первой главы «Основные варианты решения проблемы веры и знания в западноевропейской философии» систематизируются существующие парадигмы мысли западноевропейской философии, рассматривающие соотношение веры и знания, религиозной веры и научного знания.

Первая концептуальная позиция соотношения веры и знания, возникшая вместе с принятием Европой христианства, отдавала приоритет вере, причем вере духовной, faith-вере. Внутри этой парадигмы существовали следующие линии: «верую, ибо абсурдно», сюда относятся воззрения Тертуллиана, Ф.Кемпийского, С.Кьеркегора, «верую, чтобы понимать», к ней относится учения Августина Блаженного, Климента Александрийского, Оригена, Р.Бэкона, и линия «гармонии веры и знания», предложенная Фомой Аквинским.. Для представителей данной парадигмы характерно однозначное понимание веры, как веры духовной, faith-веры в религии.

Вторая концепция проблемы соотношения веры и знания представлена парадигмой, отдающей приоритет научному знанию. В ней также есть несколько линий: линия критики религиозной веры, представленная П.Гольбахом, К.А.Гельвецием, Ж.О.Ламетри, Д.Дидро, Л.Фейербахом, З.Фрейдом и другими. И линия «и вера, и знание», представленная Дж.Локком, Д.Юмом, Г.В.Лейбницем и другими.

Вместе с этими концепциями существовали также такие позиции соотношения веры и знания, которые нашли место в теории «двойственной истины», которая представляла собой трансформацию учения Ибн Рушда на латинско-католической почве и теорию «двух истин», сторонниками которой были Дунс Скот и Уильям Оккам.

Своеобразное истолкование веры и знания было разработано И.Кантом. Всякое знание ограничено опытом, разум же выходит за пределы опыта, в мир вещей самих по себе. За пределами теоретического, познавательного опыта находится сфера веры, веры моральной.

В рамках философского изучения понятия веры в истории постепенно сформировалась идея «философской веры», впервые озвученная К.Ясперсом. Такая вера характеризуется как интуитивный самоанализ, стремление лично понять истину.

В третьем подразделе первой главы «Проблема веры и знания в арабо-мусульманской средневековой философии» выявлены концептуальные позиции соотношения веры и знания, которые в корне отличны от западноевропейских. Концепция абсолютного приоритета веры над знанием была характерна для ортодоксального направления в исламской теологии. Для средневековой арабской философии была присуща позиция приоритета знания над верой, до известной степени заданная Кораном и Сунной. Ислам, как религия, изначально нацеливал на отношение к знанию, как к высшей духовной ценности. В рамках общей для всей арабской средневековой философии позиции приоритета знания над верой имеются несколько вариантов. Представители первого варианта абсолютный приоритет отдавали разуму и знанию, сюда относятся учения представителей фальсафы – аль-Кинди, аль-Фараби, Ибн-Сины, Ибн Рушда и Ибн Хальдуна. В учениях этих мыслителей четко проведена мысль, что в знании об истинной природе вещей заключается знание о божественности, знание о единственности Бога.

Другой вариант – совпадения веры и знания – мы видим в таком направлении, как суфизм. Между этими крайними позициями находятся вариант, разработанный «Чистыми братьями» и вариант, представленный учением аль-Газали. Первый из вариантов ближе к варианту перипатетиков, второй – ближе к суфизму.

В учении «Чистых братьев» различаются термины вера и знание как различие между ‘ilm и iman. Вера определяется как доверие к содержанию информации, как предварительная ступень к достоверному знанию.

В суфизме вера необходима для достижения высшей ступени знания. Но знания мистического, находящегося на высшей ступени достоверности, на уровне хакк ал-йакин, достигаемой в состоянии фана. Вера в суфизме не выступает как авторитарная вера, но при этом противостоит и рационально-логической вере. То есть вера в суфизме принимает форму иррациональности, здесь воедино представлены чувственное и рациональное.

Соотношение веры и знания у аль-Газали прослеживается через его концепцию двух взаимосвязанных миров: мира наблюдаемого и мира сокрытого, тайного. Все предметы, процессы, связи, отношения наблюдаемого мира являются намеками на Сокрытый мир. Рациональное истолкование трансцендентного возможно только как истолкование доступных человеку намеков: намеки Священного Писания, намеки сновидений, а также намеки, наличествующие в предметах, связях доступного человеку мира. Но рациональное познание не является полным. Полноту приобретения достоверного знания о Сокрытом дает мистическое внутреннее зрение.

Аль-Газали предложил наиболее сложный вариант решения проблемы соотношения веры и знания. Он ратует за гармоничное сочетание знания (как дискурсивного, так и интуитивного) и веры (как faith-веры, так и belief-веры).

Во второй главе «Феномены веры и знания в духовном опыте казахского народа: сравнительный анализ основных решений проблемы соотношения веры и знания» на основе исследования исторических, этнографических данных и философских учений проводится анализ своеобразия соотношения веры и знания в духовном опыте казахского народа.

Первый подраздел второй главы «Особенности проявления веры и знания в ранних религиозных воззрениях казахского народа» посвящен изучению форм проявления веры и знания в ранней духовной традиции казахского народа. Сюда относится тюркский период истории, в котором были заложены основы определенного мировосприятия, мироотношения народа.

Отношение к миру на данном этапе строилось на основе антропо- и социоморфизма. Окружающий человека мир воспринимался по образу и подобию устройства человека и общества. Весь мир для него представал как живой и одушевлённый и организованный в могущественное сообщество, общину, аналогичную той, в которой жил человек. Поэтому здесь не могло быть отношения к действительности по логике «субъект – объект». Это было отношение субъекта к субъекту же, но более могущественному. Окружающая человека природа представлялась ему населённой многочисленными добрыми и злыми духами в облике камней, ручьёв, деревьев, гор и т.д. Со всеми ими он в целях своего выживания должен был вступать в самые различные отношения.

Главной формой общественного сознания на данном этапе была мифология, представлявшая систему разнообразных мифов, основными среди которых были космогонические и антропогонические. Их сюжеты разыгрывались в специальных ритуалах. Вся жизнедеятельность общественного целого имела два уровня – сакральный и профанный. Доминирующим был первый уровень, так что и жизнь в профанной сфере во многом осуществлялась под знаком сакральной.

Помимо ритуалов, в которых инсценировалось содержание мифов, жизнь человека данной эпохи была насыщена разными культами, которые, как правило, были связаны с сезонными ритмами природы, которым была подчинена хозяйственная жизнь людей. На знании, выработанном в трудных условиях кочевого образа жизни, лежала печать анимистического и антропоморфного отношения к миру – данное знание было пропитано этим отношением и выделить его в чистом виде мы можем лишь в нашей абстракции. Человек данной эпохи, даже совершая сугубо практические, хозяйственные действия, облекал их в ритуальную оболочку: совершал обряды, произносил заклинания и т.д. В арсенале этого знания существовали не только положительные знания, в нём существовала ещё и масса эзотерических знаний народа.

Конечно же, в этот период истории люди еще были далеки от комплексного знания внутренней сущности и закономерности развития мира, от построения целостной законченной картины мира. Но у них уже имелось интуитивное постижение основ бытия и ощущение присутствия Единой космической реальности. Интуитивное постижение целостности мира, которое находило место в религиозной системе тенгрианства, указывает на наличие духовной веры, как непосредственного знания. Когнитивная вера, как доверие существовала, и она также имела место в сфере сакрального – в осуществлении ритуалов и в отправлении культов. Принимая мир, как Тайну, которую надо понять, древний казах воспринимал его, проявляя внутреннее доверие ко всем проявлениям этого мира. Это был особый, локальный вид мировосприятия, который соответствовал только определённому образу жизни. С. Акатай пишет: «…В тенгризме все исследователи, в том числе и средневековые, видели лишь поверхностный слой – веру, тогда как это было феноменом мысли, парафилософией духа» [6, с. 85].
  1   2   3

Похожие:

Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconГармония человека и мира: сущностные характеристики и формы проявления
Специальность 09. 00. 13 — религиоведение, философская антропология, философия культуры
Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconАрхетип духа: смысловая динамика символизации в процессе антропогенеза
Специальность 09. 00. 13 – религиоведение, философская антропология и философия культуры, по философским наукам
Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconФормирование профессионального самосознания в культурно-образовательной среде вуза 09. 00. 13. религиоведение, философская антропология, философия культуры
С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Южного федерального университета
Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconСтратегии диалога культур в эпоху глобализации: культурфилософский анализ 09. 00. 13 религиоведение, философская антропология, философия культуры
Диссертация выполнена в Казахском национальном педагогическом университете имени Абая на кафедре философии и методологии науки
Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconСтановление каузального дискурса в древнерусской культуре IХ-ХIV в в. (по языковым данным) 24. 00. 01 теория и история культуры 09. 00. 13 религиоведение, философская антропология, философия культуры
Защита состоится 21 декабря 2006 года в 14. 00 часов на заседании диссертационного совета д 212. 208. 11 по философским наукам при...
Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconТема философская Антропология
Ключевые слова: Философия. Философская антропология. История философии. Человек
Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconТипологическая общность традиционных культур Северного Кавказа в условиях модернизирующейся российской цивилизации 09. 00. 13 религиоведение, философская антропология, философия культуры
Защита состоится 26 декабря 2007 г в 15. 00 на заседании Диссертационного совета Д. 212. 208. 13 по философским наукам в Южном Федеральном...
Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconКультурфилософская концепция Антонио Грамши 09. 00. 13 философская антропология, философия культуры

Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconПрограмма курса " основы религиоведения"
В религиоведение. Религиоведение как отрасль историко-философского знания. Теоретическое религиоведение: философские, социологические,...
Соотношение веры и знания в духовном опыте казахского народа 09. 00. 13 Религиоведение, философская антропология, философия культуры iconУчебное пособие «Философская антропология»
Философская антропология: Учебное пособие / В. Д. Губин, Е. Н. Некрасова. М.: Форум, 2008. 400 с.: 60x90 1/16. (переплет)
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2019
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница