Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова




Скачать 394.16 Kb.
НазваниеВыступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова
страница1/4
Дата конвертации31.12.2012
Размер394.16 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

Выступление на 8-м общекадетском съезде

вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова.

 

Ваше Высокопреосвященство! Ваше Высочество! Милостивые государыни и милостивые государи! Дорогие друзья-братья, бывшие кадеты! Родные Княжеконстантиновцы!

Много различных школ существовало на Божьем свете, много их существует и в данный момент, но не знал мир школ равных по своим устоям славным кадетским корпусам Российской Империи. Первый Русский Великого Князя Константина Константиновича Кадетский Корпус был тридцать третьим звеном в цепи. Это было блестящее звено, в блеске которого отражались все предыдущие тридцать два.

На чужбине, в исключительно тяжелых условиях, наш корпус сумел сохранить дух старых корпусов, и представлял собой кусочек России, физически отрезанным от родины; духовно же это была Россия.

Каждый корпус имел свои традиции, имел свое славное прошлое. Наш корпус, помимо своего собственного, унаследовал и впитал в себя многое от старых корпусов, хранил это и гордился своей долей, их наследника. В крови нашего корпуса была кровь почти что всех корпусов: не мудрено что организм был крепким и здоровым.

Поступая одиннадцати или десятилетним мальчиком, маменькин сынок превращался очень скоро в молодого воина и выходил из корпуса Русским человеком в лучшем понятии этого слова, с твердыми убеждениями и с блестящим девизом Августейшего Шефа: ВО ИМЯ ДОБЛЕСТИ, ДОБРА И КРАСОТЫ.

Я хочу предложить вашему вниманию ряд отрывков из моих воспоминаний о первых трех месяцах в жизни кадета, новичка-первоклассника, и постараюсь описать своими воспоминаниями то, что нам всем так дорого, что нас так связывает, и что нас соединило сегодня на восьмом общекадетском съезде.

Итак, я приглашаю всех дорогих Княжеконстантиновцев вернуться мысленно в родные стены и еще раз пережить с героем моих воспоминаний то, что пережили многие из нас, впервые попав в них.

Я надеюсь, что всем остальным братьям-кадетам, как и нашим дорогим гостям, это будет не менее интересно, и послужит хотя бы очень маленькой иллюстрацией к тому: что такое был наш славный Первый Русский Великого Князя Константиновича Кадетский Корпус.

С глубоким уважением, и истинной братской любовью, близким и родным моему сердцу Татьяне Александровне и Борису Евгеньевичу Плотниковым посвящаю я свой рассказ.

 

Вася Орлов.

10-ое сентября, 8 часов утра. Станция Белград – Дунай. На вокзале всюду слышится русская речь. Человек около ста взрослых провожают своих детей, внуков или племянников, уезжающих в Белую Церковь в первый класс Кадетского Корпуса. До отхода поезда осталось еще десять минут и русская речь моментами заглушается ревом детишек впервые отрываемых от родителей. Вася Орлов стоит со своими родителями и слушает наставления отца:, пока мать бесполезно пытается остановить свои слезы. «Будь хорошим товарищем, слушай начальство, учись и пиши», говорит отец. «Хорошо тебе», думает про себя Вася, «ты остаешься с мамой, а я где-то далеко, далеко, сам, беззащитный, где каждый может обидеть и ии…» Вася начинает плакать безутешно и безнадежно. Валерианка, которую они утром принимали с мамой, в подобных случаях видимо не действует. Первый звонок. Рев усиливается вдвое. Повсюду происходит одно и тоже. Родители крестят своих детей, целуют и усаживают их в отдельный вагон, куда малыши лезут, как на заклание. Ко второму звонку все окна вагона заполнены детскими мордочками зареванными и вспухшими. На перроне остаются только провожающие родственники с платками наготове. Третий звонок, поезд медленно двигается. Крестят отходящий поезд родители, даже наиболее крепкие из детишек не в силах удержать слез. Что же будет впереди? http://www.ruscadet.ru/library/01-books/skvortcov/cadets.jpg

Вася забился в угол вагона, уткнулся мордочкой в повешенное на крючок пальто и всхлипывает одиноко, как сирота обиженный и никому ненужный. «Не любят, не любят они меня», думает про своих родителей Вася. Невольно вспоминает он все ужасы, которые рассказывал ему про корпус Петя-гимназист»: стригут как баранов, кормят порченными продуктами, старшие избивают малышей, а воспитатели озлобленные старики, которые только и знают, что ставят малышей на какой-то штраф. С горя и обиды Вася полез под сидение и достал корзину полную съестных припасов, по содержимому которой можно было подумать, что Васина мама тоже верила рассказам Пети-гимназиста. Достав себе яблоко, и предложив второе сидящему напротив товарищу по несчастью, который все еще платком усиленно тер упрямо слезящиеся глаза, Вася уставился в окно и смотрел на мелькающие телеграфные столбы безразличным взглядом. Дорога была без особенных потрясений и какое-то тупое оцепенение охватило все детское существо. Сознание собственного бессилия заменило чувство обиды, но все же сердце сжималось при мыслях о доме и о той неизвестности, что была впереди. Так в сомнениях и размышлениях, прерываемых подкреплениями из маленькой корзинки, и прошла, в общем, вся дорога. Но вот проехали Красную Церковь и вскоре поезд остановился. «Бела Црква» прочел Вася название станции. Еще раз сильно сжалось сердце и, взяв свой чемоданчик и корзинку, Вася вышел вслед за другими из вагона. На перроне приехавших встретил какой-то пожилой господин в форме с золотыми погонами. «Строиться» – услышал первый раз в жизни Вася. Каких-то два больших кадета в формах расставляли мальчиков в известном порядке так, что когда вся процедура была закончена, то оказалось два ряда. «На пра-во», услышал Вася и повернулся; кое-кто из мальчиков почему-то оказался лицом к Васе, и опять двое взрослых кадета ходили по рядам и поворачивали кого следует. Один из них при этом почему-то приговаривал: «Эх ты, сено-солома». «Шагом марш!» От вокзала прошли два квартала вправо и повернули налево. С прfвой стороны Вася увидел три больших здания. Среднее из них было больше крайних и было желтоватого цвета. Когда подошли вплотную к нему, Вася прочел на фронтоне «Первый Русский Кадетский Корпус». Разделяли слова Русский и Кадетский большие две буквы К под короной. Прошли через швейцарскую. Швейцар Григорий стоял у входа и смотрел с улыбкой на своих будущих друзей и мучителей, вероятно пытаясь определить кто в какой категории окажется. Поднимаясь по лестнице, на первой площадке, Вася прочел «Помните чье имя носите». Под надписью было нарисовано в красках какое-то красивое здание. Проходя через маленький кусочек коридора на первом этаже, Вася прочел «Полоцкий коридор». Поднялись наверх на 2-й этаж, повернули налево в широко открытые двери и вошли в «Одесский коридор». Остановились и наконец-то можно было поставить на пол чемоданы. Подошел тот самый пожилой господин в форме, который встречал детей на вокзале и сказал: «Я ваш воспитатель, чин мой подполковник, фамилия Левицкий. По всем вопросам обращайтесь ко мне и к моим двум помощникам, которые будут проводить с вами все свободное от занятий время. Дальше воспитатель проверил по списку приехавших, и всех повели в спальню. На железной табличке над одной из кроватей Вася прочел – В. Орлов. В ногах кровати стояла табуретка, на которой было сказано поставить чемодан. Дальше все шло как в калейдоскопе, одно за другим сменялось так скоро, что Вася даже не успевал определить хорошо это или нет. Отвели к доктору на медицинский осмотр, искупали в бане и выдали форму, отобрав решительно все штатское. Полученное белье оказалось Васе совсем не по росту. Кальсоны достигали до подмышек, а рубаха прикрывала колени. Орлов оказался далеко не единственным в подобном положении, у некоторых мальчиков картина была обратного характера, белье оказалось слишком тесным. Всю эту группу повели в цейхгауз, где каптенармус, старый вахмистр с большими усами, с недовольным видом обменивал неудачные смены. Тут же примеряли и ботинки. В четыре часа напоили мало сладким чаем с большим куском белого хлеба без масла и вернули в роту. И всегда и всюду строем. Когда в роте остановились, помощники воспитателя выровняли строй, поставив тех кто повыше на правую сторону, а дальше влево по росту. Помощник воспитателя предупредил, что сейчас придет командир роты ген. штаба полковник Ивановский, и научил как надо здороваться. Звеня шпорами из глубины коридора к строю подходил командир роты. »Смирно» скомандовал воспитатель, «равнение направо». Воспитатель размеренными шагами прошел навстречу к командиру роты и что-то такое ему говорил держа руку под козырек. Ротный остановился посередине строя и Вася увидел еще одного своего начальника. «Здорово, орлы» ласково с улыбкой поздоровался командир. «Здравия желаем господин полковник» нестройно пискливыми голосами ответил, заранее подготовленный старшими кадетами, строй. Ротный поговорил о чем-то с воспитателем и старшими кадетами, и стал осматривать пополнение. «Это что еще за парикмахеры?» »обратился ротный к помощникам воспитателя уже менее ласковым голосом, и указывая пальцем на нескольких малышей, добавил – «постричь немедленно!»

Старшие кадеты вывели немедленно из строя нескольких, в том числе и нашего героя. Еще перед отъездом отец хотел постричь его наголо по уставу, но мать отговорила отца, уверяя, что если Васеньке сделать прическу, но аккуратную, то его не заставят стричься. Для этого мама сама сводила Васю в какую-то дамскую парикмахерскую, где знакомая парикмахерша сделала Васе прическу скромную и аккуратную. Мать дала хорошо на чай, и успокоила сына, что он у мамы не будет ходить арестантом. Одного мама не учла: ротный был других взглядов. «Веди их к Козорезу, пусть их приведет в христианский вид», приказал ротный. От этих слов Орлов чуть не заплакал и вспомнил Петю-гимназиста, «стригут как баранов, ну как коз, какая разница?» Прошли в спальню второго класса, где какой-то кадет постарше стриг кадета сидящего на перевернутом сорном ящике. «Козорез», обратился к стригущему старший кадет, «вот тебе еще пятерка». Так напугавшее слово Козорез оказалось фамилией кадета второго класса, который умел стричь и был уже в корпусе, так как держал переэкзаменовку. Вася облегченно вздохнул и через несколько минут расстался с маминой скромной и аккуратной прической. Все деньги, перочинные ножички, цепочки, кошельки и ручные часы, все это было забрано воспитателем и записано книжку-тетрадь, где была уже страница для каждого первоклассника. Вскоре был первый ужин вдали от родных. Добрая половина этого ужина досталась тому же Козорезу, который сидел старшим за столом. Смертная тоска охватила Орлова и не плакал он лишь потому, что никто не плакал. Все окружение было очень смирно и вероятно настроено также как и Вася. После ужина была поверка, молитва, и наконец ложились спать. Умывшись холодной водой, почистив зубы и получив разрешение от помощника воспитателя ложиться, Вася пошел в спальню. На твердых досках соломенный туго набитый матрац, с которого малыши в первую ночь без конца сваливались на пол, две простыни, подушка с наволочкой и одно шерстяное солдатское одеяло – вот и вся роскошь кадетской кровати. Да еще ее железный остов.

В половине девятого потушили свет и наступила первая ночь в новой обстановке, первая ночь в корпусе. Всем было сказано лечь на правый бок, левая рука на одеяле, правая под щеку. Даже как спать приказывают, думал про себя Орлов, ясно понимая, что Петя-гимназист был во многом прав. Когда все начальство ушло, Вася забрался с головой под одеяло, так чтобы его никто не видел и не слышал, и помолившись Богу о том, чтобы мама взяла его домой, горько, горько заплакал, всхлипывая до тех пор, пока как убитый не заснул,.

В шесть часов утра подъем, а затем день полный всяких приготовлений к новой жизни. Первый класс повели в «Киевский коридор», где находились классы. Воспитатель показал каждому его место и раздал учебники и тетради. В этот день съезжались остальные классы второй роты. В тот год в корпусе было только две роты. Первая рота должна была приехать завтра. Быстро пролетели первые два дня в пригонке обмундирования, фуражек, в беседах с воспитателем и старшими кадетами, и первыми строевыми занятиями. От воспитателя младшие узнали, что носить погоны может лишь тот, кто их будет носить с честью, и что далеко не все имеют счастье на своих погонах носить имя Великого князя. «Помните чье имя носите», повторял воспитатель уже знакомую Орлову фразу. В эти же первые дни Орлов узнал, что первая рота, т.е. 6-ой, 7-ой и 8-ой классы, именуется Ротой Его Высочества, что кадеты 8-го класса величаются старшими кадетами, и что следует уважать каждого кадета старше себя по выпуску, а также и всех своих одноклассников. С приездом старших классов Корпус превратился в кипучий улей. Повсюду шум, смех, во все стороны снуют кадеты разных классов, все чем-то заняты и у всех деловитый вид. За очень маленьким исключением все стали на класс старше, и все разговоры ведутся о том, какой преподаватель будет что преподавать, какие изменения в в воспитательском составе, кто с кем будет сидеть на парте итд., итд. И все это происходит как-то живо и радостно. Васе не понятна такая радость, но как-то, не отдавая себе отчета, постепенно он сам начинает интересоваться некоторыми вопросами, и делиться впечатлениями и новостями со своим одноклассниками. К вечеру второго дня он уже знает о том, кто будет фельдфебелем, хотя еще и не совсем точно понимает это слово. Он знает когда корпус пойдет на кладбище. Знает что нужно знать, чтобы сдать строевой экзамен, чтобы иметь право ходить в отпуск. Ему известно, что в этом году будет «зверская девятка», и что в таком-то классе назначили такого воспитателя, что всем будет «малина» и еще целый ряд страшно важных новостей, в которых он не может еще разобраться сам, но все же чувствует их важность. Какой-то кадет, ростом ниже Васи нес по коридору туго набитый матрац и зычно крикнул ему «посторонись малец»! Вася отскочил не раздумывая и даже не почувствовал ничего странного. Среди однокашников он уже нашел себе товарищей и уже не так тоскливо на душе, хотя настроение его еще и нельзя назвать спокойным. Буря еще не успокоилась, но на горизонте уже показываются первые лучи теплого корпусного солнышка.

На третий день в воскресение корпус в полном составе был в корпусной церкви. Большой зал корпуса, который служил и церковью, был переполнен. Стройные ряды кадет, а за ними преподавательский и воспитательский состав, ожидали начала Богослужения. Сзади послышались шаги и Орлов увидел как вперед прошел Директор Корпуса. Вслед за ним, на расстоянии трех-четырех шагов, шел в ногу с директором стройный высокий кадет. Вася уже знал, что это дежурный по корпусу. Началась служба, но новая обстановка отвлекла Васю от молитвы. По стенам висели портреты Монархов Российских, Великих князей и полководцев. Особенно поразил Орлова портрет Петра Великого: больше человеческого роста, во весь простенок между окнами. Над клиросами с обеих сторон висели мраморные доски с надписями: "Упокой, Господи, души усопших раб Твоих". Дальше столбиками следовали год, фамилия, имя и выпуск усопших кадет. Ближе к середине зала висели мраморные доски с другими надписями: «Окончившие корпус отличными, и опять выпуск, фамилия и имя. Зал разделялся несколькими арками. Еще при входе Вася обратил внимание, что каждая из них имела на себе надпись. Эти надписи запомнились на всю жизнь.

«Не в силе Бог, а в правде», «Только та страна и сильна, которая свято чтит заветы родной старины», «Один в поле, и тот воин», «Рассеяны, но не расторгнуты», «Храбрым бессмертие».

Стоять смирно в течение всей службы оказалось довольно утомительным, и Вася почувствовал какую-то слабость под коленями. После литургии был отслужен молебен перед началом учебного года. Приложились к кресту и стали на свои места. Несколько кадет церковников с молниеносной быстротой скатили малиновый ковер разделявший церковь на правую и левую стороны, унесли и поставили перед алтарем все аналои, подсвечники, хоругви и загородочки для клиросов. Также быстро алтарь стал исчезать, загораживаемый отдельными досками, из которых получилась сплошная стена, на которой был изображен Московский Кремль. Директор Корпуса повернулся к строю: "Здравствуйте кадеты!", «Здравия желаем ваше превосходительство» прогремел ответ всего Корпуса. Слабость в ногах Орлова от такого ответа моментально исчезла и какая-то мелкая дрожь рассыпалась по всему телу. «Поздравляю вас с прибытием в стены родного корпуса». «Покорно благодарим Ваше Превосходительство!» прогремел ответ еще более радостный чем первый. Орлов не разделял общей радости, но не мог отрицать присутствия ее вокруг себя. После короткой речи директора, законченной здравицей за родной корпус, неслыханный до сих пор крик «Ура» из трехсот молодых глоток, словно взрыв пронзил уши Орлова; и он, захваченный общим настроением, впервые в жизни кричал со всеми вместе «Ура» всему тому, чего он так боялся, чего так не хотел, и что в последствии стало самым светлым, самым родным понятием на всю жизнь.
  1   2   3   4

Похожие:

Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова iconВыступление министра на I съезде учителей математики
Выступление министра образования и науки республики казахстан б. Т. Жумагулова на I съезде учителей математики республики казахстан...
Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова iconВыступление Президента Республики Казахстан Н. А. Назарбаева на 13 съезде ндп "Нур Отан"

Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова iconҚұрметті «нұротандықтар»! Қадірменді съезд қонақтары!
Индустриально-технологическое развитие Казахстана ради нашего будущего – выступление Президента рк на XII внеочередном съезде ндп...
Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова iconИндустриально-технологическое развитие казахстана ради нашего будущего
Выступление Президента рк, Председателя ндп «Hyp Отан» Нурсултана Назарбаева на внеочередном XII съезде партии. 15 мая 2009 года
Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова iconВыступление Президента Республики Казахстан, Председателя ндп «Нур Отан» Н. А. Назарбаева на XIV съезде партии
«Нұр-Отан» партиясының ХІV съезі біз үшін мерейлі меже ел Тәуелсіздігінің 20 жылдығы мерекесі қарсаңында өтуде
Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова iconУведомление об итогах выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг Открытое акционерное общество «Калужский завод «Ремпутьмаш»
Два миллиарда триста миллионов) рублей со сроком погашения в 1 820-й (Одна тысяча восемьсот двадцатый) день с даты начала размещения...
Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова iconМихаил Михайлович Осоргин. Биографические очерки Герасима Григорьевича, Михаила Герасимовича и Михаила Михайловича Осоргиных. [После 1914]. Автограф. 13 л. Ор ргб, ф. 215 Осоргины, картон III, №1

Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова icon«Сидение царя Михаила Федоровича с боярами в его государевой комнате»
...
Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова iconРосинтер ресторантс холдинг
Государственный регистрационный номер выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг
Выступление на 8-м общекадетском съезде вице-фельдфебеля 26-го выпуска Михаила М. Скворцова iconПеречень крупных и средних промышленных предприятий Южно-Казахстанской области
Тоо «ПетроКазахстан Ойл Продактс» вице- президент: по производству Цзян Ши вице- президент: по коммерции Акишев А. Н
Разместите кнопку на своём сайте:
kk.convdocs.org



База данных защищена авторским правом ©kk.convdocs.org 2012-2019
обратиться к администрации
kk.convdocs.org
Главная страница